Статья опубликована в № 3003 от 15.12.2011 под заголовком: Медицинская тайна

Как Olympus 20 лет скрывала убытки от финансовых инвестиций

Вчера японский производитель фото- и медицинской техники Olympus представил пересмотренную отчетность, списав $1,3 млрд. Чтобы скрывать огромные потери, компания годами использовала офшорные фонды, втридорога покупала пустышки и завышала комиссионные
Olympus Corporation

Производитель оптоэлектронного оборудования. Крупнейшие акционеры: Nippon Life Insurance Company (8,4%), Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ (4,98%). Капитализация – 356,5 млрд иен ($4,6 млрд). Компания основана в 1919 г. как производитель микроскопов. Специализируется на производстве эндоскопов медицинского и промышленного применения, лазерно-оптических сканеров, фото- и видеокамер.

Olympus удавалось не предавать гласности убытки от финансовых инвестиций размером около $1 млрд более 20 лет, а схема по их сокрытию реализовывалась около 13 лет.

Независимая комиссия, опубликовавшая на прошлой неделе результаты расследования нарушений в Olympus, объясняет это, в частности, тем, что ключевые решения принимал ограниченный круг людей. Они практически не предоставляли важной информации ни совету директоров, ни внутренним аудиторам, не оставляли документов и других свидетельств своих действий. «Высший менеджмент в течение долгого времени культивировал систему поклонения одному человеку, в компании была создана культура, не позволявшая людям открыто высказывать возражения <...> а чувство долга и верности акционерам редко встречалось среди руководителей», – говорится в докладе комиссии, с кратким содержанием которого на английском языке ознакомились «Ведомости» (весь доклад опубликован на японском). В качестве примера закрытости приводится тот факт, что один и тот же человек долгое время отвечал за управление важными активами и систему персонала, ограничивая ротацию кадров.

Система дала трещину, когда в нее пришел человек со стороны. Британец Майкл Вудфорд работал в Olympus с 1980-х гг., но все время возглавлял европейские подразделения. В апреле 2011 г. он стал президентом всей группы. Вудфорд выступил за сокращение издержек, а также стал задавать вопросы относительно прежних сделок компании по поглощению – они показались ему сомнительными.

В октябре Вудфорд был уволен с формулировкой «за неспособность воспринять корпоративную культуру» 92-летней компании, но продолжал раздавать интервью, и в СМИ стали появляться статьи о подозрительных сделках Olympus (и даже о связях с японской мафией якудза). Акции дешевели, и крупные японские и иностранные акционеры призвали компанию разобраться.

С отставки Вудфорда Olympus подешевела на 47%, причем снижение достигало 81%.

17 миражей

Вчера, чтобы избежать делистинга с Токийской фондовой биржи, Olympus подала в Агентство финансовых услуг Японии пересмотренную отчетность за последние пять лет. Компания консолидировала 13 фондов, с помощью которых скрывала убытки. В результате, в частности, чистые активы на 30 сентября оценены в 46 млрд иен ($590 млн) против 151 млрд иен ($1,9 млрд) на 30 июня. Убыток в первом финансовом полугодии (завершилось 30 сентября) составил 32 млрд иен против чистой прибыли в 3,8 млрд иен годом ранее. Акции Olympus рухнули на 19%, но закрылись снижением на 4,1%.

В ноябре расследованием махинаций в Olympus занялась независимая комиссия из нескольких видных юристов, включая бывшего судью Верховного суда. Она выяснила, что еще в 1985 г., когда из-за резкого роста курса иены сократилась прибыль Olympus, тогдашний президент Тосиро Симояма ввел новое направление бизнеса, которое сразу стало стратегическим, – спекулятивные инвестиции.

Отвечать за него он назначил Хидео Йамаду, бывшего аудитора компании, а в тот момент – помощника менеджера финансового отдела бухгалтерии. В 1987 г. помогать ему стал вице-президент Хисаси Мори.

Стратегия не оправдалась: в 1990 г. лопнул пузырь на финансовом рынке и рынке недвижимости Японии, экономика погрузилась в рецессию, а компания понесла значительные убытки. Чтобы отыграть их, Йамада и Мори стали инвестировать в высокорискованные финансовые инструменты и сложные структурные облигации. Но отыграться не получилось: убытки выросли еще больше и к концу 1990 г. приблизились к 100 млрд иен ($737 млн по курсу 1990 г., $1,286 млрд – по текущему), говорится в докладе.

В 1997–1998 гг., когда нереализованные убытки выросли еще больше, японские регуляторы стали продвигать изменение в правилах финансовой отчетности, которые вынудили бы Olympus показать значительную часть потерь. Йамада и Мори решили вывести убыточные инструменты в фонды, которые можно было бы не консолидировать в отчетности.

В общих чертах схема в докладе описана так: «Olympus продала убыточные активы фондам, которые сама же создала, а затем предоставила средства, необходимые, чтобы зачесть убытки под прикрытием поглощений. Говоря более конкретно, Olympus переводила деньги в фонды, покупая принадлежащие им предпринимательские организации по цене, существенно превышающей их реальную стоимость, либо платя очень высокие комиссионные третьей стороне, выступавшей посредником при поглощении, что приводило к учету на балансе значительных нематериальных активов (goodwill – деловая репутация, клиенты, кадры компании как ее актив, права на интеллектуальную собственность и проч. – «Ведомости»), которые в дальнейшем амортизировались или стоимость которых списывалась, породив значительный убыток [для компании]».

К докладу приложены две схемы, в которых помимо Olympus фигурируют 17 организаций – фондов, инвестиционных и подставных компаний. На первой схеме показано, как Olympus через них выводила убытки, на второй – как потом эти убытки зачитывались.

Эту схему и последующие действия одобрял узкий круг топ-менеджеров, включая президентов Olympus: Симояму (с 1985 г.), Масатоси Кисимото (с 1993 г.) и Цуёси Кикукаву (с 2001 г., до этого руководил финансовым департаментом), генерального менеджера бухгалтерского департамента Минору Охту. Йамада и Мори информировали их о состоянии дел примерно раз в полгода.

Утром – деньги, вечером – фонды

Первым делом Йамада и Мори, которым по просьбе Olympus помогли консультанты трех сторонних финансовых фирм, продали убыточные инструменты зарегистрированным в 1998 г. на Кайманах фондам по номинальной стоимости. Деньги на покупку фондам предоставила сама Olympus из кредитов, полученных от лихтенштейнского банка LGT под залог японских гособлигаций. Мори объяснил банкирам, что средства нужны для тайной скупки европейских компаний. По аналогичной схеме был получен кредит от сингапурского отделения Commerzbank.

Сама схема перевода денег между Olympus и фондами была запутанной. В докладе выделяются три маршрута: европейский (65 млрд иен в 1998–2000 гг.), сингапурский (60 млрд в 2000–2005 гг.) и японский (35 млрд).

В итоге с помощью средств, перечисленных на покупку убыточных инструментов, в фонды Central Forest Corp и Quick Progress были выведены убытки на 64 млрд и 32 млрд иен.

Однако привлеченные Olympus кредиты нужно было обслуживать (и в итоге погашать), а вложенные в фонды деньги – когда-то вернуть. По плану Йамады и Мори Olympus за большие деньги купит у фондов приобретенные ими мелкие компании. Фонды смогут вернуть банкам кредиты, те вернут Olympus залог, а на балансе Olympus в результате поглощений отразится большой goodwill, который может быть постепенно амортизирован и списан.

Созданные Olympus фонды в 2003–2005 гг. приобрели три небольшие компании – Altis, Humalabo и News Chef. Вот как это выглядит: один созданный Olympus фонд купил акции Altis по 50 000 иен, потом другой фонд выкупил их по 5,79 млн (март 2006 г.) и затем продал их Olympus уже по 11 млн иен (апрель 2008 г.). За все три компании Olympus заплатила 73,2 млрд иен, или $950 млн по текущему курсу. На первом этапе схемы фонды купили их за 700 млн иен.

Необоснованно высокий goodwill привлек внимание аудитора Olympus – KPMG Azsa. Она потребовала списать значительную часть goodwill, что и было сделано в финансовом году, закончившемся в марте 2009 г., – 55,7 млрд иен. Еще 1,3 млрд иен Olympus списала в следующем году. Так компания зафиксировала значительную часть убытков, хотя и не постепенно, как она рассчитывала, а разом.

Чтобы компенсировать эти убытки, также использовалась реальная сделка – поглощение британского производителя медицинского оборудования Gyrus. В ней был использован финансовый посредник, «услуги» которого оплачивались деньгами, привилегированными акциями Gyrus и варрантами на акции (всего примерно на $700 млн). В ходе этой многоходовой сделки руководство Olympus в ноябре 2008 г. решило выкупить у посредника привилегированные акции за $620 млн. Но аудиторы отказались визировать сделку, сочтя плату посреднику необоснованно высокой.

KPMG Azsa, аудировавшая Olympus с 1974 г., пригрозила проинформировать регуляторов и даже потребовала отставки Йамады, Мори и президента Кикукавы, грозя в противном случае разорвать отношения, сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на основную часть доклада комиссии. Olympus согласилась списать goodwill по сделкам с тремя фирмами – также по требованию аудиторов – и пригласила сторонних экспертов. Те, однако, не нашли нарушений (говорить об их независимости не приходится, отмечается в докладе), и KPMG Azsa подписала годовой отчет Olympus.

После этого компания сменила аудитора на E&Y ShinNihon, после чего провела сделку с участием посредника. У E&Y ShinNihon она возражений не вызвала.

KPMG Azsa не приняла необходимых мер для выяснения истины, отмечают авторы доклада, признавая, что ей было бы крайне трудно это сделать. Прекращение отношений с KPMG Azsa комиссия назвала «фактически экстраординарным увольнением», а процесс передачи дел E&Y ShinNihon сочла формальным.

Агентство финансовых услуг Японии продолжает изучать роль аудиторов Olympus в схемах сокрытия убытков.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать