Бизнес
Бесплатный
Александра Терентьева| Милана Челпанова|Оксана Гавшина
Статья опубликована в № 3034 от 06.02.2012 под заголовком: Что добавить к «Сумме»

Как Зиявудин Магомедов собирается развивать бизнес группы «Сумма»

«Я хочу построить одну из ведущих частных инвестиционных компаний мирового уровня», – признается основной владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов (см. интервью на стр. 05). Главный риск его бизнеса – зависимость от госкомпаний, считают инвесторы

«Сумма» – одна из самых закрытых российских финансово-промышленных групп, она никогда не раскрывала даже размер выручки. Она составляет около $10 млрд, рассказал Магомедов. Для сравнения: «Базэл» Олега Дерипаски в год зарабатывает $30 млрд. Делать публичной свою группу Магомедов не собирается, как и консолидировать активы на ней. «Сумма» готовит стратегию, но Магомедов рассказал «Ведомостям», какие бизнесы считает стратегическими, а что готов продать.

Транспорт и трейдинг

Главное бизнес-направление «Суммы» – транспортно-логистический бизнес. Его основа – группа НМТП (грузооборот в 2011 г. – 157 млн т), которую «Сумма» контролирует вместе с «Транснефтью». Группа будет развивать этот бизнес. В частности, намерена построить в порту Восточный угольный (25 млн т) и зерновой (5 млн т) терминалы. Кроме того, «Сумма» присматривается к нефтяным и нефтепродуктовым портам в Юго-Восточной Азии, а также терминалам для soft commodities, в частности зерна, – в Латинской Америке и Австралии, говорит Магомедов, не раскрывая подробностей.

В прошлом году СП «Суммы» и голландской Vitol (75:25) выиграло тендер на строительство нефтяного терминала в порту Роттердама. Построен он должен быть к 2015 г. К этому моменту у компании Магомедова может появиться свой флот, который будет возить нефть на линии Приморск – Роттердам, – так называемый «плавучий трубопровод». По словам Магомедова, для организации перевозок нужно заказывать танкеры дедвейтом до 196 000 т. «При консервативном сценарии» их понадобится 6–8, при оптимистичном – 12–13. Сейчас очень благоприятный момент для заказа судов, подчеркивает Магомедов, за последние несколько лет их стоимость упала со $120 млн до $70–80 млн. «Сумма» еще не решила, участвовать ли в проекте, отмечает Магомедов, но, если он состоится, готова позвать партнера, например «Транснефть». Предварительные переговоры об участии в таком проекте были, сообщил близкий к «Транснефти» источник (ее представитель от комментариев отказался).

Идея в том, чтобы нефтяные компании смогли продавать нефть на условиях FOB Роттердам (расходы на транспорт включены в цену), говорит Магомедов. Это увеличит поставки российской смеси Urals в Роттердам и поможет сорту стать эталонным. Для компаний использование плавучего трубопровода будет «опцией, а не обязаловкой», рассказывает собеседник, но экономия на фрахте может составить $0,2–0,5 за баррель.

Проект может быть интересен нефтяникам, признались сотрудники нескольких холдингов. «Все будет зависеть от экономики проекта. У некоторых компаний есть собственные трейдеры, но нефтяники могут отказаться от них, если плавучий нефтепровод будет дешевле», – объясняет один из собеседников «Ведомостей». А вот участие «Траснефти» может повредить проекту, считает источник, близкий к одному из нефтетрейдеров, работающему в обоих портах: «Рынок будет воспринимать плавучий нефтепровод как продолжение трубы «Транснефти», что несет в себе политические риски».

В планах Магомедова развивать трейдинговый бизнес, ведь он связан с логистическим, объясняет бизнесмен. Он признает, что торгует нефтью и нефтепродуктами «с большей или меньшей активностью лет 15». Например, ему принадлежала компания «Европетролеум» (объем продаж – до 800 000 т в месяц), сейчас он владеет компанией «Старойл», которая торгует нефтью «Башнефти», и трейдером «Союз петролеум».

«Сумму» интересует не только нефть: «Мы глобально хотели бы заниматься commodities [биржевыми товарами]», – говорит Магомедов, в частности зерном. Сейчас мощность терминалов Новороссийского узла – 11 млн т зерна в год, в планах компании к 2020 г. довести ее до 18–20 млн т (прогноз по экспорту зерна на этот год – 30–40 млн т). «Сумма» также собирается участвовать в приватизации Объединенной зерновой компании (ОЗК), продажа которой, по словам директора департамента Минэкономразвития Алексея Уварова, завершится до середины года.

Наличие мощностей по перевалке гарантирует успех трейдингового бизнеса группы «Сумма», считает аналитик Raiffeisenbank Константин Юминов: по этому пути, в частности, идет Vitol, а вот крупнейший мировой трейдер Glencore делает ставку на производственные активы.

Телекоммуникации

Известной «Сумма» стала благодаря телекоммуникационному бизнесу. В 2006 г. компания неожиданно получила лицензии на беспроводной интернет-доступ в стандарте WiMax, но построить этот бизнес не смогла: возникли проблемы с использованием частот. «Но все, наверное, к лучшему, потому что эта технология в конечном итоге уступила LTE – 4G», – говорит Магомедов. Сейчас компания продолжает развивать проект фиксированного широкополосного доступа (ШПД) в интернет в 12 городах России, рассказывает Магомедов. У «Суммы телеком» 200 000–250 000 абонентов; цель – 30 городов и 1,5–2 млн абонентов. У украинской «дочки» – «Укртранссети» – более 70 000 абонентов.

Тем не менее телекоммуникационный бизнес «Сумма» может продать: без мобильной составляющей, для которой нужны частоты, развивать его как стратегический бизнес не имеет смысла, признается основной владелец «Суммы».

Российский ШПД-бизнес «Суммы телеком» можно грубо оценить в $500 за пользователя, считает аналитик «Открытие капитала» Александр Венгранович, – т. е. в $100–150 млн (по оценке Магомедова, в этот бизнес «Сумма» вложила $150–180 млн). Теоретически активы могли бы заинтересовать «Ростелеком», «Мегафон» или крупных региональных провайдеров вроде «Эр-телекома», рассуждает аналитик «ВТБ капитала» Виктор Климович.

Строительство

А вот строительно-инжи-ниринговый бизнес Магомедов называет стратегическим. Он собирается консолидировать активы: «Стройновацию» (строит трубопроводы, выиграла тендер на строительство железной дороги Кызыл – Курагино), «Глобалэлектросервис» (объекты электроэнергетики), «Интэкс» (культурно-строительные объекты) – и в будущем не исключает IPO объединенной компании. «Будем развивать три компетенции – строительство нефтегазовых, энергетических и инфраструктурных проектов, в том числе гидротехнических объектов, железных и автомобильных дорог, мостов. Будем продолжать строить и реконструировать объекты спортивные и культурно-исторического наследия», – говорит он. Магомедов признается, что реконструкция Большого театра не принесла ему прибыли. Но у компании есть план заняться реконструкцией еще и Мариинского театра в Санкт-Петербурге. «Наша команда уже работает там несколько месяцев», – рассказывает предприниматель.

Пока единственная публичная компания строительной инфраструктуры в России – «Мостотрест». IPO она провела в ноябре 2010 г., выручив за 25%-ный пакет $388 млн, вся компания была оценена в $1,5 млрд. В пятницу на ММВБ она стоила 55,6 млрд руб. ($1,8 млрд). IPO строительного блока «Суммы» вполне может заинтересовать инвесторов, считает топ-менеджер компании-конкурента: крупные заказы в портфеле у компаний Магомедова есть, к тому же они разнопрофильные.

Металлы и углеводороды

Еще один стратегический для Магомедова бизнес – горнодобывающий. Структура группы владеет лицензиями на Павловское свинцово-цинковое месторождение на Новой Земле (запасы и ресурсы – 21,4 млн т, входит в тройку крупнейших в мире) и полиметаллическое месторождение Сардана в Якутии (запасы свинца и цинка – более 10 млн т). По обоим «Сумма» пока готовит проекты, объемы инвестиций не называет. Компанию – владельца лицензии на Павловское Магомедов, по его словам, купил в 2002–2003 гг. у Кахи Бендукидзе. Роснедра пытались оспорить право «Суммы» на разработку этого месторождения, но проиграли.

Еще одна сложность, связанная с разработкой месторождения, – соседство с объектами Минобороны, что предусматривает особый режим. Разрабатывать актив нужно в формате частно-государственного партнерства, говорит Магомедов. Но расставаться с Павловским бизнесмен не собирается: активом интересовался госхолдинг «Атомредметзолото», но месторождение не продается. Разработка Павловского на условиях частно-государственного партнерства – верный способ диверсифицировать риски, отмечает аналитик ИФК «Метрополь» Сергей Фильченков, но предупреждает: в ближайшие несколько лет большого роста спроса на цинк не будет.

«Сумма» собирается расширять и нефтегазовый бизнес (сейчас это Якутская топливно-энергетическая компания, ЯТЭК, компания с добычей 1,7 млрд куб. м газа и 87 000 т конденсата и небольшие активы в Калмыкии, которые войдут в ЯТЭК). «Сумма» ведет переговоры по двум нефтегазовым активам в Восточной Сибири, рассказал бизнесмен, не вдаваясь в подробности. В будущем возможно IPO ЯТЭК, не исключает он. Эту компанию можно оценить примерно в $500 млн (без учета долга), подсчитал аналитик Номос-банка Денис Борисов. Он отмечает, что сейчас Восточная Сибирь – привлекательный регион благодаря запуску ВСТО и льготам на разработку месторождений. Известно, что «Сбербанк капитал» хочет продать оказавшуюся у него в кризис НК «Дулисьма», возможно, какие-то активы готовы продавать небольшие игроки – Иркутская нефтяная компания, например, рассуждает эксперт.

По принципу построения «Сумма» чем-то напоминает финансово-промышленные группы братьев Ротенбергов и Геннадия Тимченко – по сути, это капитализация хороших отношений с государством, говорит управляющий компанией «Дашевский и партнеры» Стивен Дашевский. Но этот же фактор и является основным риском для группы, подчеркивает он: если Магомедову удастся сделать что-то уникальное или, наоборот, завязанное на миллионы клиентов – тогда риск будет сглажен.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать