Jaguar XE: на мягких лапах

Как новый компактный седан играл в «кошки-мышки» с испанскими дорогами
В движении новый Jaguar XE ни на секунду не дает забыть о своей породе, эволюционировавшей десятилетиями под заботливым присмотром опытных британских инженеров
Кирилл Тищенко / для «Ведомостей»

Чрезвычайно хмурого вида человек в форме резко взмахивает перед носом нашего седана жезлом, отправляя на обочину. Там уже жмутся друг к другу стайкой испуганных котят десяток одинаковых Jaguar XE. Что случилось? Среди полицейских маленького горного городка в Стране Басков наконец находится один, способный сформулировать претензию на английском: «Нам звонят люди, говорят, вы слишком громко и быстро ездите».

Громко может ездить только самая мощная версия XE – S с 340-сильным V6. А вот ехать медленно, это правда, не умеет ни один Jaguar XE. Самый компактный автомобиль марки быстр даже с дизелем и на «ручке». Именно с такой версии началось наше знакомство с машиной, хотя механическая трансмиссия едва не испортила первое впечатление от седана: после запуска двигателя по рычагу переключения пошли мощные вибрации, пронзавшие руку до плеча, а педаль сцепления оказалась тугой и длинноходной. Зато стоит дизелю из нового семейства Ingenium раскрутиться до 2000 оборотов – и автомобиль, словно потеряв массу, неудержимо несется вперед. В конструкции кузова алюминий составляет 70%, и пусть реальный выигрыш в весе по сравнению с конкурентами оказался небольшим – около 20 кг, Jaguar XE словно сам уверовал в мантру «легкий и прочный», которую повторяют инженеры компании. Наименее мощный мотор (из опробованных нами) выдавал 180 л. с., но настройки и возможности шасси нового британского седана таковы, что в нем трудно ехать медленнее 100 км/ч и под капотом всегда чудятся лишние полсотни «лошадок».

Восьмиступенчатый «автомат» ZF в следующей машине развязал руки и позволил тщательнее присмотреться к салону. Интерьер современного Jaguar – это не классическая британская гостиная с деревянными панелями, а скорее минималистичная скандинавская студия с разбросанными там и сям вещицами от современных дизайнеров. Некоторые хочется взять и унести домой, например циферблат тахометра с огромными, сочно прорисованными цифрами, или кресла, из которых можно не вылазить сутками. Но есть и промахи: скульптурно изогнутые панели дверей почему-то оставили без нормальных ручек, обойдясь простецкими пластиковыми кармашками. Мультимедийная система с нарядным интерфейсом на 8-дюймовом экране выполняет команды с паузами, а за девушку, озвучивающую подсказки навигатора, порой краснеешь: ну где ее научили такому выговору – «килОметры»?

И все же в движении Jaguar XE ни на секунду не дает забыть о своей породе, эволюционировавшей десятилетиями под заботливым присмотром опытных инженеров. Подвеска с двойными поперечными рычагами спереди и многорычажной конструкцией сзади настроена так, как не встретишь ни на одном другом автомобиле: кузов будто и впрямь несут мощные лапы, цепляющиеся за любое покрытие и мягко пружинящие на неровностях. Jaguar XE способен невозмутимо проглотить на скорости «лежачего полицейского», а потом без кренов и драмы пройти поворот с такой боковой перегрузкой, что водителя расплющивает о край сидения. И чем выше скорость, тем легче и плавнее бежит Jaguar, тем меньше зуда проникает в салон от дорожной мелочи. К тому же с «автоматом» 180-сильный дизель раскрылся во всей красе: напористо разгонял автомобиль с любой скорости, а на высших передачах «засыпал», радуя тишиной.

Не меньше комплиментов досталось рулевому управлению, в котором британцы впервые использовали электроусилитель. Даже когда горный серпантин начинал напоминать кардиограмму, маленькая баранка ни разу не дала повода задуматься о том, что происходит с передними колесами. Мягкое, «органическое» усилие на руле и моментальные реакции на его отклонения дополнили образ «живого» автомобиля и заставили вспомнить поездки на Porsche. В алгоритмах работы усилителя учтена даже температура окружающей среды, способная повлиять на жесткость шин и амортизаторов. Разворачивать автомобиль вокруг оси в поворотах помогает еще система управления вектором тяги, притормаживающая внутреннее заднее колесо, – эта функция «зашита» во все Jaguar XE.

Убедившись в цельности ездового характера, начинаешь придирчивее оценивать внешность. Но главный дизайнер по экстерьеру Энтони Пит, до прихода в автоиндустрию занимавшийся яхтами, готов аргументированно защищать каждый квадратный дюйм своего детища. Не слишком ли, спрашиваю, простоваты задние фонари, делающие XE в виде сзади добродушным толстяком? Не смотрелась бы спортивнее и эффектнее оптика более узкой и сложной формы? «Возможно, – неожиданно легко соглашается Пит и тут же переходит в контратаку. – Но тогда бы пришлось переносить дефлекторы с фонарей на бампер, а это разрушило бы целостность образа. Мы намеренно использовали простые формы, которые визуально подводят взгляд к главному украшению этого ракурса машины – эмблеме и надписи Jaguar».

Одетый во все черное дизайнер неожиданно переходит на язык эротических образов: "Представьте себе красивую женщину с прекрасным телом. Ей не нужно какое-то сложное платье, и ей абсолютно достаточно одного браслета в качестве украшения. Все равно все первым делом будут обращать внимание на ее фигуру. Мы могли «задизайнить» эту машину вусмерть, но для нас было важнее придать ей правильные пропорции". В Jaguar оперируют тонкими материями и явно увлекаются нумерологией. Например, сложная форма задней стойки выявляется только при определенном освещении, когда на нее падает блик. "Обратите внимание на этот угол в фонаре, – показывает наманикюренным мизинцем Пит, – он составляет 26 градусов, это величина коэффициента лобового сопротивления автомобиля, самого низкого в истории марки».

Наш разговор с дизайнером прерывался то ревом, то почти формульным визгом компрессорных «шестерок» версии XE S: мы общались в боксе рядом с гоночной трассой «Наварра», куда журналистов привезли сделать несколько кругов под присмотром инструкторов. Самый быстрый XE (именно на таком несколькими часами раньше мы оказались в когтях баскской полиции) на трассе запомнился мощными и терпеливыми тормозами, а также интеллигентными реакциями на ошибки: корму заднеприводный седан забрасывал плавно, распускаясь в повороте красивым веером. На гражданских дорогах режим трансмиссии Sport лучше не использовать – педаль газа превращается в оголенный нерв, заставляющий Jaguar передвигаться дикими прыжками. Но это мы поняли быстро и волю "злой кошке" не давали, потому в конечном счете полицейским предъявить нам было нечего – даже в стерильной Европе громкий звук мотора и динамичную езду пока не записали в преступления.

«Промежуточный» бензиновый двигатель (2 л, 240 л. с., есть еще версия с 200 л. с.) так же легко разгоняет седан и быстро перемещает стрелку спидометра к 200 км/ч. Но у машин с бензиновыми «четверками» передняя часть на 30 кг легче, чем у дизельных версий, и на 130 кг – чем у модификации с V6. В поворотах и на неровностях кузов слегка покачивается. Но именно в таком автомобиле острее всего чувствуется фундаментально разный подход британских и немецких конструкторов к идеологии движения и удовольствию от вождения (по крайней мере, у тех марок, что называют главными конкурентами нового Jaguar). Вместо немецкой основательности и техническо-эргономического перфекционизма здесь – попытка создать одушевленного союзника, который не просто утюжит дороги с заданной водителем скоростью, а ведет с ними собственную игру в «кошки-мышки» (слова основателя Jaguar Уильями Лайонса о том, что автомобиль – наиболее близкое к живому существу творение человека, на презентации машины тоже прозвучали). Главное для покупателей нового Jaguar – смириться с некоторыми странностями интерьера, списав их на британскую эксцентричность, и не поддаваться на провокации своего нового питомца. Иначе их Jaguar будет слишком часто оказываться в лапах хмурых людей в форме.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать