Бизнес
Бесплатный
Олег Сулькин

Ян Шрагер: «Избегайте отелей-конвейеров»

Отельер и девелопер о том, что такое фантомные услуги и чему скандал со Стросс-Каном научил гостиничный бизнес

Ян Шрагер о том, как бутик-отели влияют на сетевые заведения, что такое фантомные услуги и чему скандал со Стросс-Каном научил гостиничный бизнес

Со знаменитым американским отельером и девелопером, 65-летним Яном Шрагером мы встретились в Нью-Йорке, в его офисе на Гринвич-стрит в районе Вест-Вилледж. Автор модной концепции бутик-отеля сейчас увлечен новой идеей — он хочет объединить доступность с эксклюзивным обслуживанием. Шрагер прославился сотрудничеством с дизайнером Филиппом Старком, однако ничего «дизайнерского» в офисе, где мы находимся, нет: обычное бюро с вереницей одинаковых дверей и бумажным хламом по углам. Голос у хозяина такой сиплый и низкий, словно всю жизнь он пил только самый крепкий виски и курил сигареты без фильтра. Так оно, возможно, и было, учитывая бурную молодость Шрагера и создание культового клуба Studio 54, за который по статье «Уклонение от налогов» ему даже пришлось отсидеть в тюрьме.

— Ваше имя на слуху со времен самого знаменитого ночного клуба эры диско Studio 54, расположенного на 54-й улице Манхэттена. С какими чувствами вы вспоминаете тот период жизни?

— С горько-сладкими. Всякое бывало. Я стараюсь о том времени особо не распространяться.

— Неужели нет желания написать мемуары?

— Нет. Единственное, что иногда заставляет об этом задуматься, — дикое количество небылиц и неточностей, которыми грешат воспоминания тех, кто имел отношение к Studio 54. Говорят, когда охотник не пишет мемуары, за него это делает лев.

— В Studio 54 бывали очень многие. А кто был, так сказать, Леди Гагой той тусовки? Лайза Миннелли? Бьянка Джаггер? Энди Уорхол?

— Вся толпа, приходившая в клуб, была коллективной Леди Гагой. А самыми востребованными персонами были не музыканты и не художники, а модельеры — Кельвин Кляйн, Ив Сен-Лоран, Карл Лагерфельд. Специфика такова, что в 1960-е в клубной жизни были востребованы рок-звезды, в 1970-е — фэшн-дизайнеры, в 1980-е — художники, в 1990-е — знаменитости массмедиа.

— Проект новой сети отелей совместно с Marriott — Edition — революция в гостиничном бизнесе? Это будет сочетание сетевого отеля с бутик-отелем?

— Нет, просто сочетание оригинальности и доступности, искусства и коммерции. Я объединился с Marriott потому, что у них классный менеджмент, они внимательны к мелочам — это и есть культура обслуживания. А от меня — творческие идеи, стиль, художественный дизайн и, если хотите, лоск.

— Сколько звезд будет у отелей нового бренда?

— Где-то между четырьмя и пятью. Но я не поклонник стар-рейтинга. Главное — чтобы вам понравилось в отеле и вы запомнили его на всю жизнь. Вот аналогия: вы приходите в магазин Apple покупать компьютер. И получаете не только товар, но и великолепный штучный сервис. Все отменного уровня — квалификация и энтузиазм персонала, качество дизайна и упаковки, дополнительные услуги. Как это оценить? Пятью звездами? Да какая разница. Просто это отличное обслуживание.

— Но встречаются отели, у которых шесть, а то и семь звезд. Как вы к этому относитесь?

— Я им не верю. Люди хотят улучшить то, что уже близко к совершенству. Но как? Добавить еще одну скульптуру в вестибюль? Или пришить золотые эполеты к мундиру швейцара? Это скорее гримасы продвинутого маркетинга, типа экологичных «зеленых» отелей. Пятизвездочного статуса достаточно, ничего не нужно изобретать, главное — сохранить достигнутый уровень.

— Но существуют ведь определенные параметры, позволяющие судить о классе отеля, например, джакузи в номере или круглосуточный заказ еды.

— Если в отеле классный бар и хороший ресторан, а в номере удобная постель, то так ли важно, можно ли заказывать еду по ночам? И не принципиально, где ты находишься. Если все удобно и приятно, то ты всегда дома — хоть в Нью-Йорке, хоть в Москве.

— Кстати, вы бывали в Москве?

— Да, один раз. Пять лет назад.

— Где жили?

— В «Кемпински». Знаете, рядом с Кремлем. Все было отлично. Еще я ездил в Петербург, очень понравилось. Название отеля не помню.

— Какие отели вы сами предпочитаете?

— Те, которые отвечают моему стилю и чувству меры. Сервис должен быть легким, доброжелательным, качественным, но скромно-будничным, без пафоса и без назойливости. Ключевой компонент — хороший бар и ресторан, куда приходят интересные люди. Он должен быть одним из заметных заведений города.

— Приоритеты меняются. Сегодня для очень многих главное — не качество бара и ресторана, а есть ли в номерах скоростной бесплатный Wi-Fi.

— Интернет в отеле должен быть бесплатным. Слупить с постояльца несколько лишних долларов за Wi-Fi — стратегически неверное решение.

— Вы дали старт концепции бутик-отеля. А как обстоит дело сегодня? Что побеждает — сетевые заведения или бутики?

— За бутик-отелем будущее гостиничного бизнеса в целом. И на сетевые отели влияние бутиков огромно. Сети стали уделять внимание модному дизайну, качеству еды, оборудованию вестибюлей как удобного места общения. В качестве аналогии: замечательный архитектор Мис ван дер Роэ строил супероригинальные здания и был не понят вначале своими коллегами. Потом другие архитекторы стали копировать его достижения, во многом их упрощая. Многие бутик-отели сегодня — лишь слабые и банальные подражания оригинальному концепту. И все равно прогресс налицо.

— Существует категория людей, постоянно пребывающих в разъездах. Помните героя Джорджа Клуни из фильма «Мне бы в небо»? Для них отель — основное место жительства. Ваш совет этим людям?

— Избегайте отелей-конвейеров. Иначе все ваши поездки превратятся в монотонную череду безликости и рутины. Людям нужно перестать бояться сюрпризов, ведь они могут быть и приятными.

— Элитные отели подчас взимают слишком высокую плату, несоразмерную с уровнем сервиса. Не кажется ли вам, что люксовый сегмент — это «липа», мыльный пузырь?

— Я знаю одно: не должно быть фантомных услуг, которые фигурируют в прейскурантах и гостевых буклетах в номерах, но никогда не бывают востребованы по одной причине — они никому не нужны.

— Как воспитать идеального гостиничного работника?

— Нужно, чтобы люди, работающие в отеле, воспринимали его концепцию не как чудачество или перфекционизм, а как эффективную программу действия. Персонал должен ощущать себя единомышленником создателей отеля. Это возможно только в атмосфере всеобщего искреннего энтузиазма. Нужно понимать, что в успехе общего дела есть твоя заслуга, так же как есть твоя вина и в провале. Нельзя дистанцироваться от начальства и считать себя пешкой в чужой игре.

— В какой отель вы бы хотели вернуться?

— В любой новый, только что открывшийся отель.

— Как это «в любой»?

— Понимаете, когда отель открывается, в нем все радует глаз. Все с иголочки. Горничные, швейцары, менеджеры стараются. Но время идет, и настрой меняется.

— Скандал со Стросс-Каном чему-то научил гостиничный бизнес? Может, установить видеокамеры? Или запретить горничным-женщинам убирать номера, где постояльцы мужчины?

— Нужно придерживаться существующих правил. Во время уборки держать дверь номера открытой. Некоторые горничные любят закрывать дверь, чтобы не мешать проходящим по коридору. Но теперь придется менять привычки. Что касается видеокамер, то в дверях отеля, при входе в вестибюль они нужны для безопасности. А вот насчет коридоров не уверен.

— Чем вы сейчас заняты, помимо совместной работы с Marriott?

— Есть еще один проект, называется Public. Это отели нового класса, собираемся построить 10-15 таких в предстоящие пять лет. Первый Public уже открылся в Чикаго, на месте легендарного Ambassador East Hotel. Работаю также над новым брендом элитного класса. Называется Schrager.

— И вам хватает времени на личную жизнь? Вы ведь недавно женились.

— Да, мою новую жену зовут Таня. Она в прошлом танцовщица.

— Она русская?

— Нет.

— А чем Таня сейчас занимается?

— Домом и детьми. Она поступила умно: ушла из балета прежде, чем ее «ушли» бы по возрасту. Таня танцевала с детского возраста, посвятила труппе New York City Ballet где-то пятнадцать лет. Достаточно.

— У вас теперь четверо дочерей, к двум от предыдущего брака прибавились две дочери вашей новой жены. Женское царство. Как вы себя в нем ощущаете?

— Не совсем женское. У нас с Таней родился сын. Ему десять месяцев. Вообще управляться с четырьмя дочерьми подросткового возраста очень нелегко. У них на уме мальчики и все такое. Приходится быть жестким, и я себя порой чувствую как сержант в училище для морпехов. Зато с сыном отдыхаю, он очарователен.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Провожу его в кругу семьи. Когда мои дочери были маленькими, я был по уши погружен в бизнес и не уделял им достаточно внимания.

Досье:

1946

Родился в Нью-Йорке.

1977

Вместе со Стивом Рубеллом, Тимом Сэваджем и Джеком Даши создал самый модный нью-йоркский клуб Studio 54.

1984

Открыл первый бутик-отель Morgans.

2005

Основал Ian Schrager Company.

2010

Появился первый отель из сети Edition, которую Шрагер создает вместе с Marriott.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать