Статья опубликована в № 2601 от 11.05.2010 под заголовком: Крупным планом: IKEA для нашего бизнеса

В России IKEA часто оказывается во взяткоемких ситуациях

Крупнейшему в России владельцу торговой недвижимости – шведской IKEA брошены обвинения в коррупции. Подтвердятся они или нет – непонятно, но ясно, что некоторые правила российского бизнеса шведская компания усвоила едва ли не лучше, чем сами русские
PhotoXpress
Кто подставил IKEA

Дальгрен уверен, что разоблачительная информация, опубликованная в Expressen, могла исходить только от сотрудников IKEA. Частный детектив, согласившийся поделиться своими соображениями с «Ведомостями», выдвинул две версии, кто это может быть. Первая. Документами с прессой мог поделиться обиженный сотрудник «ИКЕА Мос», которого уволили в конце 2009 г. Собеседник «Ведомостей» не знает имени этого менеджера, но говорит, что тот занимался инфраструктурными проектами в Петербурге и имел отношение к шведской разведке. Под это описание подходит Йоаким Виртанен, который окончил военные школы переводчиков и разведчиков и работал в «ИКЕА Мос» (эти данные он разместил на своей странице в linkedln.com). В опубликованной в Expressen переписке, из-за которой были уволены Кауфман и Гросс, также упоминается Виртанен. Но сам Виртанен заявил «Ведомостям», что конфликта с Кауфманом у него не было и ничего шведской газете он не передавал. Вторая версия связана с конкуренцией менеджеров внутри IKEA. Часть опубликованной информации могла быть известна только юристам глобальной IKEA, утверждает детектив. Управляющий по юридическим делам IKEA Кристер Тордссон мог воспользоваться ситуацией, чтобы убрать из компании Кауфмана, полагает он. Дальгрен это не комментирует, но напоминает, что летом 2009 г. Тордссон в комментарии для статьи в NY Times раскритиковал Кауфмана и его команду, а это «чертовски нетипично для компании, чтобы юрист критиковал менеджера». Шведской Smalandsposten Дальгрен в марте говорил, что основатель IKEA Ингвар Кампрад рассматривал Кауфмана как одного из кандидатов на пост президента группы. Но этот пост достался Микаэлю Ольсону, который стал президентом IKEA 1 сентября 2009 г. На вопросы о возможном конфликте между Кауфманом и Тордссоном IKEA «Ведомостям» не ответила.

Мегабизнес IKEA

IKEA в России не только торгует товарами для дома и офиса, но и сдает в аренду торговые площади, что приносит компании неплохой доход. Строительством и сдачей в аренду ТЦ «Мега» занимается компания «ИКЕА Мос». Причем формат ТЦ «Мега» был запущен только в России. С 2007 г., по оценке Forbes, «ИКЕА Мос» возглавляет рейтинг крупнейших владельцев коммерческой недвижимости в России. Отрыв от конкурентов у IKEA гигантский: ее 12 «Мег» имеют площадь, сопоставимую с совокупными площадями четырех крупнейших конкурентов – «Адаманта», группы «Киевская площадь», «Ташира» и компании «Виктор и Ко». В 2009 г., по данным Forbes, «ИКЕА Мос» заработала на сдаче в аренду 1,48 млн кв. м торговых площадей (это 31,5% от всей площади торговой недвижимости 30 крупнейших рантье) и 120 000 кв. м офисов $890 млн. В расчетах Forbes не учитываются собственные магазины IKEA в России. В среднем они занимают до четверти площадей ТЦ «Мега».

Леннарт Дальгрен:

«Я не могу сказать, что давать взятки – это обязательный элемент бизнес-модели. Такие случаи есть, но их не большинство. Во время моей работы в России мы вели достаточно эффективные переговоры с властями без уплаты взяток». Ведомости

Скандал с IKEA разразился в феврале этого года: шведская газета Expressen, ссылаясь на внутреннюю переписку сотрудников российской «дочки» IKEA – «ИКЕА Мос» (владеет и управляет торговыми центрами «Мега»), сообщила, что менеджмент «ИКЕА Мос» фактически одобрил взятку, чтобы подключить торговый центр «Мега Парнас» к сетям «Ленэнерго». Сама «ИКЕА Мос» взяток не давала, пишет Expressen, но «совершенно ясно, что строительная фирма Renaissance Construction [генподрядчик «Меги Парнас» и еще семи центров «Мега»], которая за это [подключение] отвечает, постарается получить разрешение властей нелегальным путем, с помощью взяток», предупреждал в августе 2009 г. менеджер среднего звена IKEA Йоаким Виртанен своих начальников – гендиректора «ИКЕА Мос» Стефана Гросса и председателя ее совета директоров Пера Кауфмана. Гросса и Кауфмана это предупреждение не насторожило. «Мы одобряем произведенную установку электрооборудования в соответствии с нашими планами, – цитирует Expressen ответ Кауфмана Виртанену. – Я принимаю на себя всю ответственность за это решение». IKEA переписку комментировать не стала, но Кауфмана и Гросса немедленно уволила и начала внутреннее расследование. Из перечисленных фигурантов этой истории – Гросса, Кауфмана, Виртанена, Renaissance Construction, самой IKEA – содержательные комментарии «Ведомостям» удалось получить только от Renaissance: ее представитель Сергей Ярошевский заявил, что компания подключением электричества не занималась.

Расследование, проведенное «Ведомостями», разумеется, не привело к ответу на вопрос, давала ли IKEA взятки. Но оно показало, что шведская компания часто оказывается в России во взяткоемких ситуациях.

Бабло побеждает зло

Первым директором «ИКЕА Мос» был Леннарт Дальгрен, он рассказал «Ведомостям», как все начиналось. На строительство такого большого торгового центра, как IKEA или «Мега», необходимо было получить около 300 различных разрешений, вспоминает Дальгрен: «Если бы мы ждали, пока нам их выдадут, мы потеряли бы годы». Поэтому, по словам Дальгрена, его компания договаривалась с местными властями, что она начинает стройку, а разрешения будет получать «в процессе». Правда, и риск был высок – чиновники пользовались ситуацией.

В 2003 г. IKEA строила свой первый в России дистрибуторский центр – склад в подмосковном Солнечногорске (инвестиции – $40 млн). Дальгрен говорит, что получил устное согласие на стройку главы Солнечногорского района Владимира Попова. «Неожиданно на стройку приехала милиция. Она остановила работы, все перекрыла, мы не могли даже войти на территорию». Дальгрен пытался связаться с Поповым, но тот как сквозь землю провалился. Через некоторое время он появился и пообещал открыть стройку, если IKEA заплатит 10 млн руб. «Я сказал: давайте, мы платим, нам надо строить, но мое условие – эти деньги идут в дома престарелых, – продолжает Дальгрен. – У меня было ощущение, что мы договорились, но пару дней спустя Попов пришел и сказал, что сделка отменяется: 10 млн мало, надо 30 млн. Мы каждый день теряли тысячи долларов из-за простоя. Дешевле было выплатить эти 30 млн». IKEA перевела деньги в благотворительный фонд, «сообщила об этом всему городу, местным журналистам», и «милиция уехала, стройку открыли».

Похожая история случилась и год спустя с «Мегой Химки». Открытие торгового центра, намеченное на декабрь 2004 г., сорвалось: Госархстройнадзор не подписал акт о госприемке, потому что торговый центр работал на резервных генераторах и не была построена транспортная развязка. IKEA пришлось не только построить два моста по $4 млн (один из них так и не запустили), но и пообещать $1 млн на развитие детского спорта.

К июню 2006 г., когда Дальгрена перевели на другую должность, в России были открыты четыре «Меги», а еще шесть строились – неплохой результат для трех лет работы на новом рынке.

«Мегами» закидаем

Но у медали есть и оборотная сторона: из 14 торговых центров «Мега» лишь два открылись в срок и без каких-либо проблем (см. таблицу).

Проблемы везде примерно одинаковые. Например, в сентябре 2006 г. на два месяца было приостановлено строительство «Меги Ростов-на-Дону», которое велось без разрешения и утвержденного проекта. За 12 дней до запланированного открытия «Меги Адыгея» в мае 2008 г. суд оштрафовал «ИКЕА Мос» за строительство без утвержденного проекта, открытие перенесли на месяц. «Мега Уфа», которую начали строить в сентябре 2007 г., до сих пор не открыта; в мае 2008 г. Госстройнадзор Башкирии обнаружил, что часть работ выполнена без надлежащих разрешений. В Новосибирске, когда подошло время открытия «Меги», Госархстройнадзор нашел массу недоделок; по словам руководителя инспекции Госархстройнадзора по Новосибирской области Виталия Ивлева, отсутствовала система теплоснабжения, IKEA пыталась подключить торговый центр к резервным дизельным генераторам и не построила транспортную развязку, хотя это было включено в технические условия; в итоге в день официального открытия «Меги Новосибирск» была введена только треть комплекса, а остальное – через год.

Доходит и до курьезов. В 2009 г. Госстройнадзор Татарии обнаружил, что «Мега Казань» четыре года работает без разрешения на эксплуатацию.

В Самаре чиновники до сих пор не дают IKEA открыть торговый центр, построенный еще в ноябре 2007 г. Жалобой IKEA занялся замминистра экономразвития Станислав Воскресенский – и выяснилось, что у построенного торгового центра вообще нет никаких разрешений. Тогда администрация Самарской области вместе с IKEA разработали план мероприятий «по приведению «Семейного торгового центра «Мега Самара» в соответствие с нормами действующего законодательства и по обеспечению его ввода в эксплуатацию». И в январе 2010 г. IKEA получила утвержденный градостроительный план земельного участка, а в марте – положительное заключение госэкспертизы проектной документации и разрешение на строительство. Ни на какие предупреждения IKEA никак не реагировала, жалуется представитель самарского правительства, а в конце 2008 г. Госстройнадзор не дал разрешения на эксплуатацию, припомнив все нарушения.

А вот с запуском «Меги Белая дача» проблем не было. Ее совладельцем является бывший министр сельского хозяйства, депутат Госдумы Виктор Семенов.

Договор что дышло

Работая без документов, IKEA научилась обходиться и без коммуникаций – ведь подключение к электричеству тоже надо оформлять. Шведы арендовали дизельные электрогенераторы у компании «Системы автономного энергоснабжения» (САЭ) на время строительства, а часто и после. «Нет ни одного комплекса IKEA в России, который бы строился без участия наших генераторов», – говорит владелец САЭ Константин Пономарев. Автономное электричество обходится в несколько раз дороже, зато не зависит от чиновников.

В случае с «Мегой Парнас» и «Мегой Дыбенко» в Петербурге аренда генераторов затянулась на годы и кончилась судами. IKEA не смогла вовремя заключить договор с «Ленэнерго», и оба центра, открывшись в 2006 г., работали на генераторах САЭ.

В 2008 г. партнеры поругались.

С июля 2008 г. IKEA перестала платить, накопила долги и отказалась их возвращать, негодует Пономарев. В августе САЭ подала первый иск к «ИКЕА Мос» о взыскании 130 млн руб. Пономарев говорит, что сейчас исков уже десяток, общую сумму долга он не раскрывает. Пока он, судя по информации, доступной в базах судов, все эти процессы выигрывает.

IKEA в долгу не осталась: в марте 2009 г. основатель компании Ингвард Кампрад обвинил российских энергетиков в обмане на 135 млн евро. IKEA тоже стала подавать иски, оспаривая договоры аренды генераторов по разным основаниям: то в связи с тем, что они были заключены под давлением, то в связи с тем, что электростанции – недвижимое имущество, а значит, договор должен был пройти государственную регистрацию. Пока она, судя по информации, доступной в базах судов, эти процессы проигрывает.

Тем не менее Пономарев не может получить ни деньги, ни генераторы (112 штук). САЭ подала к IKEA иск о возврате имущества, выиграла его, но IKEA не спешит возвращать оборудование, ее юристы постоянно требуют разъяснений в суде: например, что именно означает формулировка о возврате имущества «в надлежащем виде», жалуется Пономарев. При этом IKEA пытается через суд заставить САЭ вывезти мусор с территории «Мег», а «мусор» – это контейнеры с теми самыми генераторами, который он бы и сам рад вывезти, да ему их не отдают, утверждает Пономарев.

В пресс-службе IKEA «Ведомостям» сообщили, что компания не комментирует открытые судебные процессы.

Милицию вызывали?

Чтобы увереннее чувствовать себя на российском рынке, IKEA обратилась в британские детективные агентства.

Одно из них называет газета Expressen – Diligence. Это агентство известно в России по крайней мере одним проектом: в 2006 г. фонд IPOC (бенефициар которого похож на бывшего министра связи Леонида Реймана) обвинял Diligence в том, что оно по заказу «Альфа-групп» добыло в KPMG конфиденциальные документы IPOC – между «Альфой» и фондом тогда была война за блокпакет «Мегафона». Возможно, Diligence успело поработать и против «Альфы». На сайте агентства сказано, что по заказу одной из ведущих западных нефтяных компаний, собиравшейся купить российского конкурента, Diligence проверяло, кто является реальным владельцем этого конкурента, и изучало его ключевых сотрудников на предмет связи с криминалом; после этого клиент успешно завершил инвестиции на $7 млрд. Под это описание подходит только одна сделка: в феврале 2003 г. британская BP и российская ТНК, в акционерах которой была «Альфа», создали совместную компанию ТНК-ВР.

Запросы IKEA, нанявшей Diligence, были намного скромнее, знает частный детектив, знакомый с ходом расследования. По договору с IKEA детективы должны были изучить все судебные материалы и переписку, касающиеся разбирательств с Пономаревым, сделать вывод, насколько обоснованными были решения судей.

По данным Expressen, Diligence сделало вывод, что претензии Пономарева законны, поэтому детективы разработали для IKEA «криминальную стратегию» против владельца САЭ, предложив переквалифицировать дело в уголовное. На сайте газета даже разместила фотографию презентации этой стратегии.

Представитель лондонского офиса Diligence назвал сведения Expressen «инсинуациями». «Задачи, поставленные для Diligence, сводились исключительно к судебному процессу и не включали никаких заданий по сбору компрометирующей информации ни о ком», – настаивает юридический отдел IKEA.

Еще об одном работавшем на IKEA британском агентстве – Alaco «Ведомостям» рассказал частный детектив, пожелавший остаться неназванным. Известна эта компания и Пономареву. По его словам, когда у САЭ возник с IKEA генераторный конфликт, соучредитель Alaco Амброс Кэри настойчиво предлагал партнеру Пономарева Харри Хейккиля продать его 50%-ную долю в САЭ IKEA. Но Хейккиля предпочел отдать свою долю Пономареву (Хейккиля и Кэри не стали комментировать взаимоотношения с IKEA).

Все как у людей

«Формально IKEA не всегда действовала в правовом поле, из-за этого у нее и возникали проблемы, – считает замминистра Воскресенский. – В одних регионах власти поддерживают IKEA, рассчитывая на новые рабочие места и налоги, в других – нет, и там у IKEA начинались сложности».

Источник в IKEA дает более развернутое объяснение: по его словам, IKEA просто не заметила, что в России с 2005 г. произошло резкое ужесточение законодательства – был принят Градостроительный кодекс. Сотрудники компании пытались рассказать руководству о нарушениях в строительстве, но их сразу увольняли, утверждает источник. А в 2008 г., когда компания спохватилась, что торговые центры построены с нарушением действующих законов, случился скандал. С этого момента IKEA пытается найти выход из ситуации, в которую попала по своей вине, заключает он. «Компания проводит проверку по факту обвинений в адрес бывшего руководства сети торговых центров «Мега» в России со стороны нескольких ранее уволенных сотрудников, – говорит представитель «ИКЕА Мос». – Если какие-то из высказанных обвинений подтвердятся, компания примет меры к тому, чтобы разрешить соответствующие претензии и не допустить аналогичных случаев в будущем».

Пример IKEA показателен с точки зрения необходимости изменения градостроительного законодательства, защищает шведскую компанию директор департамента Минэкономразвития Сергей Беляков. «Из-за запутанных процедур сбора документов, который занимает до трех лет, инвесторов ставят перед выбором – или потратить много времени на экспертизу, согласования и в итоге отказаться от инвестиций в России, или начинать строительство, а документы оформить потом. Второй способ стал общепринятым, и IKEA не исключение», – считает чиновник.

«Раньше многие начинали строить до того, как получали разрешения, сознательно шли на нарушения, платили штрафы, лишь бы не задерживать строительство, – согласен старший вице-президент Knight Frank Андрей Закревский. – Если бы все соблюдали строительное законодательство, то в России до сих пор бы не было ни IKEA, ни других крупных проектов».

«Требования настолько противоречивы, что если их все соблюдать, то ни один проект невозможно будет построить. Его просто не согласуют», – вторит ему гендиректор «Colliers International – Россия» Максим Гасиев, добавляя, что система госрегулирования строительной отрасли стимулирует взяточничество.

Оценить размеры этого взяточничества под своей фамилией не согласился ни один из опрошенных «Ведомостями» участников рынка и экспертов. Но цифры называют примерно одинаковые: если компания строит вообще без разрешений, откаты чиновникам за получение пакета документов после сдачи объекта могут достигать 30% от затрат на строительство, за подключение к электричеству – 20–30%. При этом, по словам топ-менеджера Management Development Group, «взятки наличными давно никто не дает, все оформляется как социальная поддержка или часть работ отдается подрядчикам, на которых указывают местные чиновники».

Опыт IKEA, возможно, показывает, что запросы чиновников все-таки ниже. В Екатеринбурге местная администрация в 2004 г. требовала от IKEA перечислить 10% от сметной стоимости ($150 млн) в «добровольные фонды» на развитие инфраструктуры города. Об этом случае рассказывается на сайте тогдашнего губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя, которому пожаловался менеджер IKEA Дан Шеллгрен. Россель тогда взял проект под личный контроль и взносы компании делать не пришлось.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать