Бизнес
Бесплатный
Ирина Скрынник|Евгений Ракуль
Статья опубликована в № 2767 от 11.01.2011 под заголовком: Зерно осталось в России

Зерновые трейдеры не использовали последнюю возможность продать зерно

1 января экспортеры имели уникальную возможность вывезти российское зерно на внешние рынки. Но, судя по всему, ею никто не воспользовался

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Из-за небывало низкого урожая в августе российское правительство ввело временный запрет на экспорт зерновых и муки. Сначала эмбарго было введено на срок до 31 декабря. А в октябре премьер-министр Владимир Путин продлил запрет до 30 июня 2011 г. Правда, эмбарго вступало в силу со 2 января. Выходило, что 1 января зерно можно было законно отгрузить на внешние рынки.

До эмбарго 90% российского зерна экспортировалось через южные порты, и 80% этого объема приходилось на Новороссийск. Несмотря на праздник, 1 января, по данным Южного таможенного управления (ЮТУ), работали все четыре таможенных поста Новороссийской таможни, два из трех — Сочинской, а также Ингушский и Краснянский таможенные посты (Минераловодская и Миллеровская таможни). ЮТУ на своем сайте даже сообщило, что «дополнительно возможна работа таможенных органов и в другие дни (не являющиеся рабочими в праздники. — “Ведомости”) по предварительным заявкам, которые можно подать до 31 декабря».

Но воспользоваться открывшимся окном экспортеры не поспешили. «Поставок российского зерна на экспорт 1 января не было», — сообщил «Ведомостям» оперативный дежурный центрального поста Новороссийской таможни (пост отвечает за перевалку всего экспортного зерна на Новороссийской таможне). По его словам, переваливалась только транзитная пшеница из Казахстана. Представитель ФТС прокомментировать ситуацию по общероссийским отгрузкам вчера не смог, сославшись на праздничные дни.

Риски невыпуска зерна были несоизмеримо высоки по сравнению с возможной прибылью, объясняют трейдеры. Погрузка судна водоизмещением 50 000 т обычно занимает 2,5 суток, 25 000 т — около суток, а везти меньшими судами через Новороссийск нет смысла, говорит топ-менеджер крупного зернотрейдера, попросивший об анонимности. Теоретически загрузить небольшие суда и успеть оформить все документы за один день можно, считает гендиректор компании «Астон» (в сезоне 2009/10 г. занял 8-е место по объему экспорта зерна, отгрузив 1,05 млн т из общего объема в 21,46 млн т, данные ФТС) Вадим Викулов. Топ-менеджер крупного зернотрейдера рассказывает, что на деле его компания смогла отгрузить транзитную партию зерна из Казахстана через Новороссийск только 3 января. В первый день года никто не работал. Топ-менеджер южнороссийского зернотрейдера также не слышал о том, что кто-то отгружал зерно на экспорт 1 января.

Эмбарго заставило крупнейших экспортеров пересматривать стратегию. Владелец Valars Group (6-е место среди экспортеров) Кирилл Подольский рассказывает, что отправил значительную часть сотрудников, задействованных в трейдинге, в неоплачиваемые или частично оплачиваемые отпуска. На российском рынке наш опыт в экспортном трейдинге не востребован: внутренний рынок устроен проще и роль посредников здесь минимальна, говорит Подольский. „Хотя компания немного торгует, это не те объемы, которые могли бы быть при открытом экспорте», — сокрушается Подольский.

Топ-менеджер в прошлом одного из ведущих экспортеров говорит, что компания переключилась на внутрироссийский рынок. Объемы торговли на внутреннем рынке в 2-3 раза меньше, чем прежде при экспортных поставках, соглашается он с Подольским. К тому же работа на внутреннем рынке более рискованна, отмечает топ-менеджер: например, здесь характерны отсрочки платежа от одного до двух месяцев, а при экспортных поставках оплата осуществлялась через аккредитив или по факту выхода судна из порта.

На финансовые результаты «Астона» ситуация с запретом не повлияла, говорит Викулов. По его словам, компания не увольняла людей, а переориентировала сотрудников на новые рынки и проекты, например усилила международный блок (в начале августа «Астон» открыл офис в Лозанне, специализирующийся на международных торговых операциях с зерном и растительными маслами). Также за компанией остались внутренние торговые операции из-за достаточных запасов сырья, сообщает Викулов.

А вот группа «Разгуляй» отказалась от зернового трейдинга как одного из ключевых направлений бизнеса из-за высоких рисков, рассказал в конце декабря председатель совета директоров группы Рустем Миргалимов. Трейдинговые операции обеспечивают самую низкую маржу в агробизнесе, поэтому компания и не считает нужным отдавать им приоритет, объяснял гендиректор компании Виктор Сухинов. В этом сегменте высокие риски, добавил Миргалимов.

Valars Group не собирается отказываться от экспортной торговли — как только запрет снимут, компания возобновит экспорт в прежних объемах (по данным ФТС, в сезоне 2009/10 г. Valars Group экспортировала 1,27 млн т зерна). Подольский считает, что в лучшем случае запрет снимут 1 сентября.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать