Подешевеют ли автомобили после ликвидации дефицита?

Поставки машин на рынок могут вырасти, но это вряд ли заставит дилеров снизить ценник
Максим Стулов / Ведомости

Емкость рынка новых легковых автомобилей в России по итогам 2021 г. поставит рекорд в денежном выражении: по прогнозам аналитического агентства «Автостат», на их покупку будет потрачено 3,02 трлн руб. Это на 21% больше, чем в 2020 г. Но рекорд будет достигнут не за счет увеличения количества купленных машин.

Продажи в штуках вырастут лишь на 1% до 1,48 млн единиц. Зато средневзвешенная (с учетом доли рынка. – «Ведомости») цена новой легковой машины в РФ по итогам года также обновит рекорд. А точнее, антирекорд – 2,1 млн руб., что на 25% больше, чем в 2020 г., рассказал «Ведомостям» исполнительный директор «Автостата» Сергей Удалов.

Мы почти 20 лет жили в эпоху, когда покупка нового бюджетного автомобиля не выглядела непосильной задачей для среднего класса. Время относительно доступных и современных автомобилей настало в 2002 г., когда был запущен завод Ford во Всеволожске и в продаже появилась модель Focus. Она была аналогична той, что предлагалась тогда в Европе. Цены на Ford Focus начинались от $11 600, или около 360 000 руб. по курсу доллара на то время. Автомобиль моментально стал бестселлером рынка – с учетом того, что вариантов у покупателей было немного. Места в многомесячных очередях за новинкой продавались и передавались между родственниками. Спустя 19 лет история с продажей мест в очереди за машинами повторяется, но уже совсем при других обстоятельствах.

Дефицит новых автомобилей начался еще в 2020 г. и был вызван рядом факторов. Под режим нерабочих дней, введенных в апреле, тогда попали и автозаводы, и дилеры, и даже сервисы. Когда карантинные ограничения начали снимать, покупатели ринулись в автосалоны и быстро выкупили все запасы. Автоконцерны не смогли оперативно нарастить темпы, многие заводы не отменяли ежегодные летние отпуска на фоне нараставших проблем с поставками запчастей. Ослабление рубля и ожидаемый рост цен только подлили масла в огонь.

В результате, по данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), продажи новых легковых и легких коммерческих (LCV) автомобилей в России по итогам 2020 г. снизились на 9% до почти 1,6 млн единиц, а средневзвешенная цена новой машины, по подсчетам «Автостата», выросла на 7% до 1,68 млн руб. Но это подорожание сейчас кажется чисто символическим.

Ключевым фактором динамики авторынка в 2021 г. стал дефицит электронных компонентов. Он возник в конце 2020 г. из-за нехватки мощностей для производства микросхем, объяснял «Ведомостям» Константин Трушкин, директор по маркетингу разработчика процессора «Эльбрус» – МЦСТ. В итоге бурно росшие продажи уже с лета начали падать, так как автозаводы без чипов не способны удовлетворить спрос. В июле снижение продаж составило 6,5% в годовом выражении до 132 640 машин, сообщала АЕБ. В последующие месяцы динамика падения стала измеряться уже двузначными числами. Но за счет роста в первой половине года с января по ноябрь 2021 г. в России продали 1,44 млн новых легковых автомобилей и LCV, что на 6,9% выше, чем в тот же период 2020 г.

Автоконцерны по-разному реагировали на проблему. «АвтоВАЗ» летом и осенью неоднократно приостанавливал сборку в Тольятти из-за нехватки микрочипов Bosch. Эта же причина вынудила компанию летом предлагать некоторые модели в урезанной комплектации – без системы мультимедиа и круиз-контроля. Осенью «АвтоВАЗ» предупреждал дилеров, что может временно перестать устанавливать на машины модули «ЭРА Глонасс». Группа ГАЗ в сентябре стала выпускать некомплектные автомобили, чтобы не останавливать конвейер и не распускать рабочих, говорил «Ведомостям» управляющий директор ГАЗа Андрей Софонов. Позднее ее примеру последовал и московский завод Renault. Периодически простои осенью вводило российское подразделение Volkswagen на своем заводе в Калуге.

При сохранении устойчивого ажиотажного спроса, дефиците машин, росте цен на металл производителям и дилерам не оставалось ничего, кроме как повышать цены. Удалов отмечает, что прогнозируемый рост средневзвешенной цены в 25% учитывает лишь рекомендуемую розничную цену (РРЦ), установленную заводом-изготовителем. По его оценке, накрутки автосалонов в виде дополнительного оборудования, установленного на автомобиль, достигают от 10 до 30% стоимости.

При этом покупатели готовы платить чуть ли не с любой накруткой, так как иных вариантов нет. В распоряжении «Ведомостей» оказались договоры купли-продажи двух автомобилей между автодилером и покупателем – юридическим лицом. По первому из них стоимость седана бизнес-класса Kia K5 составила 3,2 млн руб., в то время как на сайте дилера РРЦ такого автомобиля – 2,08 млн руб. Разница между РРЦ и фактической ценой внедорожника Toyota Land Cruiser 300 по второму договору и вовсе составила почти 4 млн руб.

По прогнозам Удалова, ситуация с поставками микрочипов автоконцернов может нормализоваться во второй половине или к концу 2022 г. Цены на автомобили при этом вряд ли снизятся, считает аналитик, так как автоконцернам нужно восполнять потери «ковидно-дефицитного времени». Но, скорее всего, они не вырастут особенно, поскольку уже сейчас ощущается граница платежеспособного спроса населения, полагает он.

Таким образом, диапазон стоимости новых машин останется на текущих границах. Но некоторые премиальные бренды могут сохранить искусственный дефицит, чтобы заработать больше при меньшем объеме продаж, считает Удалов.

Другие материалы в сюжете