Бронированные автомобили пользуются спросом в Москве, Санкт-Петербурге и на юге России

Ежегодно в мире продается около 20000 автомобилей скрытого бронирования – легковых и SUV, подсчитал Михаил Бычков, директор и совладелец российской компании «Армортех». Российский рынок по сравнению с этой цифрой выглядит карликовым – примерно 500 авто в год
В 1998 г. бронированный Mercedes-Benz спас жизнь президенту Грузии Эдуарду Шеварднадзе во время покушения
STR / Reuters

Глобальный кризис 2008–2009 гг. и нынешние проблемы в Европе не изменили емкость мирового рынка. А вот российский сократился примерно в два раза и с тех пор сохраняется на этом уровне, указывает эксперт: около 40% продаж приходится на Москву и Санкт-Петербург, четверть – на южные регионы. С оценками емкости мирового и российского рынка соглашается и представитель одной из компаний «большой немецкой тройки». Точный объем очень сложно посчитать, учитывая присутствие многочисленных компаний, занимающихся послезаводским (навесным) бронированием тех или иных серийных автомобилей.

Гроссмейстерский уровень производителей броневиков – 300–350 машин в год, указывает Бычков из «Армортеха» (его компания торгует бронемашинами зарубежных производителей и занимается послезаводским бронированием). В сегментах Е и F (бизнес- и представительский класс) лидирует «большая тройка» – Mercedes-Benz, BMW и Audi, в сегменте SUV – Toyota, прежде всего Land Cruiser, отмечает Бычков. Среди крупных независимых зарубежных производителей броневиков – чешская SVOS, немецкая Stoof International и ряд других. Бронирование автомобилей – и заводское, и навесное – выполняется в режиме ручной сборки, поэтому на изготовление каждой такой машины уходит несколько месяцев, говорит Бычков.

На глобальном рынке в сегменте премиальных легковых бронеавтомобилей лидирует Mercedes, на втором месте BMW, на третьем – Audi, говорит представитель одной из немецких компаний.

Mercedes выпускает несколько моделей – S600 Guard, S600 Pullman Guard, G500 Guard, E350 Guard и Е500 Guard (Е-классы в Россию не поставляются). Сборка автомобилей со спецзащитой осуществляется специальным подразделением концерна на заводе в Зиндельфингене, G-классов – в Граце, рассказывает начальник отдела департамента маркетинга и корпоративной коммуникации «Мерседес-Бенц рус» Андрей Родионов. Финансовые показатели этого направления он не раскрывает.

BMW выпускает несколько бронированных моделей: заводской седан BMW 7-й серии High Security и две модели кроссоверов – BMWX5 Security и BMWX5 Security Plus.

Audi сейчас самостоятельно выпускает одну бронированную модель – A8LSecurity, процесс ее производства длится около шести месяцев, говорит Сербина (ранее компания также выпускала бронеавтомобили на базе A6, Q7 и A8). Эта модель была разработана с учетом возможностей бронирования, производство осуществляется на специализированном предприятии в Германии, входящем в структуру Audi. Модель, как и ее конкуренты из «большой тройки», имеет спецзащиту на уровне VR7-VR9: например, заднее стекло выдерживает попадание бронебойно-зажигательными пулями из снайперской винтовки Драгунова, а днище способно защитить от взрыва ручных гранат.

Общие объемы выпуска бронированных Audi Сербина не раскрывает, лишь уточняет, что мощность немецкого завода позволяет производить 1–2 броневика в неделю. У компании наиболее сильные позиции на европейском рынке: около 60% всех бронеавтомобилей, продающихся в Германии, приходится на долю Audi, рассказывает Сербина. Среди клиентов компании – канцлер Германии Ангела Меркель (A8LSecurity разрабатывалась в сотрудничестве со спецслужбами). В России цены на AudiA8L Security (появилась на местном рынке весной 2012 г.) стартуют с 23,9 млн руб.

«Производство бронированных машин – это скорее имиджевый проект для Audi, – поясняет Сербина, – существенной роли в прибыли компании оно не играет».

В отличие от «большой немецкой тройки» Toyota сама не производит бронированные автомобили. Российская «дочка» японского автоконцерна – «Тойота мотор» не импортирует бронированные автомобили Toyota и Lexus в Россию и не сотрудничает с иностранными и российскими компаниями, которые занимаются производством бронированных автомобилей, поясняет старший специалист по корпоративным коммуникациям «Тойота мотор» Евгения Тетерина. «Насколько мы знаем, в России работает ряд компаний, которые приобретают автомобили у официальных дилеров, вносят необходимые изменения в конструкцию автомобиля и самостоятельно получают одобрение типа транспортного средства», – отмечает она. Наибольшей популярностью у клиентов этих компаний пользуются бронированные автомобили на базе моделей Toyota Land Cruiser200, LexusLS, LexusLX570, добавляет Тетерина.

Для российских компаний (среди них ПП «Техника», «Русский стиль – автоМ» и др.) бронирование легковых автомобилей – это дополнительный бизнес, основной связан с выпуском инкассаторских машин, рассказывает Бычков. Металл, как правило, закупается за рубежом, стекла в том числе и в России, говорит он. В принципе, сделать бронированной можно любую серийную модель, главное, чтобы она выдержала неминуемое увеличение веса, указывает директор «Армортеха»: спецзащита может весить до 1,5 т. К примеру, масса заводского броневика G500 Guard при полной нагрузке составляет 4,3 т, Audi – 4,2 т.

Послезаводское бронирование машин в сегменте SUV обходится заказчику примерно в $100000–200000 (сверх цены самого автомобиля), лимузина – в 1,5 раза больше, указывает Бычков.

Спрос на автомобили со спецзащитой растет, прежде всего в странах Латинской Америки, в Южной Африке и на юге Европы, отмечает Родионов из Mercedes-Benz: в этих регионах большинство клиентов решается на приобретение автомобилей со спецзащитой высокой категории (VR4). В Центральной Европе и странах бывшего Советского Союза, напротив, предпочитают броневики со спецзащитой высшей категории (VR6/VR7), указывает он. Другими важными для Mercedes рынками для сбыта автомобилей со спецзащитой являются Ближний и Средний Восток, а также страны Азии.

Основной объем заказов для зарубежных производителей бронированных автомобилей поступает от правительственных структур и международных организаций, которые в том числе заинтересованы в безопасности гражданских специалистов, работающих в горячих регионах, прежде всего на Ближнем Востоке, отмечает Бычков. Катализатором выступила война в Ираке в 2003 г., отмечает он. При этом есть определенные требования к поставщикам, в частности, на складе должно находиться 10–20 готовых броневиков, добавляет Бычков. Это отсекает случайную публику, замечает он.

На Латинскую Америку приходится до половины мировых продаж бронированных легковых автомобилей и этот объем вряд ли сократится, рассказывает Бычков. Российский же рынок броневиков в ближайшие пять лет останется таким же или будет постепенно снижаться, прогнозирует он.

Бронированные легковые автомобили – как правило, машины со скрытой защитой, их легко принять за обычные машины, отмечает Бычков. Это играет важную роль в защите от нападении, но есть и оборотная сторона медали: приходится жертвовать внутренним пространством и комфортом пассажиров, отмечает он. Поэтому компании стараются использовать для выпуска бронеавтомобилей удлиненные версии своих машин. К примеру, в основе заводского броневика Audi – удлиненная версия А8 (5,27 м). На Московском международном автосалоне в августе бронированную версию своего флагманского автомобиля показала Hyundai – Equus Limousine Security (5,46 м). Она была разработана совместно с Stoof-International, уже выпущено 15 автомобилей (на одном из них ездит президент Южной Кореи). Автомобиль может появиться на российском рынке в марте-апреле 2013 г. и будет стоить до 20 млн руб. в сравнении с 24–27 млн руб. моделей «большой тройки», отмечает Бычков.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать