Статья опубликована в № 2887 от 05.07.2011 под заголовком: Четверо несмелых

Крупные компании жалуются Сечину

Четыре крупные компании пожаловались вице-премьеру Игорю Сечину на правительственный законопроект, подготовленный по инициативе президента. Они боятся делиться информацией о себе с миноритариями и членами совета директоров
Д.Гришкин

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

На прошлой неделе Госдума в первом чтении приняла законопроект, серьезно расширяющий права миноритариев на информацию о компаниях (поправки в закон об АО и о рынке ценных бумаг). Переработать правила раскрытия информации поручил правительству президент Дмитрий Медведев в марте, после совещания об улучшении инвестиционного климата. Но законопроектом оказались недовольны крупнейшие российские компании — «Роснефть», «Транснефть», «Сургутнефтегаз» и ТГК-2. Свои возражения они изложили в письме (от 12 мая, копия есть у «Ведомостей») курирующему ТЭК вице-премьеру Игорю Сечину. В ТГК-2 «Ведомостям» подтвердили факт письменного обращения к Сечину, представители «Роснефти» и «Сургутнефтегаза» отказались говорить о письме, с их коллегой из «Транснефти» связаться не удалось.

Все четыре компании конфликтуют со своими миноритарными акционерами. «Роснефть» и «Транснефть» судятся с миноритарием Алексеем Навальным, не желая предоставлять ему протоколы советов директоров и другие документы. Несмотря на проигрыш в двух судебных инстанциях, компании пытаются в кассации приостановить выдачу документов. «Сургутнефтегаз» Навальному предоставил протоколы, но без приложений, на которые миноритарий тоже имел право. В ТГК-2 конфликт между основным акционером (группа «Синтез») и крупными миноритариями, среди которых Prosperity Capital, Deutsche Bank AG и Clearstream Banking (в сумме более 30%), напрямую не связан с информацией – там миноритариям пока не удается даже провести представителей в совет директоров.

Предложенные правительством нововведения подорвут конкурентоспособность российских АО и снизят инвестиционную привлекательность экономики, предупреждают Сечина авторы жалобы. Например, компании будут обязаны раскрывать информацию о «дочках» всем акционерам, а не только обладателям не менее 25% акций, как сейчас. Недовольны компании и предложением расширить доступ акционеров к коммерческой тайне – это нарушает «конституционно значимый баланс интересов акционеров и компаний», пишут они. Нужно обезопасить компанию от «нечистоплотных инвесторов, действующих в интересах сиюминутной выгоды», замечает представитель ТГК-2. Но акционеры получат конфиденциальные данные только под расписку о неразглашении, сказано в законопроекте; и это обычная для развитых стран практика, замечает партнер GBLP Антон Ситников. В поручении президента речь идет о регламентации доступа к информации, а это не значит, что он должен быть безграничным, говорит пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков.

При разработке этой регламентации правительство будет учитывать мнение компаний, в том числе государственных, отмечает он.

Больше всего компании протестуют против равных прав на информацию для акционеров и членов совета директоров. Это важная норма, в законе она должна быть, убежден директор департамента Минэкономразвития Иван Осколков, ведомство будет предлагать ее ко второму чтению. Четыре компании против: члены совета директоров – приглашенные управленцы, которые не инвестируют в компанию и не могут быть уравнены в правах с ее собственниками, к тому же в законопроекте недостаточно четко проработан механизм защиты конфиденциальности и это «создает обширное поле для злоупотреблений со стороны недобросовестных членов совета», говорится в письме. Это реакция на политику замены профильных чиновников в советах на независимых директоров, объясняет сотрудник одной из компаний, подписавших письмо: «В советах появляются разные люди, возможен конфликт интересов или использование информации в ущерб компании». В замечаниях к законопроекту есть ссылки на иностранный опыт: развитое корпоративное законодательство (США, Германии, Англии) не знает примеров отождествления прав акционеров и директоров на информацию. Аналитика Standard & Poor’s Олега Швыркова этот аргумент удивляет, ведь в международной практике у членов совета директоров вообще нет ограничений на доступ к информации, в том числе конфиденциальной. Директора – «легитимные инсайдеры», которые должны видеть любую бумажку, продолжает он. Если уж человека привлекают к управлению компанией, то он должен иметь возможности для качественной и эффективной работы, замечает Осколков. Члены совета директоров несут репутационную и материальную ответственность за решения, не предоставлять им полную информацию о компании – абсурд, согласен директор Экспертного центра по корпоративным отношениям Александр Филатов.

Но и сейчас можно получить все необходимые директорам данные и документы по запросу и под подписку о неразглашении, рассказали «Ведомостям» независимые директора Сергей Гуриев (АИЖК, Сбербанк), Владимир Гусаков (РЖД, АИЖК, «Росагролизинг») и Олег Вьюгин («Транснефть»). Удалось директорам получить и полный отчет о благотворительных проектах «Транснефти» и ее «дочек», добавляет Вьюгин, но публикация этих данных не предусмотрена. В 2010 г. независимый директор «Аэрофлота» Сергей Алексашенко тоже смог получить информацию об оказании финансовой поддержки авиаотрасли, но только после угроз вынести на обсуждение совета вопрос об увольнении гендиректора компании. Доступа к информации о сделках «дочек» «Норникеля» не могли добиться и представители UC Rusal в совете директоров никелевой компании. Поэтому UC Rusal поддерживает новый законопроект, говорит ее представитель: «Компания всегда настаивала на большей открытости публичных компаний, особенно перед членами совета директоров, которые представляют интересы ключевых акционеров». Представитель «Норникеля» отказался это комментировать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать