Бизнес
Бесплатный
Елена Мазнева|Галина Камнева
Статья опубликована в № 2940 от 16.09.2011 под заголовком: Американский интерес

Как США следили за инвестициями «Сургутнефтегаза» в Венгрии

Покупка «Сургутнефтегазом» доли в венгерской MOL, оказывается, беспокоила не только власти Венгрии, но и США. Это следует из очередного раскрытия на Wikileaks
AP

Первая иностранная инвестиция «Сургутнефтегаза» наделала много шума. 30 марта 2009 г. он объявил, что покупает у австрийской OMV 21,2% акций венгерской MOL за 1,4 млрд евро, почти вдвое выше тогдашних котировок. В Венгрии инвестора встретили враждебно: чиновники, эксперты и представители MOL очень долго называли сделку попыткой Кремля захватить MOL, которая помимо нефтепереработки контролирует газотранспортную систему Венгрии, а также планирует участвовать в строительстве газопровода Nabucco в обход России. «Сургут» так и не попал в реестр акционеров MOL – венгерские регуляторы блокировали все попытки, ссылаясь на то, что российская компания не раскрывает бенефициаров. В итоге она отказалась от актива: в июле этого года правительство Венгрии выкупило у «Сургута» акции MOL за 1,88 млрд евро.

Но, оказывается, сделка беспокоила не только Венгрию, но и США. Это следует из очередной порции секретной дипломатической переписки, опубликованной на сайте Wikileaks (см. www.vedomosti.ru).

«Сохраняем бдительность»

На Wikileaks раскрыты два доклада для Вашингтона, подписанные Джеффри Левайном, бывшим замруководителя дипмиссии в посольстве США в Будапеште. Первый доклад был отправлен 2 апреля 2009 г., т. е. через три дня после объявления о покупке «Сургута». К тому моменту посол успел поговорить с тогдашним гендиректором MOL Дьёрдем Мошоньи (31 марта тот заверил, что компания готовится к «защите», отмечается в докладе); человек, чье имя не раскрывается, пообщался с другим топ-менеджером MOL (и тот сказал, что покупка расценивается как директива от «высших чинов в российском правительстве», а менеджер узнал о сделке из газет). Кроме того, 31 марта посол поговорил с лидером Венгерской социалистической партии Аттилой Мештерхази (в 2010 г. выдвигался на пост премьера) и тот сказал, что сделка подтверждает прежние подозрения – OMV, скупая акции MOL (и пытаясь добиться контроля), возможно, с самого начала действовала в интересах России, о чем Мештерхази предупреждал Вашингтон за год до этого. Посольство в Будапеште подключило к работе и московских коллег, отмечается в докладе Левайна, – чтобы понять, что представляет собой «Сургутнефтегаз». Там ответили, что это одна из самых закрытых компаний России, почти все, что сообщается о ней в прессе или в отчетах аналитиков, сопровождается фразами типа «по неофициальной информации» или «по слухам». Например – что у премьера Владимира Путина, может, есть доля в компании, что ее могут объединить с «Роснефтью». А еще то, что у «Сургута» $20 млрд на счетах. «Попытки встретиться с компанией [встретили] категорический отказ», – отмечается в том же докладе.

В уставе MOL было очень серьезное ограничение для инвесторов – какой бы ни был пакет, акционер может голосовать не более чем 10% акций. Руководство MOL всегда успешно это обходило: квазиказначейские акции и бумаги, переданные «дружественным» фирмам, разбитые на несколько пакетов, обеспечивали контроль над компанией, писал Левайн. Так же может поступить и «Сургут», отмечалось в докладе, например, продав часть акций «Роснефти». А MOL не сможет постоянно отвлекаться на борьбу с «Сургутом», гласил итоговый комментарий Левайна.

Та же настороженность видна и во втором докладе – от 24 апреля 2009 г., после годового собрания акционеров MOL, на которое представители «Сургута» так и не попали (как и на все остальные собрания). «Мы сохраняем бдительность», – уверял Левайн.

Конец истории?

Российские власти не раз опровергали планы объединить «Роснефть» и «Сургут». Отрицали они и причастность к венгерской сделке, хотя обещали «Сургуту» поддержку в борьбе за его права как акционера. Эта инвестиция «Сургутнефтегаза», этот «проект», «он вообще очень красивый – мне нравится», рассуждал этой зимой в интервью The Wall Street Journal вице-премьер Игорь Сечин. А действия Венгрии он называл «препятствиями эффективному управлению собственностью».

США же больше всего беспокоились из-за того, что Венгрия, хотя и участвует в Nabucco, подписала соглашение с Россией о партнерстве в конкурирующем проекте «Южный поток» (см. врез), рассказывал «Ведомостям» чиновник Белого дома; для Вашингтона это риск того, что Москва усилит позиции в Европе. В числе подписантов была MOL, а произошло это примерно за месяц до сделки «Сургутнефтегаза». Упоминается соглашение по «Южному потоку» и в докладе Левайна, но что беспокоит США, не указано.

Представитель «Сургута» отказался от комментариев. Госдепартамент США не дает комментариев по поводу материалов, которые могли быть получены в результате утечки информации, сказал представитель посольства США в Москве. Запросы, отправленные в посольство США в Будапеште, в правительство Венгрии и MOL, остались без ответа. Разыскать Левайна вчера не удалось.

У США с Венгрией доверительные отношения, которые сформировались довольно давно, отмечает ведущий научный сотрудник вашингтонского Института мировой безопасности Николай Злобин: США оценивают Венгрию как надежного союзника на территории Восточной Европы. И это не первый случай, когда американцы пытаются разобраться в планах других стран с помощью людей из Венгрии, знает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать