Производство Bugatti может переехать в Хорватию

VW передаст знаменитый бренд в СП Porsche и Rimac Automobili
Основатель, гендиректор Rimac Automobili Мате Римац /Rimac Automobili

«Раньше, набрав в Google «автомобильная промышленность в Европе» <...> вы увидели бы карту с множеством точек, на которой изображена вся Европа – от Португалии до Румынии, от Швеции до юга Италии, – и практически единственной страной без точек была Хорватия», – рассказывал Мате Римац журналу Barron’s. Теперь благодаря Римацу в Хорватии есть сразу две точки: Rimac Automobili и, условно, Bugatti (их пока собирают во Франции, но производство может переехать на Балканы).

Rimac производит самые быстрые в мире электромобили, которые получают восторженные отзывы от ведущего The Grand Tour Джереми Кларксона. В очереди на покупку второй разработанной Римацем модели – Nevera – стоит сам Нико Росберг. «Когда чемпион «Формулы-1» покупает вашу машину, это о чем-то говорит!» – гордится Римац. Росберга привлекает не только динамика – он поклялся всеми силами сокращать выбросы парниковых газов, а машины Римаца полностью электрические.

Но производство суперкаров не главный бизнес Rimac Automobili. Основной доход ему приносят решения по электрификации для всемирно известных автопроизводителей и поставщиков автокомпонентов. Компания не раскрывает всех партнеров, которых насчитывается около 35. Но интернет-издание Motor1 приводит список тех, о ком точно известно: AMG, Aston Martin, Cupra, Ferrari, Hyundai, Jaguar, Koenigsegg, Magna, Mercedes, Pininfarina, Porsche, Renault. Сейчас в Rimac Automobili работает около 1000 человек и строится кампус, рассчитанный на 2500 сотрудников.

В июле стало известно, что Volkswagen (VW) превратит свой ультралюксовый бренд Bugatti в совместное предприятие с Rimac Automobili. Хорватская компания получит 55% акций СП, 45% будут переданы Porsche, входящему в VW. Porsche – совладелец Rimac Automobili с долей 24%.

VW лет пять назад стал избавляться от нишевых или непрофильных бизнесов, чтобы получить ресурсы для гонки за электрификацией автопарка. Концерн продал производителя коробок передач Renk, выделил в самостоятельную компанию производителя грузовиков и автобусов Traton (в 2019 г. она провела IPO) и надумал было продать итальянские бренды Ducati и Lamborghini – но в декабре прошлого года отказался от этой идеи.

Bugatti Automobiles S.A.S. (Bugatti)

Автопроизводитель
Акционер: Volkswagen AG (100%).
Финансовые показатели не раскрываются.
Бренд ведет свою историю с 1909 г. Компания была основана в 1999 г., базируется в Молсхайме, Франция. Входит в состав немецкого концерна Volkswagen AG. Специализируется на выпуске спортивных, гоночных и эксклюзивных автомобилей класса люкс. В 2021 г. компания представила гиперкар Chiron Pur Sport (разгон до 100 км/ч за 2,4 секунды, до 200 км/ч за 5,8 секунды, до 300 км/ч за 12,1 секунды, максимальная скорость – 440 км/ч).

Bugatti в 1950-х гг. практически прекратил свое существование и был возрожден в 1998 г., когда VW возглавлял Фердинанд Пиех. Это самый маленький бренд группы VW с годовым объемом продаж около 80 автомобилей. Погоня за инженерным совершенством вошла в противоречие с законами рынка. Первая разработанная в VW модель Bugatti Veyron считается одной из самых убыточных в истории автопрома, пишет Bloomberg, из-за расходов на разработку уникального 16-цилиндрового двигателя. Точнее сказать сложно: VW не раскрывает финансовых показателей Bugatti, но гендиректор Porsche Оливер Блум уверял журналистов, что в последние годы Bugatti вышла в прибыль.

Новое СП будет сначала выпускать электрический суперкар Rimac Nevera и Bugatti Chiron. Последний должен быть выпущен в 500 экземплярах, 300-й из них был собран в начале этого года. Его пока будут производить по-прежнему на востоке Франции в кампусе компании в г. Мольсайме, который больше похож на поместье художника, нежели на автозавод. На смену Chiron, скорее всего, придет модель с гибридным двигателем, а до конца десятилетия будет показана полностью электрическая Bugatti, рассказывал Римац Motor1. Он обещает, что это будет оригинальная машина, разработанная с нуля: «Некоторые опасаются, что мы возьмем Nevera и налепим на него логотип Bugatti. Этого абсолютно точно не произойдет». У Римаца останутся его ключевые патенты: они достанутся не СП, а отдельной компании Rimac Technology.

Rimac Automobili

Автопроизводитель
Крупнейшие акционеры (данные компании на 5 июля 2021 г.): Мате Римац (37%), Porsche AG (24%), Hyundai Motor Group (12%).
Финансовые показатели не раскрываются.
Основана в 2009 г. Мате Римацем. Базируется в г. Света-Неделя недалеко от Загреба (Хорватия). Занимается проектированием, разработкой и производством электрических гиперкаров, а также поставляет приводные механизмы и аккумуляторные системы известным производителям электромобилей. Первая модель – Concept One (2013–2014 гг.) стала самым быстрым электромобилем в мире. В 2021 г. компания представила модель Nevera (разгон за 1,97 секунды до 100 км/ч, максимальная скорость – 412 км/ч). По данным Bloomberg News, в 2019 г. компания получила 1,4 млн евро прибыли при выручке в 23 млн евро.

Парень с Балкан

Римац родился в Ливно (Босния и Герцеговина) в 1988 г. «Я любил машины еще до того, как научился ходить и разговаривать. Забавно, что никто в моей семье не занимается автомобилями, а я родился в той части Боснии, где не то что машин – даже нормальных дорог было мало, в основном там жили сельским хозяйством», – рассказывал Римац газете The Edge Malaysia. «У нас было очень мало денег. Люди жили впроголодь, моя мать пасла коров», – вспоминал Римац в интервью The Telegraph. Родители уехали работать в Германию, оставив его, совсем маленького, с бабушкой и дедушкой, и забрали его, когда началась балканская война. Во Франкфурте трехлетний Мате испытал безумное счастье, наблюдая прямо на своей улице бесчисленное множество самых современных машин.

Мать Римаца работала уборщицей, отец – на стройке. В 2001 г., когда Римацу было 14 лет, семья переехала жить в Загреб, столицу Хорватии. Из-за сильного боснийского акцента Римаца сверстники смеялись над ним, признавался он Financial Times (FT): «Я не люблю жаловаться, но это было худшее время в моей жизни». Римац замкнулся в себе и обнаружил, что ему нравится придумывать гаджеты. В его техническом училище студенты в качестве дипломной работы должны были что-нибудь сконструировать. Римац создал перчатку iGlove, которая заменяла мышку и клавиатуру, в 18 лет получил первые патенты и стал победителем конкурсов инноваций в Германии, Южной Корее и Хорватии. Перчатка оказалась бесполезным изобретением из-за появившихся сенсорных экранов, но позже в жизни Римаца сыграла важную роль.

Первый рекорд

В 2006 г. 18-летний Римац купил подержанный BMW 323i (E30) 1984 г., чтобы участвовать в автогонках. Это был «совершенно ржавый кусок дерьма», рассказывал он The Telegraph. Все, что могли, они с приятелями перебрали, отладили, пришлось поработать и сварочным аппаратом. Но на втором же заезде, когда за рулем сидел друг Римаца, не выдержал движок. Можно было купить подержанный мотор, но Римац решил иначе.

Он снабдил BMW электродвигателем от вилочного погрузчика и несколькими старыми свинцово-кислотными аккумуляторами. На это ушел год, первая версия машины под названием «Зеленый монстр» была совсем не крутой: отставала от соперников и часто ломалась. Над Римацем смеялись: парень ездит на стиральной машине. «После каждой гонки я исправлял обнаруженные ошибки и становился все быстрее и быстрее», – цитирует Римаца The Edge Malaysia.

Начинка машины становилась все сложнее, нужные детали заказывали в Китае или делали самостоятельно. Со временем над Римацем перестали смеяться и стали приходить на гонки, чтобы взглянуть на его автомобиль. В 2010 г. он выиграл свой первый заезд: «Насколько мне известно, это был первый раз, когда электрический автомобиль взял верх над бензиновым». А в 2011 г. его старый BMW побил пять рекордов FIA (Fédération Internationale de l’Automobile) и вошел в Книгу рекордов Гиннесса: проехал 1/8 мили за 7,549 секунды, 1/4 мили за 11,808 секунды, 1/2 мили за 13,714 секунды, 1 км за 23,260 секунды и одну милю за 35,347 секунды.

Шофер уходит вслед за кучером

Лет через 20 люди не будут владеть собственными машинами и даже водить их, уступив место автопилотам, уверял Мате Римац Newsweek: «Я верю, что человечество идет по разумному пути. Если подумать о 1,3 млн человек, умирающих каждый год на дорогах, о потерях экономики из-за пробок и зря проведенном в них времени <...> какая огромная выгода может быть получена, если люди перестанут водить машины! Давайте заглянем в будущее. Вы стоите перед выбором: либо вложить огромную часть своих денег в покупку куска металла и пластика за $30 000, $40 000, $50 000, либо у вас есть вариант с удобной оплатой, машина забирает вас через несколько минут, вы едете с комфортом и тратите на транспорт несколько долларов в день». Индустрия полностью изменится, предсказывает Римац. Появятся совершенно новые игроки, а кое-какие крупные автокомпании рискуют потерять позиции. Но как же его собственная компания по производству суперкаров? «Останутся люди, которые по-прежнему хотят водить собственный автомобиль, и я этому очень рад, потому что это наш бизнес», – говорит он.

Автопром Хорватии

Римац хотел основать свой автомобильный бизнес и первое время зарабатывал тем, что переделывал машины под электротягу. «Но я понял, что этот бизнес не масштабируется и к тому же не имеет особого смысла переделывать существующие автомобили», – объяснял он Barron’s.

Между тем идея создать с нуля электромобиль буксовала. Еще в 2009 г. Римац зарегистрировал компанию Rimac Technology, но столкнулся с двумя проблемами. Во-первых, в стране не было специалистов в области автомобильной промышленности. «Я пошел в Загребский университет и сказал им, что хочу построить машину. Они ответили, что в Хорватии это невозможно и чем раньше я сдамся, тем меньше людей угроблю вместе с собой», – рассказывал Римац BBC. Второй проблемой были деньги. Он съездил в Кремниевую долину, чтобы пообщаться с инвесторами: «Они были совершенно безразличны. Электромобили еще не стали популярными. Люди вкладывали деньги в соцсети. Сегодня все наоборот».

Неожиданно принесла дивиденды перчатка iGlove. Представитель королевской семьи Абу-Даби, познакомившийся с Римацем благодаря iGlove, прослышал про его успехи гонщика (тот как раз стал мелькать в первых строчках турнирных таблиц). Приехал в Хорватию, пообщался с Римацем и позвонил ему из Абу-Даби – он был готов купить два электрических суперкара, рассказывал Римац FT: «Он спросил, сколько это будет стоить, а я и понятия не имел». Но этого звонка оказалось достаточно, чтобы Римац забронировал стенд на Международном автосалоне во Франкфурте-2011, до которого оставалось 11 месяцев, и приступил к работе. В его компании был один-единственный сотрудник: он сам. В свободное от работы время ему помогали друзья: дизайнер Адриано Мудри, работавший в General Motors, и Игорь Понграц, у которого был бизнес по созданию дронов для хорватской армии – так как санкции не позволяли покупать такие устройства, военные выделили деньги на их разработку внутри страны. Работали друзья в гараже отца Понграца, и соседи часто жаловались на громкий шум и вспышки от сварки по ночам.

Смена вектора

Задача оказалась сложнее, чем ожидалось. Арабский знакомый не стал давать аванс, оплата должна была поступить после получения готовых машин. Денег назанимали у родных и друзей. Заказывать фары, дверные ручки и многие другие детали поштучно у поставщиков автокомпонентов было Римацу не по карману. Все это изготавливалось вручную им с приятелями. Rimac Automobili до сих пор остается очень вертикально-интегрированной компанией, отмечает FT.

Суперкар Concept One дебютировал на Международном автосалоне во Франкфурте 13 сентября 2011 г. «Мы строили его буквально днем ​и ночью. Мы не ходили домой, чтобы поспать или принять душ, и достраивали машину в грузовике, который вез ее во Франкфурт», – говорит Римац Barron’s. На автосалоне он собрал еще несколько заказов на свои суперкары и получил предложение о финансировании от своего арабского знакомого. Тот готов был вложить в бизнес 4,5 млн евро при условии, что компания переедет из Хорватии в Абу-Даби. Римац подумал и отказался. «Это было лучшим решением, которое я когда-либо принимал», – говорил он FT. У него осталась свобода делать то, что он хочет. Но ресурсов на это почти не было. «Это была дикая гонка, – говорил Римац TechCrunch. – Первые семь лет мы сидели без денег и были техническими банкротами».

Заложив все – интеллектуальную собственность, бренд, имущество, – Римац смог получить кредит на 0,5 млн евро в местном банке. «Поскольку у нас не было инвесторов, мы должны были получать прибыль с первого дня», – объясняет Римац ВВС. Он стал предлагать услуги по разработке электромобилей всем желающим. «Первым [клиентом] стала испанская компания Idiada», – рассказывал Римац Business Insider. Она на грант Еврокомиссии должна была создать электромобиль. Хорватия не входила в ЕС, и поэтому Rimac Automobili не могла претендовать на европейские гранты. «Но [в Idiada] понимали, что не смогут ничего построить сами, и делегировали это нам. За четыре месяца мы разработали и построили машину, которую они показали еврокомиссарам».

В 2012 г. Rimac Automobili впервые показала прибыль. Появилось много работы. «Нам сделали заказ Siemens и Brembo, затем был первый контракт с Renault. Потом второй с Renault, более крупный. Потом появились Aston Martin и Koenigsegg. А затем в наши двери постучала Porsche», – рассказывал Римац Business Insider. «Именно тогда мы поняли, что люди не хотят вкладывать деньги в компанию по производству суперкаров, они хотят инвестировать в масштабируемый бизнес», – объяснял он ВВС.

Передвижная реклама

В начале 2018 г. Porsche приобрела 10% акций Rimac Automobili. Это произошло, когда ее материнская компания, Volkswagen, уже вкладывала десятки миллиардов евро в собственные технологии производства электромобилей. Но Porsche, которая разрабатывала свой собственный электрический спорткар, хотела использовать знания Rimac Automobili. «Она начала разрабатывать электромобили на много лет раньше нас, – объяснял заместитель председателя правления и финансовый директор Porsche Лутц Мешке в интервью ВВС. – Это оказалось правильным решением. Стоимость [Rimac Automobili] многократно возросла с тех пор. Кроме того, очень хорошо развивались ее технологии».

«Для Porsche это была первая инвестиция, они никогда раньше не вкладывались в другие компании, – говорил Римац Barron’s. – Но потом они создали подразделение венчурного капитала». Rimac Automobili, как первый объект для инвестиций, проверяли очень дотошно, вспоминал он, нанятые Porsche специалисты аудировали его бизнес целых три года.

В 2019 г. совладельцами Rimac Automobili стали еще две автомобильные компании – корейская Hyundai и дочерняя компания Kia. Руководители или топ-менеджеры почти всех крупных производителей автомобилей посетили Загреб за последние несколько лет, пишет FT. Или же Римац ездил к ним в гости. Например, в прошлом году он неделю провел в Великобритании: его команда разрабатывает аккумуляторы для полностью электрического Aston Martin Valkyrie, который будет показан в новом фильме о Джеймсе Бонде «Не время умирать». Фрейзер Данн, отвечавший в Aston Martin за создание этой модели, объяснял FT, почему воспользовался услугами Римаца: «Обратись мы к крупному поставщику аккумуляторов с просьбой разработать батарею по нашим требованиям <...> это заняло бы больше времени и обошлось бы дороже». Секрет в том, чтобы доверять своим сотрудникам и действовать быстро, объяснял Римац The Wall Street Journal: «Мы экспериментируем и экспериментируем, быстро проходя полный цикл: идея, концепция, моделирование, детальное прототипирование [испытания] и снова с самого сначала».

Как пуля

Представленный в 2011 г. на автосалоне во Франкфурте Concept One сначала обладал мощностью 1088 л. с., в финальной версии она увеличилась до 1224 л. с. До 100 км/ч она разгонялась за 2,8 секунды. Максимальная скорость достигала 354 км/ч. Один из автообозревателей сравнил ощущения от набора скорости с тем, что «чувствует пуля в момент выстрела из пистолета». Всего было выпущено восемь машин стоимостью $1,2 млн.

/Rimac Automobili

Реклама за $1,2 млн

В 2017 г. ведущий программы The Grand Tour Ричард Хаммонд был экстренно доставлен в больницу вертолетом, после того как он протестировал Concept One. Его коллега по The Grand Tour Джереми Кларксон искренне думал, что Хаммонд не выживет.
Ведущие The Grand Tour испытывали Lamborghini Aventador, Honda NSX и Concept One на трассе в Швейцарии. «Я никогда не видел, чтобы что-то двигалось так быстро», – поражался Кларксон скорости созданной Римацем машины. Сам изобретатель и его команда наблюдали за съемками программы по интернету в режиме реального времени. На экраны поступала телеметрия. В первом заезде Хаммонд за рулем Concept One разгонялся максимум до 145 км/ч. С каждым разом он все лучше чувствовал машину и увеличивал скорость: 153 км/ч, 158 км/ч и наконец 177 км/ч. На этом официальные съемки прекратились. Все поздравили друг друга и разошлись. Но в Хорватии не знали, что Хаммонд решил сделать еще один, пятый заезд. Через несколько минут телефон Римаца снова зазвонил: «Хаммонд разбился, машина горит!» Телеметрия уже не поступала, но известно, что на прямом отрезке Хаммонд разогнался до 212 км/ч. На повороте его занесло, машина сбила бетонный столб ограждения, пролетела над крутым склоном и, приземлившись, несколько раз перевернулась, остановилась в 100 метрах с небольшим от трассы и загорелась. Хаммонд отделался поврежденной ногой.
Римац, наверное, переживал больше Хаммонда. Дело даже не в том, что он дал автоведущим погонять на машине, которая была уже продана за $1,2 млн, – этот и другие клиенты могли в результате отказаться от покупки. Римац буквально через несколько часов должен был подписывать соглашение об инвестициях с китайским производителем аккумуляторов Camel Group и боялся, что тот изменит планы.
Но все закончилось хорошо. Инвестор и клиенты не передумали, страховая компания покрыла издержки, а Хаммонд расхваливал Concept One. Rimac Automobili сделала выводы и внесла изменения в конструкцию суперкара, в том числе усилив изоляцию аккумуляторного отсека, чтобы избежать возгорания. Ведь из-за плотности аккумуляторов вылетевший с трассы автомобиль догорал пять дней, писала The Telegraph.

Вторая машина компании – Nevera стоит $2,4 млн и способна выдавать 412 км/ч. Она обладает мощностью 1914 л. с. и разгоняется до 100 км/ч за 1,97 секунды (данные Rimac Automobili) – это быстрее Model S Plaid Илона Маска, которая считается самым быстрым электромобилем. Первые Nevera должны быть отгружены покупателям в конце этого – начале следующего года.

«Вот есть прекрасные Ferrari или Lamborghini. Но у них двигатель V12 или V8 сзади, компоновка заднеприводная или полноприводная. Различия, конечно, есть, но не такие уж большие. А теперь посмотрите на нашу машину. Это автомобиль с четырьмя электродвигателями, по одному на каждое колесо <...> Это намного лучшее ускорение, намного лучшая производительность. Вы можете делать в поворотах вещи, которые невозможно представить с традиционной трансмиссией!» – убеждал Римац Barron’s.

«10 лет назад электромобили считались медленными и уродливыми молочными фургонами. Мы намерены изменить эти представления», – цитирует Римаца The Telegraph. Производство собственного суперкара – отличная реклама для основного бизнеса компании. «У нас есть свои автомобили, показывающие, что мы можем сделать <...> А затем мы используем этот автомобиль как витрину, как лучший маркетинговый инструмент для наших технологий, которые мы продаем другим, – говорил Римац Barron’s. – Есть еще и личный аспект. Я был без ума от машин всю свою жизнь, и мне всегда было интересно, что творится за кулисами у их создателей. А теперь я в курсе, над чем работает большинство автомобильных компаний».

Римац хочет ограничить продажи своих машин несколькими сотнями, иначе более крупные автопроизводители, которые являются его основными клиентами, станут считать Rimac Automobili конкурентом, отмечает FT.

Nevera разгоняется до 100 км/ч меньше чем за две секунды /Rimac Automobili

Корова в кампусе

Навещавшие Римаца журналисты отмечают, что он еще не успел почувствовать свалившегося на него богатства. Ему принадлежат акции стоимостью в миллионы долларов, а он живет на скромную зарплату и ездит на старой BMW, на которой выиграл первые гонки. Денег на собственный суперкар у него пока нет. После беседы с журналистом FT за ним заехала его девушка (в 2020 г. они обручились), потому что BMW Римаца стояла в ремонте.

Порой Римац добирается до нужного места на велосипеде. Но не на простом: у него есть еще один бизнес – по разработке электровелосипеда Greyp. Как в прошлом году выяснил The Telegraph, он будет развивать скорость до 70 км/ч, будет обладать искусственным интеллектом и следящими за дорожной обстановкой видеокамерами.

Другой его проект – разработка беспилотных такси. О нем стало известно случайно, когда в мае этого года хорватские СМИ обнаружили документ министерства транспорта Хорватии с описанием экосистемы городов будущего. Римац предпочитает держать свои проекты в секрете до последнего. «Так много компаний с помощью презентаций в PowerPoint объявляют о революционных проектах – и ничего не выполняют. Мы не хотели бы стать такой компанией», – сказал он TechCrunch.

Но про один проект он рассуждает охотно. Сейчас его автозавод – это скорее мастерские, разбросанные по полудюжине зданий. В 2023 г. в окрестностях Загреба будет построен Rimac Campus для 2500 сотрудников. Здесь будут и цеха, и жилые помещения, и детские сады, и собственный испытательный полигон, и лес для прогулок, и отель для гостей завода, и парикмахерские с ресторанами. А еще по кампусу будут свободно бродить сельскохозяйственные животные. Римац – вегетарианец и надеется, что если люди каждый день будут кормить коров с руки вкусностями, то они не станут покупать стейки.-