Бизнес
Бесплатный
Александра Терентьева
Статья опубликована в № 2766 от 30.12.2010 под заголовком: Война на троих

В «Норильском никеле» могут остаться или Владимир Потанин, или Олег Дерипаска

Меньше года смогли прожить в мире крупнейшие акционеры «Норникеля» – UC Rusal и «Интеррос». Война была объявлена на годовом собрании акционеров и теперь, уверены участники конфликта, остаться в компании должен только один. Но достичь этого не просто – никто не хочет продавать долю
«Норильский никель»

горно-металлургическая компания. владельцы: UC Rusal (25,13%), Владимир Потанин (25%). капитализация – $45 млрд. выручка (МСФО, 1-е полугодие 2010 г.) – $6,8 млрд. чистая прибыль – $2,3 млрд.

Набралась критическая масса – так чаще всего описывали причину конфликта собеседники «Ведомостей», близкие к «Норникелю» и его акционерам. У каждой из сторон длинный список претензий друг к другу. «У «Интерроса» и UC Rusal принципиально различные взгляды на развитие компании», – говорит вице-президент «Интерроса» Андрей Бугров. Компанию Владимира Потанина насторожило выдвижение основного совладельца и гендиректора UC Rusal Олега Дерипаски в совет директоров компании. Хотя, объявляя перемирие в декабре 2008 г. (см. врез), Дерипаска и Потанин публично заявляли: акционеры лично в совет баллотироваться на будут. Вторая претензия – требование UC Rusal заплатить $3 млрд дивидендов, что превышало чистую прибыль «Норникеля», вспоминает Бугров.

«Интеррос» не соблюдал договоренности об управлении «Норникелем»: в совете директоров был нарушен баланс интересов (UC Rusal получила три голоса, а «Интеррос» – четыре), не был переизбран Александр Волошин (возглавлял совет с декабря 2008 г.), отсюда и конфликт, настаивает UC Rusal. Алюминиевая компания подозревала, что два ее кандидата – Волошин и гендиректор группы «Онэксим» Дмитрий Разумов – не вошли в совет «Норникеля» из-за сговора между менеджментом компании (у ГМК на тот момент было 8,5% акций) и «Интерросом». Последние обвинения опровергали.

Так был дан старт затяжной войне, в ходе которой стороны вели себя по-разному. UC Rusal писала президенту Дмитрию Медведеву, в ФСФР, подавала иски к «Интерросу» в Арбитражный суд Лондона, созывала внеочередное собрание акционеров «Норникеля», чтобы переизбрать совет, проводила road show, чтобы убедить миноритариев в своей правоте. Но все тщетно: совет директоров остался прежним. «Инетррос» же почти не отвечал на выпады, объясняя это нежеланием ввязываться в публичную перепалку. Лишь однажды холдинг объявил, что больше не считает соглашение с UC Rusal об управлении «Норникелем» действительным. А на работу в «Норникель» перешел первый вице-президент «Интерроса» Андрей Клишас, который всегда считался правой рукой Потанина. Постепенно борьба начала переходить грани разумного. Во время визита премьера Владимира Путина в Норильск в сентябре самолету Дерипаски долго не разрешали посадку в аэропорту города (представитель «Норникеля» уверял, что компания не чинила никаких препятствий). А человек, знакомый с Потаниным, рассказывал, что бизнесмена в начале августа в течение получаса слишком тщательно досматривала служба безопасности сочинского аэропорта (принадлежит «Базэлу» Дерипаски). В «Интерросе» это опровергают, в «Базэле» – не комментируют.

UC Rusal применяла «традиционный набор законных методов, которые используют акционеры, чтобы защитить свои права», считает представитель компании. Первое отличие этой борьбы от прошлой – максимальная публичность: UC Rusal предпочитает вести борьбу на страницах газет, отмечает Бугров. Второе – государство так и не вмешалось, хотя в самом начале конфликта была сильна вера в то, что мирить разошедшихся не на шутку акционеров «Норникеля» будут чиновники. Они должны разобраться сами, говорил высокопоставленный источник в Кремле. В том же духе высказывался и премьер Владимир Путин. Третье отличие – менеджмент стал самостоятельной и сильной стороной в конфликте, подчеркивает аналитик «Тройки диалог» Михаил Стискин. Руководство компании с самого начала занимало независимую позицию, защищая интересы компании, всех ее акционеров, говорит представитель ГМК.

Но пока позиция менеджеров совпадает с мнением «Интерроса». Причина конфликта – в различии подходов к управлению «Норникелем», говорит представитель ГМК. Если «Интеррос» считает себя стратегическим инвестором, стоящим у истоков создания компании, то UC Rusal, похоже, ждет значительных денежных поступлений лишь на том основании, что на пике мировых цен выкупила блокпакет ГМК у Михаила Прохорова, рассуждает он. То же говорит и Бугров. UC Rusal требует заменить менеджеров, «поставленных «Интерросом», считая, что они «разрушают стоимость компании»: капитализация ГМК уже должна была превысить $60 млрд. «Не менеджмент и «Интеррос» играют в одной команде, а UC Rusal занимает отличную от большинства акционеров позицию», – парирует представитель ГМК.

Потанин и Дерипаска не уживутся в «Норникеле», единодушны собеседники «Ведомостей». Объявленная цель – объединить компании – недостижима, поэтому UC Rusal акции лучше продать, считает Бугров. «Норникель» был готов сам выкупить блокпакет у UC Rusal за $14 млрд, но Дерипаска просил $16 млрд, и сделка сорвалась. Впереди у «Норникеля» еще одно внеочередное собрание акционеров «Норникеля», которое назначено на 11 марта. Повестка все та же: переизбрание совета директоров. И UC Rusal вновь «уверена в способности отстоять свои права».

Сделать это будет не просто, считает Стискин, ведь пока в этой битве преимущество на стороне «Интерроса», и не без помощи менеджмента. Но если вдвоем они и победят UC Rusal, есть вероятность, что потом менеджмент начнет играть против «Интерроса». Рычаги у него будут: «Норникель» объявил обратный выкуп акций на $4,5 млрд, чего хватит на 10% акций ГМК. В сильном менеджменте угрозы «Интерросу» как акционеру нет, уверен Бугров Расставаться со своей долей в «Норникеле» «Интеррос» не собирается, добавляет представитель холдинга.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать