UC Rusal сохранила председателя

Совет директоров алюминиевой компании продолжит возглавлять руководитель Гонконгской товарной биржи Барри Чьюн
Д.Гришкин

Председателем совета директоров UC Rusal остался председатель Гонконгской товарной биржи Барри Чьюн, сообщили «Ведомостям» два близких к компании источника.

Сегодня в Гонконге прошло годовое собрание акционеров UC Rusal. Компания выбрала совет. Единственным новым директором стал Маттиас Варниг, рассказали собеседники «Ведомостей». Он сменил в совете представителя ВЭБа — заместителя председателя правления банка Анатолия Тихонова. Председателем совета директоров остался Чьюн, добавили они. Представитель UC Rusal не комментирует итоги собрания до публикации официального раскрытия.

Ранее два источника, близких к миноритарным акционерам UС Rusal, не исключали возможности того, что совет директоров компании возглавит Варниг. Источник, близкий основному акционеру компании, всегда это опровергал.

Необходимость избрать нового председателя совета возникла у UC Rusal после того, как в марте этот пост со скандалом покинул совладелец компании Виктор Вексельберг. Бизнесмен не согласен с «рядом решений, принятых менеджментом, в том числе без согласования с советом и в нарушение соглашений акционеров». Дерипаска на следующий день рассказал, что после заявления об отставке общался с Вексельбергом и «ничего нового» в его претензиях не услышал. «У нас есть разногласия в силу нашей более активной позиции и убежденности в том, как будет развиваться рынок», — сказал Дерипаска, подчеркнув, что претензии не касаются управления компанией.

Вексельберг и Блаватник недовольны тем, что Дерипаска управляет UC Rusal как частной компанией, не считаясь с мнением миноритарных акционеров, рассказывает источник, близкий к одному из крупных совладельцев холдинга. Главный спорный вопрос — судьба 25%-ного пакета «Норникеля», который в 2008 г. UC Rusal купила у Михаила Прохорова. Вексельберг и Прохоров предлагали принять оферту «Норникеля» и продать 20% за $12,8 млрд. Сделка позволила бы UC Rusal выплатить все долги и вернуться к выплате дивидендов (акционеры не видели их с середины 2008 г.). Но Дерипаска и Glencore отказались от продажи.