Аварию на "Фукусиме" усугубила японская корпоративная культура

Сброс пара на первом энергоблоке АЭС в первые часы после аварии запоздал из-за того, что дежурная смена просила разрешения у начальства
АР

Излишне жесткое регулирование принятия решений при тяжелых чрезвычайных ситуациях на японских АЭС в сочетании с традициями корпоративной культуры страны привело к тому, что аварийный сброс радиоактивного пара на первом реакторе был произведен слишком поздно, пишет The Wall Street Journal, восстанавливая картину происходившего. Персонал оператора станции компании TEPCO допустил двукратное превышение предельного давления в контейнменте реактора №1 с последующим водородным взрывом, а поврежденные давлением уплотнения в дальнейшем, вероятно, привели к утечке высокорадиоактивной воды.

В отличие от, например, США, сброс радиоактивного пара на японских АЭС — крайняя мера, и начальник дежурной смены не имеет права принимать это решение без консультаций с начальством, а оно, в свою очередь, с регуляторами. В течение всего дня 11 марта компания не сбрасывала давление, а к к 2.30 12 марта оно достигло уровня, вдвое превышающего расчетное максимальное значение. В этой ситуации ранее извещенный о создавшемся положении гендиректор ТЕРСО Масатака Шимицу согласно протоколу оповестил директора японского комитета по промышленной и ядерной безопасности, а тот в 3.00 объявил, что принято решение сбрасывать пар.

Однако сброс удалось начать только через 7 часов: из-за отсутствия энергоснабжения клапаны высокого давления открывали вручную.

Сброс пара не производился также из-за опасений, что радиоактивные выбросы могут нанести вред еще не эвакуировавшимся жителям близлежащих районов. Прежде чем специалисты закончили выпускать радиоактивный пар, прошло еще 12 часов. Через час в первом энергоблоке произошел взрыв. По словам американских и японских экспертов, к этому привело именно промедление ТЕРСО. WSJ пишет, что взрыв мог произойти из-за утечки водорода через поврежденные клапаны, прокладки и части вентиляционной системы. Позже в первом энергоблоке произошло еще несколько взрывов, то же случилось и в других действующих энергоблоках. Радиоактивные частицы распространились далеко за пределы АЭС. Сейчас зона в радиусе 20 км от АЭС закрыта.

Генеральный директор ТЕРСО Масатака Шимицу выступил в защиту действий компании: «Вентилирование означает, что вы загрязняете окружающую среду». Его слова подтвердил спикер компании-оператора Ешикацу Нагай: если есть угроза распространения радиации, компания не прибегает к сбросу пара, пока давление возможно поднимать. По его словам, сброс – это самая крайняя мера. Но по американским правилам аварийный сброс нужно проводить до того, как давление поднимется до максимального расчетного уровня. Такими же правилами руководствуются в Корее и на Тайване.

В 1990-х гг. японскими компаниями-операторами и производителями энергетического оборудования было проведено исследование, которое подтвердило, что сконтейнменты реакторов выдерживают без разрушения давление, превышающее расчетное в два раза. Многие японские операторы приняли это как ориентир, чтобы меньше загрязнять воздух. Однако в General Electric Co выразили сомнение, что такие исследования проводились. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) заявило, что не имеет никаких конкретных рекомендаций по сбросу пара и не комментирует адекватность мер, принятых в странах-участницах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать