Subaru Outback: Вкус победы

Как новое поколение японского универсала чувствовало себя в грязевой ванне в Подмосковье
Subaru Outback
Кирилл Тищенко для «Ведомостей»

В Subaru считают, что именно они своим Outback дали жизнь отдельному классу универсалов повышенной проходимости: первый пятидверный Legacy с увеличенным клиренсом и в пластиковых доспехах появился в далеком 1995 г., когда еще не было ни Audi Allroad, ни Volvo Cross Country. Но в новом поколении, пятом по счету, сложно признать универсал. С какого ракурса ни взгляни – типичный современный кроссовер, которыми забита любая московская парковка. Внешность среднестатистическая, если не считать «соколиных глаз» – прожекторов ближнего света, глядящих из-под красиво очерченных светодиодных век.

В салоне же все по-легковому, отделка и материалы на уровне японских и корейских седанов бизнес-класса. Дизайн центральной консоли по сравнению с машиной предыдущего поколения сильно упрощен: вместо граненого лика робота-трансфомера здесь плоский щит. Темно-серый рифленый алюминий, придававший лоск салону машины уходящего поколения, теперь украшает только небольшую поверхность вокруг селектора КПП. Менеджер по планированию проекта Outback Шоичира Кезука, которого я спросил, зачем этот симпатичный материал заменили «попсовым» посеребренным и черным глянцевым пластиком, только пожал плечами: нашим клиентам так нравится. Вы, говорит он, не сравнивайте, а лучше все пощупайте: пластик на передней панели податливый, толще стали мягкие накладки на подлокотниках. А вариантов подсветки приборов у нас аж десять!

Сами приборы с ярко светящимися пестрыми ободками вокруг шкал и мелкой оцифровкой вряд ли можно назвать примером удачного обновления – раньше были аккуратные риски белого цвета и крупные цифры. Зато нет претензий к мягким, но удобным креслам и ухватистой маленькой баранке, которая, словно по ошибке, попала сюда из кокпита спорткара. Массивные педали с перфорированными накладками по усилию что два перышка. При этом даже легкое нажатие на тормоз вызывает мощное замедление и уважение к останавливающим автомобиль механизмам. Педаль акселератора, увы, столь ярких ощущений доставить не в состоянии – пусть под капотом плоской плитой лежит редкий для массовой машины «оппозитник» объемом 2,5 л, с него «сняли» достаточно скромные 177 л. с. Чтобы набрать 100 км/ч, уходит больше 10 с. В спортивном режиме вариатор Lineartronic успешно имитирует 6-ступенчатый автомат (к тому же у него есть гидротрансформатор для движения накатом и в пробках «ползком»), позволяя двигателю набирать 5500 оборотов и не давая им упасть ниже 2000. Но своеобразный характер работы этой трансмиссии все же проявляется при резких нажатиях на газ: носком ноги словно оттягиваешь резинку, которая после заминки уносит автомобиль вперед.

Несмотря на обыденную динамику, управлять «Аутбэком» интересно: на какой еще машине встретишь вариатор, двигатель-боксер и постоянный полный привод, да еще все это – на высоте больше 20 см над землей? Благодаря низкому центру тяжести и достаточно «острому» рулю, Outback неожиданно стремительно меняет курс вслед за отклонениями баранки. После входа в вираж система управления вектором тяги притормаживает внутреннее колесо, позволяя дополнительному моменту на внешних активнее развернуть автомобиль вокруг оси поворота. В целом ощущения совершенно «легковые», и только легкая раскачка кузова на неровностях напоминает о двойном предназначении модели. Причем под неровностями следует понимать дорожные опухоли и шрамы любых масштабов и конфигураций. На двухполосном шоссе в подмосковном лесу нам попалась ничем не огороженная «шахматная доска» из аккуратно вырезанных кусков асфальта глубиной сантиметров десять-пятнадцать – средство то ли для успокоения трафика, то ли контроля над популяцией. Outback успешно расправился с этим российским ноу-хау, отметив каждую яму только приглушенными шлепками 18-дюймовых колес.

После этого инцидента мы уже готовы были вернуть Outback с чувством выполненного долга и заготовленными комплиментами по поводу удачного баланса между управляемостью и комфортом подвески. Но ответственные японцы посчитали, что автомобиль, чье имя буквально можно перевести как «глушь», обязан съехать с асфальта. И мы, предусмотрительно натянув резиновые сапоги, выкатились на летних шинах на одну из тех фантомных грунтовых дорог в окрестностях Рузского водохранилища, что появляются в маршрутах только у местных жителей и только в определенную погоду.

Машины бодро перекатывались через кочки, порой отталкиваясь – как казалось и как было на самом деле – только одним колесом. В симметричной системе полного привода Subaru Outback (SAWD, которую называют так, потому что двигатель и основные компоненты системы расположены симметрично относительно продольной оси автомобиля) момент по умолчанию делится между передней и задней осями в соотношении 60/40. При необходимости многодисковая муфта (межосевой дифференциал) может увеличивать передачу момента на заднюю ось до 50%. В случае вывешивания или пробуксовки колес срабатывает электронная имитация блокировки дифференциалов – вращающееся свободно колесо «прикусывается» тормозами. То есть даже при пробуксовке трех колес на четвертое поступает до половины тяги мотора, чего достаточно, чтобы машина двигалась вперед. Внедорожный режим X-Mode – новый для Outback – меняет алгоритмы работы системы полного привода, электронной педали газа и вариатора, обеспечивая более плавную подачу тяги и более быстрое срабатывание блокировок колес в условиях недостатка сцепления с поверхностью.

Кульминацией «экспедиции» стало преодоление участка с жидкой грязью: посреди поля с сухостоем словно сошел селевой поток, в который машины погружались «по пузо». Проходить участок полагалось «прибавив газку» – сложно сказать, ехал в этот момент наш «Аутбэк» или плыл, но мы медленно двигались вперед, отталкиваясь от кочек быстро вращающимися колесами, как рафтеры веслами – от речных бурунов. Отпусти газ, развернись боком – и глина моментально начинает засасывать, как зыбучий песок. В какой-то момент поле с потоками грязи и разбросанными там и сям застрявшими «Аутбэками» грозило превратиться в эпическое полотно о могуществе русской природы  «Весна. «Субару» засели». Но обошлось – все друг друга выдернули, сапоги очень пригодились.

Самым же незабываемым зрелищем стоит признать принявший грязевую ванну автомобиль с распахнутыми дверями. Облепленный жирным слоем глины «Аутбэк» со сладко пахнущим салоном из светлой кожи являл собой метафору о русском человеке, за границами комфортного личного пространства которого начинаются разруха и безысходность, на которые он предпочитает не обращать внимания.

За ужином впервые побывавший в России испытатель Екио Сузуки, округлив по мере возможности глаза, со смесью восторга и ужаса говорил, что никогда в жизни он не представлял, что вот это можно называть дорогами. И что теперь он проникся еще большим уважением к Subaru. Мы тоже прониклись, согласно кивали головами и поднимали бокалы со кисло-сладким тосканским «кьянти», хотя и немного тоскливо было на душе от того, что нам приходится побеждать свои же дороги с помощью японского автомобиля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать