Бизнес
Бесплатный
Александр Губский
Статья опубликована в № 2952 от 04.10.2011 под заголовком: «Я чувствую, что мы на правильном пути», - Алан Малалли, генеральный директор Ford Motor Co.

Алан Малалли: «Российские покупатели получат все наши технологии»

Все лучшие предприятия Ford были совместными, СП с «Соллерсом» 50 на 50 не создает управленченских рисков, а повышает мотивацию компаний на успех, считает Алан Маллали
Bloomberg
1969

был принят на работу в компанию Boeing. Участвовал в создании самолетов Boeing 727, 737, 747, 757, 767 и 777

1998

назначен президентом подразделения коммерческих самолетов Boeing, в 2001 г. – исполнительным вице-президентом компании

2006

президент и генеральный директор компании Ford Motor

Ford против Ferrari

В феврале Ford сообщил, что подал иск к Ferrari по поводу нарушения прав американского автоконцерна на имя F-150 – так называется пикап Ford, одна из самых продаваемых моделей компании. Похожее название итальянский производитель спорткаров дал своему новому гоночному болиду «Формулы-1» – этот автомобиль стал называться Ferrari F150 в честь 150-летия с момента объединения Италии. Буквально на следующий день после подачи иска Ferrari объявила, что изменит название болида на Ferrari 150 Italia, но при этом выразила недоумение по поводу иска Ford: «Ferrari считает, что ее участник предстоящего чемпионата F1 не может быть спутан с любым доступным в продаже автомобилем». Мaлалли объясняет, что несопоставимость типов машин и объемов их выпуска не повод давать им одинаковые имена: «Ford F-150 ­– это самая продаваемая машина в мире на протяжении последних 35 лет! Это очень важный бренд, и мы хотели, чтобы все его уважали».

Ford Motor Co.

Американский автопроизводитель. Акционеры: семья Форд контролирует 40% голосов. Капитализация – $36,74 млрд. Финансовые показатели (первое полугодие 2011 г.): выручка – $68,64 млрд, чистая прибыль – $4,95 млрд. Продажи (первое полугодие 2011 г.) – 2,92 млн автомобилей. Компания основана в 1903 г. Производит автомобили под марками Ford и Lincoln. В России Ford Motor представляет дочерняя компания ЗАО «Форд мотор компани». В 2002 г. был запущен автомобильный завод во Всеволожске. По данным AEB, в России за первое полугодие 2011 г. продано 53 556 автомобилей Ford.

Dreamliner

Алан Малалли принимал непосредственное участие в разработке самолета Dreamliner. Малалли сказал, что не был на презентации Dreamliner: «Я смотрел, как он взлетает, по телевидению, и я был так взволнован и рад, потому что, когда я был в Boeing, сборка 787-го только началась. Это будет замечательный самолет».

Алан Малалли стал национальным героем Америки в 2010 г., когда руководимая им компания впервые показала чистую прибыль за 11 лет – $6,6 млрд (в 2006 г., когда Малалли возглавил Ford, компания получила убыток в $17 млрд). В этом году его звезда сияет еще ярче: Ford прибылен вот уже шестой квартал подряд, компания объявила о найме в ближайшие два года 7000 новых сотрудников в США, и журналисты влюбились в излучающего успех и остроумного Малалли: он желанный гость на национальных телеканалах, издания MarketWatch и Chief Executive Magazine одно за другим признали его «Гендиректором года»...

Предвидев наступление кризиса и прозорливо договорившись о кредите в $24 млрд в конце 2006 г., Малалли получил необходимые для реструктуризации Ford деньги до наступления финансового коллапса и тем самым спас компанию от банкротства и необходимости прибегать к кредитам государства. Оздоровив бизнес Ford и вернув компанию к прибыльности, Малалли и его команда могли задуматься о расширении бизнеса. Выдвинутая Малалли стратегия «Единый Ford» предполагает уход от территориальной схемы создания автомобилей (особых для каждого рынка) в пользу глобальных платформ. В этом году Ford объявил сразу о нескольких стратегических альянсах. С компанией Toyota Motor американцы будут совместно разрабатывать гибридные технологии для пикапов и вседорожников. В Китае Ford имеет СП с Changan Automobile Group и объявил о планах начать производство электромобилей в этой стране. А в России Ford заключил сенсационную сделку с «Соллерсом», уведя российского автопроизводителя из-под носа у его прежнего партнера – итальянской Fiat. Созданное в равных долях совместное предприятие Ford и «Соллерса», в которое вошли заводы обеих компаний и права на импорт и дистрибуцию всех автомобилей Ford на территории России и СНГ, начало свою работу 1 октября. Для американской компании это очень важное событие, сказал Малалли на церемонии начала работы СП в минувшие выходные, ведь через два года Россия станет крупнейшим автомобильным рынком Европы, обогнав Германию. СП продолжит выпускать в России Ford Focus и Ford Mondeo в Санкт-Петербурге, а со следующего года приступит к сборке кроссоверов Ford Explorer и легких коммерческих автомобилей Ford Transit на заводах в Татарстане. Далее СП займется сборкой и других автомобилей, в том числе массового автомобиля в сегменте B+ в 2014 г., название которого до сих пор не утверждено. Через несколько лет общие мощности предприятия в России составят 350 000 автомобилей в год, а по плану Малалли к 2015 г. глобальные продажи Ford должны вырасти на 50% до 8 млн автомобилей.

Как и у любого главы глобальной корпорации, график Малалли расписан по минутам. Приземлившись в московском аэропорту «Шереметьево», гендиректор Ford заехал в российский офис компании в Химках и произнес краткую речь перед сотрудниками компании, после чего отправился на переговоры в Минпромторг РФ. Туда один из самых влиятельных людей в мировом автопроме поехал на Ford Explorer – без машин сопровождения, мигалок и прочих атрибутов власти, принятых в России. С собой в дорогу Малалли пригласил корреспондента «Ведомостей». В салоне Ford Explorer и состоялось это интервью.

– Когда вы начали переговоры с «Соллерсом» и кто кого нашел?

– Я думаю, это была середина 2010 г. Сначала переговоры вел Ford of Europe, но и я с самого начала был сильно вовлечен в переговоры. Как вы можете представить, это было очень значительное стратегическое решение.

– Что вы смогли предложить «Соллерсу» – такое, чего Fiat не смогла?

– Что было нам действительно важно, так это создать план, который позволил бы Ford послужить российским покупателям более эффективно. Очевидно, что российский рынок будет продолжать расти. Мы были первым производителем в России в 2002 г., мы видели этот рост, и у нас были хорошие показатели, но мы хотели создать более масштабный план для расширения бизнеса, и мы искали партнера, который помог бы нам ускорить этот процесс. Нам очень повезло найти самого лучшего партнера – в лице компании «Соллерс».

– У вас совместное предприятие 50 на 50. Вы с самого начала так решили или в начале переговоров обсуждались какие-то иные схемы партнерства?

– Мы с самого начала, с первого изучения ситуации, думали, что это будет партнерство, потому что мы хотели совместить наши активы и сделать это очень быстро.

Как вы знаете, наши лучшие предприятия были совместными. В Китае мы создали два совместных предприятия, в Турции у нас потрясающее СП. Мы знаем, как работать в СП, мы верим в эту операционную модель и чувствуем себя очень комфортно, с самого начала предложив такую модель «Соллерсу».

– А вы не боитесь, что распределение долей 50 на 50 в случае разногласий может привести компанию к управленческому коллапсу?

– Мы считаем, что это фантастическое соотношение, потому что, когда у вас 50 на 50, каждый из участников полностью привержен тому, чтобы добиться успеха. И помните: мы делаем это, чтобы ускорить наш рост, чтобы поддержать растущий российский рынок – и каждый из нас абсолютно ориентирован на эту цель и привержен стратегии Ford. Мы высоко мотивированы, чтобы принимать решения как можно четче, решительнее и быстрее.

– Вы объявили о плане нанять 7000 человек в США. А есть ли прогноз по новым рабочим местам в России – какая будет потребность в персонале у нового СП?

– Не думаю, что у нас есть уже план. Но очевидно, что это растущий рынок – и мы надеемся, что сможем предложить много новых рабочих мест и новые карьерные возможности. Сегодня утром мы с Вадимом [Швецовым, генеральным директором «Соллерса»] встречались с работниками – было очень приятно видеть улыбки на их лицах. Мы вместе начинаем этот проект, и у них появляется возможность делать то, чего раньше они не могли.

– Лучший вопрос, который вам задали сегодня российские сотрудники?

– Они сказали: «Не могли бы вы, пожалуйста, почаще приезжать в Россию?» (Смеется.) А если серьезно, то спрашивали о продуктовой линейке, о том, как мы будем работать вместе, и о том, насколько мы верим в то, что делаем, и насколько мы довольны тем, что мы поддерживаем российское предприятие.

– Вы будете собирать в России новый Explorer. Это то самое поколение автомобиля, разработка которого началась при вас, и вы потребовали значительно снизить вес автомобиля?

– Мы не делаем разные машины в разных странах. Российские покупатели получат все наши новейшие технологии, как все получают их во всем мире.

– Теперь Fiat ваш конкурент не только в Европе, но и в Северной Америке. Вы довольны, что в России ваш конкурент стал слабее?

– Я так вдохновлен нашей сделкой с Sollers! Я люблю это совместное предприятие, и я счастлив, что мы сможем поддержать российских покупателей и ускорить воплощение оригинального видения Генри Форда – открытые дороги для всего человечества.

– Вы будете выводить пикапы F-серии на глобальный рынок?

– Она уже доступна глобально, и мы будем развивать экспортные возможности. Но, конечно, пока она более популярна в США, по многим причинам: это и размеры автомобилей, и развитая строительная индустрия, и любовь американцев к активным видам отдыха (лошади, лодки).

– А Ford Mustang?

– В России всегда задают этот вопрос, задали его и на общем собрании. Нам пока нечего объявить, но мы очень преданны этому бренду, и в рамках нашей стратегии «Единый Ford» мы ищем все возможности, чтобы наши машины были доступны во всех уголках мира. Но сегодня нечего объявить.

– Расскажите про ваше партнерство с Toyota.

– Да, это фантастическое партнерство. Я думаю, что спустя некоторое время электромобили займут большую долю на рынке. И мы Ford хотим создать электрическую платформу, делать больше электрических SUV и пикапов. Мы всегда стараемся работать с теми, кто способен помочь нам ускорить использование новых технологий. И мы достигли соглашения с Toyota – лидером в разработке гибридных технологий. Ford тоже давно работает с гибридами, так что два лидера индустрии объединили усилия в новых разработках.

– Речь пока идет только о сотрудничестве в R&D?

– Пока да, но позже мы решим, есть ли смысл в коммерческом партнерстве.

– Говорят, что этому соглашению способствовало то, что у вас хорошие личные отношения с президентом Toyota Акио Тойода. Как вы познакомились?

– У меня с Toyota очень давние отношения, потому что, когда я работал в Boeing, одними из наших самых важных партнеров были Kawasaki и Fuji. И со дня, когда я стал работать с японскими партнерами, я всегда работал и с Toyota. Toyota – одна из лучших производcтвенных компаний в мире, и важно, что Тойода приезжал к Форду, чтобы изучить и посмотреть, как работает его линия, а потом вернулся и начал совершенствовать свою. Так что сделать так, чтобы Toyota и Ford снова работали вместе, – это фантастика.

Как только я пришел в Ford, одной из моих первых поездок был визит в Японию – на встречу с руководством Toyota. Когда Акио начал двигаться наверх [по карьерной лестнице], я стал встречаться с ним регулярно, потому что это мой стиль – встречаться с лидерами других компаний и обсуждать вещи, которые нам могут быть интересны вместе: регулирование, гармонизация средств безопасности, экономия топлива...

– Почему вы решили ввести в совет директоров Билла Хелмана из Greylock Partners?

– У всех членов совета были с ним отношения уже до этого, они знали, чем он занимается. Он венчурный капиталист и настроен на поиск новых технологий и идей в мире. Он прекрасно нам подходит из-за наших технологий, он изучает наши активы по всему миру и ищет лучших поставщиков. Он будет обеспечивать внедрение новых технологий. Хорошо иметь его опыт и его видение в совете директоров.

– Вы будете продавать автомобили с вашими новыми коммуникационными платформами Sync и MyFord в России?

– MyFord нам нравится, и сегодня мы верим в него как никогда. Мы будем улучшать и развивать его глобально. Мы начали продвижение с США, потом мы начали представлять его в Европе. Ясно, что покупателями он востребован: для 50% он был причиной, по которой они купили Ford, а из тех, кто купил и попробовал, 70% на наш вопрос отвечали, что порекомендовали бы его друзьям. Как я говорил, у нас очень ясная программа улучшения этого плана, особенно улучшения голосового управления. Сейчас система понимает до 10 000 слов, а со временем это станет просто беседой с автомобилем. Идея – создать такой интерфейс, что водитель будет управлять всеми устройствами в автомобиле голосом, при этом глаза его смотрят на дорогу, а руки лежат на руле. Sync придет в Европу в следующем году, и Россия станет частью этого процесса. При этом такие технологии должны быть демократичными – мы можем это сделать дешевле, чем другие, потому что мы глобальная компания.

– Почему вы представили MyFord не на автомобильной выставке, а на электронной в Ганновере?

– (Смеется.) Сначала на электронной выставке в Лос-Анджелесе, а потом в Ганновере, и все нас спрашивали: а что Ford тут делает? А все потому, что мы используем в машинах те же самые технологии. И нас пригласили поучаствовать снова – и мы уже четвертый год участвуем в этих выставках. И были хорошие заголовки в газетах, потому что люди оценили, что Ford делает не только хорошие машины, но и системы безопасности и коммуникации. Один из заголовков во время ганноверской выставки был «Ford – mobile app of choice».

– Как идут переговоры с профсоюзом United Auto Workers?

– Очень хорошо продвигаются. Мы исторически работали очень тесно с ними, чтобы улучшить нашу конкурентоспособность. И вы знаете это хорошо: все, что мы сделали, чтобы улучшить условия работы, выплату зарплат и пособий, – одна из причин того, что мы одна из компаний, которая продолжает производить машины в США и делать это с выгодой. Так что я настроен очень оптимистично, что продолжающиеся переговоры позволят улучшить конкурентоспособность Ford. Сейчас мы работаем в новой обстановке, наш бизнес растет, в следующие два года компания создаст 7000 рабочих мест, и никто не хочет возвращаться назад, все сейчас понимают, что, если вы сфокусированы на продукции и продуктивности, это приводит к созданию большего числа рабочих мест.

– По итогам 2010 г. ваш годовой доход в Ford составил $26,5 млн, включая бонус в $9,45 млн. Президент UAW Боб Кинг назвал вашу компенсацию «морально неправильной». Что вы чувствуете?

– Я чувствую, что мы на правильном пути, привязав выплаты руководству к показателям успеха компании. Самое важное – выстроить у всех интерес. Большая часть получаемых мною выплат зависит от показателей компании. Если компания движется вперед, я выигрываю от этого, но также выигрывают и все остальные. Все акционеры выиграют от того, что мы создаем растущую компанию.

– Бонус Билла Форда составил $2,7 млн. Он не ревнивый человек, раз выписал себе бонус меньше, чем вам?

– Мы занимаем разные позиции. Он председатель совета директоров, а я исполнительный директор. Он работает с советом директоров, а я руковожу работой компании по всему миру.

– В октябре 2008 г. вы послали новую команду топ-менеджеров в Volvo, чтобы она подготовила компанию к продаже. Они о своей миссии знали, но остальные сотрудники – нет. То есть менеджеры не были честны со своими людьми. Менеджеры сделали свою работу, Volvo была продана, а они вернулись в Ford. Вы не думаете, что это циничный подход? Или это просто бизнес?

– Я бы хотел, чтобы мы проследили, как это было во времени. Вы правильно описали, что нашей главной целью было улучшить производительность и показатели Volvo, а потом мы приняли решение, что мы продадим компанию. И менеджеры всегда говорили, куда они идут с компанией. Записи говорят сами за себя, мы всегда очень четко говорили, каковы наши намерения.

– Президент GE Джефф Иммель говорил в интервью нашей газете, что настроение людей хуже реального положения экономики. Что чувствуете вы?

– Я думаю, что потребители совершенно четко показывают, что они чувствуют. Если вы посмотрите на макроэкономические данные, особенно в США, если посмотрите на безработицу, жилищное строительство и доходы, то вы увидите, что потребительское доверие снизилось – и именно это они чувствуют. Это отражает реальное положение.

– Как вы видите перспективы экономики?

– Я очень-очень воодушевлен тем, что делает руководство США в среднесрочной перспективе – и при этом обращает внимание на будущее. Ясно, что мы имеем дело с очень медленным восстановлением после ужасной рецессии, но и рецессия была самой серьезной из тех, что были ранее. Я очень позитивно оцениваю действия властей, я доволен тем, что они ищут любую возможность в фискальной и монетарной политике, которая может быть применена, чтобы поддержать это постепенное расширение. США имеют дело с бюджетным и торговым дефицитом, с госдолгом – и, думаю, они смогут справиться, сфокусировавшись на безработице, на жилищном строительстве, на уменьшении затрат бизнеса, чтобы частный сектор смог повести за собой.

В Европе другие проблемы – Европа пытается разобраться с суверенными долгами, они делают это через многосторонние действия, так чтобы каждый принял участие в реструктуризации долгов – это самый важный приоритет. Тихоокеанский регион пытается справиться с инфляцией. Хотя они замедлили темпы роста, они также замедлили рост инфляции, так что, я думаю, они вернутся к более устойчивому росту. Даже в Китае рост составит 9%, это очень высокий показатель, который они даже специально замедлили, чтобы не образовались большие пузыри. Все мы зависим от действий на финансовых рынках и действий банков.

– В Китае у вас меньшая доля рынка, чем глобально. Как будете догонять конкурентов?

– У нас всего пара моделей в Китае (Focus и Mondeo), но у нас хорошая база для расширения. Сейчас мы начинаем выводить все наши машины на китайский рынок и нагоним очень быстро. Как вы знаете, в этом регионе у нас семь заводов: четыре – в Китае, два – в Индии и один – в Таиланде. В Китае в следующие пять лет мы начнем выпускать 15 новых моделей. Тихоокеанская Азия – это наш фокус, потому что в будущие годы этот регион будет обеспечивать до 60% роста наших доходов.

– Евро и доллар. Какая валюта слабее?

– Оба стоят сколько стоят.

– Как изменение курса валют влияет на Ford?

– Мы довольно хорошо сбалансированы, потому что работаем по всему миру, и это часть нашей стратегии – работать там, где мы продаем наши машины. Наша позиция такова, что обменный курс очень важен – и очень важно, чтобы его определял рынок.

– А цены на сырье?

– Они стали немного уменьшаться/замедляться. Очевидно, что самое важное для нас – цена на нефть. И еще один положительный аспект высокой инфляции – то, что она приводит к инфляции сырьевых цен. Мы заложили в наши положения, что цены будут подниматься весь год, но понятно, что замедление экономического роста помогает этому. Причина, по которой у нас инфляция сырьевых цен, – это потому что у нас спрос превышает предложение. Замедление спроса – это хорошо, это делает его устойчивым.

– Слава вас изменила?

– Я не думаю, что я слишком изменился по сравнению с тем временем, когда рос в Канзасе. Я абсолютно наслаждаюсь работой Ford и тем, что могу служить нашим покупателям по всему миру.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more