Конкурент Tesla собрался на биржу

Производитель электромобилей Rivian может быть оценен в $50 млрд
Основатель, гендиректор Rivian Роберт «Ар-Джей» Скариндж /Patrick T. Fallon / Bloomberg via Getty Images

Про стартап по производству электромобилей Rivian мало кто слышал в первые 10 лет его существования. Это была осознанная политика его основателя Роберта Джозефа (он просит себя называть по инициалам – RJ, т. е. Ар-Джей) Скаринджа: объявить о себе публично, только когда все будет почти готово. В ноябре 2018 г. на автосалоне в Лос-Анджелесе больше всего разговоров вызвали не новинки известных автопроизводителей, а Rivian Automotive из штата Мичиган. К тому времени у компании уже был собственный завод в Иллинойсе и два подразделения в Калифорнии, поближе к Кремниевой долине.

R1T /Rivian

Стартап начал собирать предзаказы, и главным покупателем оказался в 2019 г. Amazon, пожелавший приобрести 100 000 фургонов на основе разработанного Rivian шасси (за специфическую форму его называют скейтбордом). Первые автомобили должны были быть отгружены клиентам в конце прошлого года, но пандемия и остановка производств внесли коррективы.

Amazon получил первые фургоны в этом месяце, покупателям остальных моделей начнут доставлять их летом. Rivian вовремя разглядела незанятую нишу и готовится войти в историю как первая компания, которая начала массовое производство пикапов на электротяге, отмечает Forbes. Rivian удалось привлечь более $8 млрд от инвесторов, из них более $5 млрд только за последний год. А в сентябре Rivian может провести IPO, исходя из оценки всего бизнеса в $50 млрд. Об этом написали Reuters, Bloomberg и другие деловые СМИ. Состояние 37-летнего Скаринджа, которому принадлежит около 20% акций, уже оценивается в $1 млрд. Если IPO пройдет по плану, то он станет в 10 раз богаче.

Детская мечта

Скариндж вырос во Флориде, неподалеку от мыса Канаверал. У его отца докторская степень по машиностроению и собственный бизнес, работающий на оборонку. Их сосед увлекался старыми автомобилями. Как только Скариндж подрос достаточно, чтобы держать в руках инструменты, он стал помогать ему возиться в гараже. Любимая машина Скаринджа – Porsche 356 Speedster. Однажды, чтобы восстановить одну такую модель – 1957 г., – они с соседом перебрали ее целиком. У Скаринджа с детства не было сомнений, чем он хочет заниматься. Рассказ о своей жизни журналу Autocar он начал так: «Как я основал собственную автокомпанию...»

Porsche Speedster /Wikimedia

Скариндж поступил в MIT и отправился защищать диссертацию в лабораторию Sloan Automotive Lab. Очень хороший, трудолюбивый и скромный был парень, пока дело не доходило до баскетбола. Не то чтобы он становился агрессивным, но очень увлекался соперничеством – так отзывался о нем его профессор Вэй Чен.

А еще Скариндж все свободное время пропадал в пеших и велопоходах и ездил на двухколесном транспорте на занятия даже зимой. Он и сейчас рекламирует свои машины в первую очередь как средство для активного отдыха. «Ничего не изменится в следующие 10, 100 или 1000 лет – люди так и будут стремиться исследовать новые места», – объяснял он журналу Autocar. Фургон для Amazon – транспорт для городских дорог, а вот другие две модели компании – внедорожник R1S и пикап R1T могут преодолевать броды до трех футов. «Есть ряд заблуждений <...> вроде того, что электромобиль не может съехать с дороги, не может залезть в грязь, не способен буксировать, а покупатели пикапов не хотят раскошеливаться на что-то экологичное, – говорил Скариндж The New York Times (NYT). – Это в корне неверно. Электрификация и технологии могут создать невероятно мощный пикап, которым приятно управлять».

Из походной молодости и его метафоры. Например, в объявлениях для соискателей работы Скариндж пишет, что работа в его компании меньше всего похожа на езду по асфальту, а больше всего – на штурм горного склона.

В лаборатории в MIT Скариндж и другие студенты искали способ, как увеличить мощность двигателя и снизить уровень выбросов. В итоге у него возник диссонанс, признавался он Business Insider: «Мучительно было осознавать, что я люблю то, что загрязняет воздух и создает всякие проблемы – от геополитических конфликтов [из-за нефти] до смога и изменения климата». Выходом для него стало создание электромобилей.

Метаморфозы стартапа

Получив в 2009 г. докторскую степень, Скариндж немедленно основал стартап. Это был, мягко говоря, странный поступок. За год до этого начался финансовый кризис, спрос на машины упал, General Motors и Chrysler стали банкротами. Но семья и друзья поверили в Скаринджа. Именно они предоставили первое финансирование, родители под это дело не только залезли в кубышку, но и взяли кредит.

R1S /Rivian

Стартап сменил несколько имен. Сначала он назывался Mainstream Motors Inc., так как часть капитала была инвестирована компанией отца Mainstream Engineering Corp. Потом его переименовали в Avera Motors, но южнокорейская Hyundai Motor пригрозила иском, так как это показалось ей слишком похожим на название ее седана Azera (в Россию поставлялся под именем Grandeur). В итоге Скариндж остановился на Rivian – анаграмме округа Индиан-Ривер, где он вырос.

Два с лишним года Скариндж и его небольшая команда в два десятка человек увлеченно работали над созданием родстера. В какой-то момент они, практически не отдыхая, дорабатывали проект четыре дня и четыре ночи подряд. Машина была почти готова. И в этот момент Скариндж решил положить все уже сделанное на дальнюю полку и начать новый проект – буквально с нуля. Идея родстера не выделяла стартап на рынке. Наоборот, было совершенно непонятно, почему стоит инвестировать в Rivian, а не Tesla, которая еще в 2006 г. презентовала Tesla Roadster, а в 2008 г. наладила его выпуск.

«К счастью, у меня такой характер, что я никогда не теряю уверенности в своих силах. Это совершенно не означает, что я всегда знаю, что дальше делать», – говорил Скариндж NYT. В конце 2011 г. он решил переориентировать компанию на свободную нишу: электрические внедорожники. С этой идеей он обратился к богатым саудовским инвесторам. На его счастье, Мохаммед Абдул Латиф Джамиль, наследник семейного бизнеса – Abdul Latif Jameel Company, тоже некогда учился в MIT. Рекомендации преподавателей оказалось достаточно, чтобы он согласился встретиться. В начале 2012 г. Rivian получила от него $5 млн. «Все основывалось прежде всего на доверии», – говорил Скариндж телеканалу BNN Bloomberg.

Надо заметить, что Rivian получила еще $3,5 млн от штата Флорида, где тогда была ее штаб-квартира. В том числе $1,5 млн от аэрокосмического агентства Space Florida. «Нам хотелось, чтобы они построили гигантский автомобильный завод на Космическом побережье, – объяснял BNN Bloomberg представитель агентства. – Но в итоге мы ожидаем, что разработанные ими технологии пригодятся для космической программы». Дело в том, что, решив переключить стартап с родстера на внедорожники, Скариндж перевез его поближе к сердцу автопромышленности, в Мичиган. Он, его будущая жена и те сотрудники, что согласились на переезд из Флориды, некоторое время все вместе жили и работали в арендованном доме в пригороде Детройта.

Стартап разрастался. В 2015 г. был открыт собственный исследовательский центр в Мичигане и штаб-квартира в этом же штате. В том же году компания начала работать над технологиями совместного использования и беспилотным управлением – ее автомобили полуавтономные. К концу 2016 г. в Rivian работало около сотни человек, через два года – 700, сейчас – более 2400. Компания активно переманивает профессионалов у других автопроизводителей. Из Harley-Davidson пришел Род Копс, из производителя электробусов Proterra – Мэтт Хортон, из Tesla – Чарли Мванги и Синди Никола, из Jeep – Джефф Хаммуд... «Это делается, чтобы в компании сложилась мозаика из людей с различным опытом», – объяснял Скариндж CNBC. Не всех, правда, удается удержать. Ветеран Ford Джеймс Морган и топ-менеджер Apple и Intel Майк Белл перешли в Rivian, но уже уволились.

Так выглядит «скейтборд» /Rivian

Скариндж человек семейный. У него трое детей, старшему – четыре года. Пять дней в неделю он живет на чемоданах, путешествуя между заводом, штаб-квартирой и филиалами своей компании. В пятницу вечером едет к семье в скромный дом с тремя спальнями в Калифорнии, а в воскресенье вечером снова садится на самолет в Мичиган. «Rivian – это минус 100% к семье», – шутил он в разговоре с NYT. Даже когда он дома, из-за рабочих дел на общение с близкими остается не больше 5% времени.

Машины стартапа

В 2017 г. Rivian начала тестирование прототипа, тогда же был приобретен автозавод в Иллинойсе. Построенный СП Mitsubishi и Chrysler завод и в лучшие времена выпускал в год до 200 000 Mitsubishi Gallant, Dodge Avenger и других моделей. Предприятие получило $250 млн госсубсидий, прославилось в том числе из-за скандала 1999 г., когда 450 работниц выступили с заявлением, что подвергались сексуальным домогательствам (компания выплатила им компенсацию в $34 млн). В конце концов производство на заводе было признано невыгодным, и в 2015 г. он был закрыт. А через два года, оценив количество оставшегося оборудования, Скариндж выложил за него $16 млн и добавил еще $750 млн в реконструкцию. «К середине десятилетия мы сможем производить 250 000 автомобилей в год», – уверял он (цитата по Forbes). Местные власти выделили заводу грант в $1 млн и $49,2 млн в виде налоговых льгот на 15 лет, взамен Rivian обещала создать к концу 2024 г. 1000 рабочих мест.

Скариндж – фанат контроля, писала NYT. Он вмешивается в решение всех вопросов вплоть до того, какими будут освещение и цвет плитки в туалетах на заводе. Возможно, поэтому у его стартапа ушло почти 10 лет с момента начала разработки до презентации прототипов. «До автосалона в Лос-Анджелесе [в 2018 г.] мир мало что знал о нас, – объяснял Скариндж на сайте MIT. – Мы как компания приняли решение вести себя тихо, пока <...> разрабатываем новые технологии». В интервью CNBC он добавлял: «Мы ценим смирение и позволяем действиям говорить громче, чем словам».

Представленные на автосалоне машины были уже третьим вариантом. От первоначальной разработки осталась только одна вещь – багажное отделение между задними дверьми и задними колесами – фишка пикапа Rivian, которой Скариндж очень гордится. По желанию клиента в нем можно оборудовать выдвижную походную кухню и прочие приспособления для дальних путешествий.

Выдвижная кухня /Rivian

Внедорожник R1S и пикап R1T построены на одной платформе, которую в компании прозвали за внешний вид «скейтборд». Они рассчитаны на бездорожье, а при разгоне до 100 км/ч обгонят Porsche 911 GT3, обещает компания, хотя разница в сотых долях секунды: все эти машины делают сотку где-то за три секунды.

Цена на пяти- или семиместный R1S будет около $72 500, но благодаря льготам де-факто обойдется американцам дешевле. R1T – от $67 500. Машины с мощностью до 750 л. с., как обещается, способны будут преодолеть без подзарядки до 400 миль (640 км). Правда, пикап R1T короче, чем самый популярный в США Ford F-150. Консалтинговая компания IHS считает, что эта машина не приспособлена для использования в виде рабочей лошадки, скорее она автомобиль для развлечения.

R1S придется выдержать столкновение с конкурирующими SUV. Например, Mercedes-Benz EQC стоимостью от $67 900, Audi e-tron от $74 800, Jaguar i-Pace от $69 500 и, конечно же, Tesla Model X – от $84 990. Другие автопроизводители, вроде Hyundai и Kia, предлагают более доступные варианты. Kona EV и Niro EV стоят от $37 190 и $38 500 соответственно. Но у Rivian не должно оказаться конкурентов в популярной у американцев категории пикапов. Tesla Cybertruck появится на рынке не раньше 2022 г. и также не раньше этого срока собираются выпустить электропикапы и Ford с General Motors.

Именитые партнеры

Потраченное на разработку время вполне оправдалось. Rivian привлек внимание СМИ, инвесторов и клиентов – были сделаны десятки тысяч бронирований от покупателей, внесших депозит $1000 каждый. А самым крупным покупателем стал онлайн-ритейлер Amazon. В 2019 г. Скариндж взялся разработать для его логистического проекта электрофургон, а Джефф Безос – купить их минимум 100 000 шт. К концу 2022 г. у Amazon должно быть не менее 10 000 машин.

Такие фургоны Rivian делает для Amazon /Amazon

Заинтересовались Rivian и другие гранды. Больше денег, чем продажа собственных автомобилей, может принести продажа технологических решений другим компаниям, рассказывал Скариндж Forbes: «Мы можем предложить нашу технологию «скейтбордной» платформы целиком или продавать отдельные ее фрагменты – например, батарею». Этой идеей заинтересовался Ford, который запланировал инвестиции в $11,5 млрд в электрификацию своих моделей, включая электроверсию самого продаваемого пикапа F-150. Сотни миллионов долларов из них вложены в ходе раундов инвестирования 2019 г. в Rivian. Обе компании собирались на платформе Rivian выпустить роскошный внедорожник Ford Lincoln. Но в апреле прошлого года план был отменен (по официальной версии, из-за пандемии). Однако компании подчеркивают, что продолжают сотрудничать по другим проектам. Также, по информации NYT, сотрудничать с Rivian была не прочь General Motors (GM). Но они не смогли договориться, так как GM требовала большего контроля и большей эксклюзивности передачи технологий, чем готов был предоставить Скариндж.

Что дальше

Илон Маск смог изменить восприятие электромобилей – они перестали быть в глазах людей скучными и медленными тележками для гольфа. «Tesla проделала выдающуюся работу, – хвалил Скариндж в эфире BNN Bloomberg. – Они вытащили клиентов из роскошных автомобилей и даже из Toyota Prius [и пересадили их на электромобили]. Вы увидите, как мы вытащим людей из-за руля Land Rover, BMW, Subaru и Tesla». Впрочем, места на рынке хватит на всех. Исследовательский центр Bloomberg New Energy Finance считает, что к 2025 г. электромобили станут дешевле обычных авто. Примерно половина их стоимости сейчас приходится на аккумуляторы, но она постоянно падает. Moody’s Investors Service прогнозирует, что к середине 2020-х на электромобили придется 7–8% от продаж новых машин, а к концу десятилетия – почти 20%.

Скариндж не любит раскрывать планы своей компании: «Я стараюсь не распространяться о том, над чем мы работаем. Пусть результаты говорят сами за себя» (цитата по Autocar). Но что-то он все же рассказал. Rivian не собирается производить все, от субкомпактных легковушек до суперкаров, она концентрируется на своей платформе. К 2024 г. у Rivian появится еще три автомобиля, как минимум один из них будет меньше, дешевле и с запасом хода всего до 250 миль (около 400 км). Эти машины будут предназначены для китайского и европейского рынков. По сведениям Bloomberg, Rivian уже ищет площадку в Европе, где будет производить фургоны для Amazon и эти модели.

Но выпустить электромобиль недостаточно. Для него нужна инфраструктура. Скариндж рассказал TechCrunch, что Rivian работает над созданием сети станций быстрой зарядки в США и договаривается о партнерстве с сетями сервисных центров, памятуя, что ремонт поначалу был одной из самых больших проблем для владельцев Tesla. Думает Скариндж и о выходе на новые рынки: он хочет контролировать продажи своих подержанных машин, пишет Forbes. А также размышляет над проблемой утилизации аккумуляторов. Со временем их мощности становится недостаточно, чтобы приводить в движение автомобиль. Но вполне хватает, чтобы запасать электричество, рассудил Скариндж. Отработанные аккумуляторы его тестовых автомобилей сейчас используют для хранения энергии, производящейся на солнечной электростанции в Пуэрто-Рико.