Судьба Штокмана покрыта мраком

Чтобы в России появился новый СПГ-завод – у гигантского Штокмановского месторождения, – цены на сжиженный газ в США должны вырасти в 1,5–2 раза и вернуться на уровень 2007–2008 гг.
Бюджет для старта

Прежний бюджет SD на подготовку документации к окончательному инвестиционному решению – $800 млн. Уже потрачено $650 млн, сообщил Комаров, бюджет подрастет, но «незначительно». Коррективы нужны по береговым объектам (на что уйдет около шести месяцев). Документы по морскому комплексу менять не планируется, отметил Комаров. Хотя один важный момент окончательно не согласован: Total и Statoil планировали, что газ с месторождения будет идти на побережье вместе с конденсатом, «Газпром» был против – из-за возможных проблем с транспортировкой. Сейчас концерн снова все «обдумывает», отметил Комаров.

Shtokman Development AG

оператор первой фазы штомановского проекта. акционеры – «Газпром» (51%), Total (25%), Statoil (24%). ресурсная база – Штокмановское газоконденсатное месторождение (Баренцево море, около 600 км от Мурманска); запасы – 3,9 трлн куб. м газа (С1 + С2). план по добыче на первой фазе – 23,7 млрд куб. м в год (около 5% нынешней добычи «Газпрома»), а в целом – до 95 млрд куб. м.

Оператор Штокмана – Shtokman Development (SD) вчера решила прояснить судьбу проекта. С 1990-х гг. он много раз откладывался. И вот новая задержка: на днях совет директоров SD решил, что окончательное инвестиционное решение по проекту будет лишь в 2011 г., а добыча стартует почти на три года позже – в 2015–2016 гг.

«Проект технически реализуем», – заверил вчера главный исполнительный директор SD Юрий Комаров: у оператора есть проектная документация, оценка рисков и проч. (подробнее см. www.vedomosti.ru). Но рынок сжиженного газа (СПГ) стал чересчур волатилен. Предложение заметно превышает спрос: в США – бум добычи сланцевого газа, страна впервые с 2002 г. обошла Россию по объемам производства топлива. И потому для Штокмана нужны новые решения, подытожил Комаров.

В 2007 г. предполагалось, что добыча на первой фазе Штокмана составит 23,7 млрд куб. м в год, смета – $13–15 млрд. С 2013 г. половина газа должна была поступать в трубу (в том числе в Nord Stream). Оставшееся – с 2014 г. в виде СПГ на американский рынок. «Газпром» пригласил в проект французскую Total и норвежскую Statoil. Их инвестиционное решение ожидалось в этом году. Кризис не повлияет на проект, уверял в конце прошлого года предправления «Газпрома» Алексей Миллер. Но вышло по-другому.

Теперь первую фазу проекта разбили на два этапа: план по добыче тот же, но сначала будет решение по трубопроводным поставкам (в марте 2011 г.), а потом по СПГ (до конца 2011 г.). Если оба решения будут положительными, добыча на проекте начнется в 2015–2016 гг., а производство СПГ – только в 2017 г.

Какой теперь будет смета Штокмана, Комаров не раскрыл. Есть лишь данные о будущих расходах «Газпрома» на 2011–2015 гг. без учета СПГ-производства: $1,2–1,5 млрд собственных средств, а также гарантии на $3,5–4 млрд под будущее проектное финансирование. Размер обязательств Total и Statoil не будет прямо пропорционален их долям, добавил Комаров, так что общую смету не посчитать.

Поставки газа по трубе рентабельны при цене нефти в $60 за баррель, отметил Комаров, а сейчас она дороже $70. А вот для доходности СПГ-поставок нужно, чтобы цены в США вернулись примерно на уровень 2007–2008 гг., сообщил Комаров. Это около $7,5–8 за 1 млн британских тепловых единиц, если брать калифорнийский узел Henry Hub (около $275–290 за 1000 куб. м). Плюс нужно, чтобы на рынке снова восстановился баланс спроса и предложения, добавил топ-менеджер.

Вчера на 19.30 МСК газ в Henry Hub стоил $5,424. И к 2011 г. цены вряд ли вырастут до того уровня, о котором говорит Комаров, они могут даже опуститься до $4, считает директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Спотовые цены на газ в Америке давно живут своей жизнью, не завися от котировок нефти. А значит, СПГ-завод в Мурманске снова могут отложить, отмечает Корчемкин.

Инвесторы своих прогнозов пока не дают. Через 5–6 лет перепроизводства газа может уже и не быть, лишь отмечает представитель Total Пенелоп Семавуан.

Но Комаров все равно оптимистичен: добыча на первой фазе в любом случае достигнет 23,7 млрд куб. м в год, а к будущей весне у инвесторов будет вся информация по расходам, чтобы они могли одобрить хотя бы старт трубопроводных поставок. Оператор заранее проведет около 40 тендеров, объяснил Комаров: SD соберет заявки поставщиков и подрядчиков (предупредив, конечно, что теоретически конкурс может быть отменен), сделает на их основе последние расчеты и сразу после инвестрешения подпишет контракты.

Но риск для Штокмана все равно остается: окончательное инвестиционное решение в теории позволяет инвестору вообще выйти из проекта. Об этом «Ведомостям» еще два года назад говорил топ-менеджер Statoil.

Комаров говорит, что эта теория работает не для всех инвесторов: один действительно может уйти, другой – нет. Что это за компания, он не уточнил. А представители Statoil и Total это не комментируют.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать