Статья опубликована в № 2670 от 17.08.2010 под заголовком: Ни войны, ни мира

Восстановление российской экономики прекратилось, началась стагнация

Начало III квартала не задалось: промышленное производство продолжило сокращаться, отчитался Росстат. Экономика переходит на новую траекторию – горизонтальную
А.Махонин

Темпы роста индустрии в июле составили 5,9% к июлю прошлого года, но это в 1,7 раза меньше, чем в первом полугодии, сообщил Росстат. В июле с учетом сезонного фактора индустрия сократилась на 0,1%, в июне было минус 0,5%. «Если говорить с осторожностью – видим отсутствие роста», – характеризует ситуацию Владимир Сальников из ЦМАКП.

По расчетам ЦМАКП, индустрия в июле сократилась на 0,8% после нулевых темпов в июне. По расчетам Центра развития Высшей школы экономики – сократилась на 0,5%.

Средние трехмесячные темпы роста промышленности с учетом июля сократились до 0,1% против 0,8% в среднем за последние 12 месяцев, подсчитал Валерий Миронов из Центра развития: «Ни войны, ни мира: горизонтальный тренд». Такая ситуация может сохраниться надолго, полагает он: за полгода из 117 секторов число растущих сократилось в 1,5 раза – с 92 в январе до 66 в июне.

В июле, по оценкам Сальникова, в обрабатывающих отраслях снижение приняло широко распространенный характер и затронуло химию, машиностроение и даже пищевую отрасль. Новые веса Росстата, которые привели к существенному повышению темпов роста промышленности в начале года, не помогли, иронизирует Миронов: «Она все равно замедлилась».

Небывалая жара ни при чем, ее влияние скажется позже – на итогах августа, когда останавливались конвейеры, говорит Владимир Тихомиров из «Уралсиба». Причины же остановки индустрии – общеэкономические: стагнация внешнего спроса при растущей конкуренции с импортом на внутреннем рынке из-за укрепления рубля (на 8,9% с начала года), считают и Сальников, и Миронов.

С марта экспорт, достигнувший докризисных уровней еще в конце прошлого года, стагнирует в пределах 1,5% с учетом сезонности, тогда как импорт еще примерно на 40% ниже докризисных значений и продолжает расти, поглощая восстанавливающийся потребительский и инвестиционный спрос, указывает Миронов. Пока признаков перелома ситуации не видно, полагает Сальников: «Возобновление роста если и будет, то очень слабое».

Промышленность первой выпрыгнула из кризиса, потянув за собой экономику, теперь первая замедляется, говорит Александр Морозов из HSBC, на ближайшие три года рост экономики стабилизируется в пределах 2–4%. Мировой рост цен на сырье, приток капитала и политика ЦБ по недопущению быстрого укрепления рубля – вот та «русская тройка», которая несла экономику вперед, продолжает Морозов, теперь на эти драйверы рассчитывать сложно.

По консенсус-прогнозу Центра развития, за 2010 г. экономика вырастет на 4,6%, что при росте на 4,1% в первом полугодии фактически означает стагнацию во втором. Набрать 5% роста в ближайшие пять лет не удастся.

Исторически выход из рецессий растягивался на 2–3 года, поэтому ничего непредсказуемого в начавшемся замедлении нет, говорит Тихомиров: «Неуверенно, но восстановление продолжается». К тому же на торможение промышленности мог повлиять эффект базы: она начала восстанавливаться как раз с середины прошлого года, указывает он.

До кризиса рост экономики обеспечивали экспорт и потребительский спрос, оплаченный дешевым кредитом, напоминает Тихомиров, сейчас основным двигателем будет государственный спрос, а его возможности ограничены необходимостью балансировать бюджет. Вялотекущие темпы – около 4% в год – продлятся, пока не восстановится мировая экономика, заключает Тихомиров.

Это означает, что экономика России будет расти ниже своего потенциала – он составляет минимум 4,5–5% в год, говорит Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank. Главный риск – опасность снова оказаться в замкнутом круге стагнации реального сектора и отсутствия роста кредитования, предупреждает он: плохие данные промпроизводства могут ударить по уверенности банков, а отсутствие кредита затормозит производство. Стагнация негативно влияет на краткосрочные перспективы роста потребления и, соответственно, на уверенность компаний в необходимости инвестиций, продолжает он, а это бьет по плану правительства, что инвестиции должны стать главным локомотивом экономики.

У инвестиционного спроса еще большой резерв, полагает Миронов: инвестпланы только госмонополий должны были обеспечить годовой прирост инвестиций на 7%, за январь – июнь они выросли лишь на 1,3%. «Возможно, какой-то отскок мы во втором полугодии еще увидим», – заключает эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать