Тяжесть аварии на АЭС «Фукусима-1» усугубили японские особенности

Если бы в Японии был принят американский стандарт обращения с ядерным топливом, последствия инцидента, вероятно, не были бы столь разрушительными, выяснила WSJ.
AP / Japan Defense Ministry

Тяжесть последствий аварии на АЭС «Фукусима-1» в значительной степени обусловлена не только просчетами в проектировании и возрастом станции, но и существующей в Японии практикой обращения с ядерным топливом, показало расследование The Wall Street Journal, проведенное по материалам японского Агентства по ядерной безопасности.

Фокус новостей с аварийной станции по мере развития аварии смещался с работавших на момент землетрясения 11 марта трех первых реакторов к бассейнам выдержки отработанного ядерного топлива (ОЯТ) остальных трех энергоблоков. Одной из главных задач ликвидаторов аварии, с которой они частично справились в выходные 20-21 марта, было как раз заполнение охлаждающей водой бассейнов выдержки ОЯТ. В воскресенье секретарь кабинета министров Японии Юкио Эдано заявил, что после ликвидации последствий аварии восстановить АЭС будет невозможно: ее закроют.

По последним сообщениям, в понедельник на «Фукусиме-1» была объявлена новая частичная эвакуация из-за дыма, поднявшегося над бассейном третьего энергоблока. Выброс не сопровождался ростом уровня радиации, сообщило Агентства по безопасности атомных объектов Японии.

В период с 2005 по 2009 г. на «Фукусиме-1» произошло 15 инцидентов - больше, чем на любой другой из крупных АЭС Японии, выяснила WSJ, причем средняя годовая доза облучения сотрудников этой АЭС также была выше. Такеси Макигами, один из топ-менеджеров оператора станции Tepco, заявил, что это нормально с учетом частоты обслуживания ее старых реакторов кипящего типа (все шесть запущены в 70-е гг. прошлого века). «Мы, конечно, постоянно заменяли устаревшие компоненты, чтобы уравнять функциональность старых энергоблоков этой АЭС с более новыми. Но в реальности добиться этой цели не так просто», заявил специалист. Некоторые инциденты были прямо связаны с аварийным оборудованием – например, с дизель-генератором и с контрольным стержнем, но ни один из них не привел к утечке радиации, признает газета.

Гораздо большее беспокойство вызывает существующая в Японии практика полной выгрузки свежего ядерного топлива из реакторов с перемещением его в бассейны выдержки, пишет издание.

Цунами 11 марта застало четвертый реактор АЭС в заглушенном виде, а свежее ядерное топливо из него – выгруженным в бассейн выдержки ОЯТ при энергоблоке. «Мы проводили регулярную инспекцию четвертого реактора, для этих работ топливо выгружается полностью», заявил Такеси Макигами. Цунами вызвало отключение энергоснабжения и остановку прокачки охлаждающей воды через бассейн четвертого энергоблока, испарившаяся вода обнажила топливные стержни, которые начали перегреваться и выделять взрывоопасный водород. 15 марта ситуация на четвертом энергоблоке стала критической - произошел разрушительный взрыв и несколько пожаров, сопровождавшихся выбросом радиации.

Принятая в Японии практика полной выгрузки топлива из реакторов в данном случае однозначно способствовала развитию и усугубила последствия аварии, заявил эксперт по ядерной безопасности из MIT Энди Кадак, специально изучавший эту тему. Японцы считают вполне безопасным хранение даже высокоактивного свежего топлива в менее защищенных бассейнах под слоем воды. Эта точка зрения имеет право на существование, но только при непрерывной достаточной циркуляции и большом расстоянии между топливными стержнями. В США и остальном мире принята система частичной замены топливных стержней, когда топливо меняется по мере выработки, и в бассейны выдержки попадают только самые выработанные и самые «холодные» стержни. Основная часть свежего топлива, таким образом, никогда не покидает максимально защищенной области – собственно реактора, отмечает эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать