Бизнес
Бесплатный
Моника Лэнгли| Аарон Лучетти|Ануприта Дас

Morgan Stanley подвел Facebook с организацией IPO

Опросив банкиров Уолл-стрит, WSJ выяснила: инвестбанк монополизировал подготовку IPO и напугал крупных инвесторов, повысив одновременно цену размещения и количество предлагаемых акций
Mark Lennihan / AP

Управляющий директор Morgan Stanley Майкл Граймз убедил руководство Facebook доверить его инвестбанку организацию IPO, отодвинув на второй план прочих андеррайтеров. Он сравнил размещение с автомобилем, управлять которым должен один водитель, и обещал директорам в случае провала сделки «подставить свое горло», если им захочется его задушить.

Если для Facebook размещение можно считать весьма успешным (компания привлекла $16 млрд), для инвесторов оно оказалось, наоборот, неудачным: с начала торгов 18 мая капитализация социальной сети сократилась на $22 миллиарда. Инвесторы обрушили свой гнев на фондовую биржу Nasdaq: из-за технических неполадок в первый же день торгов они были вынуждены торговать вслепую, не зная, прошла ли их заявка, и в результате потеряли большие деньги. Однако в последующем падении акций Nasdaq не виновата. Хотя к концу прошлой недели бумаги Facebook поднялись на 10%, по сравнению с ценой размещения они потеряли 21%. По данным Dealogic, ни одна американская компания с капитализацией от $1 млрд не переживала столь глубокого падения в первый же месяц после IPO.

КТО ВИНОВАТ?

The Wall Street Journal опросила банкиров с Уолл-стрит, брокеров, инвесторов и директоров компаний из Кремниевой долины. Как следует из их рассказов, за несколько недель до IPO банк Morgan Stanley и лично Майкл Граймз с директором Facebook приняли ряд решений, приведших в печальному для инвесторов итогу.

Источники рассказали, как во время консультаций с Facebook представители Morgan Stanley предприняли несколько необычных (а, вернее, довольно странных) решений. Во-первых, другие андеррайтеры - инвестиционные банки J. P. Morgan Chase и Goldman Sachs - оказались отрезаны от многих встреч с крупнейшими институциональными инвесторами, и поэтому им было трудно оценить реальный спрос на бумаги социальной сети. Несмотря на возражения Goldman Sachs, Граймз поддержал идею увеличить число выставленных на продажу акций, одновременно повысив их стоимость (как правило, лид-менеджеры стараются этого избегать). Кроме того, Morgan Stanley выделил 26% акций IPO для индивидуальных инвесторов, хотя обычно в таких случаях ограничиваются 15%. Поэтому многие мелкие инвесторы получили ценные бумаги, на которые даже не смели рассчитывать – и понесли убытки.

ОДИН, ОДИН, СОВСЕМ ОДИН!

Граймз сделал все возможное, чтобы участие других андеррайтеров было сведено до минимума и Morgan Stanley получил почти полный контроль над IPO, рассчитывая на максимальную долю прибыли от сделки. А сделка сулила золотые горы. При крупных IPO гонорар обычно делится поровну между несколькими лид-менеджерами. В награду за организацию размещения Facebook андеррайтеры (их было около 30) получили в совокупности $176 млн. Из них $68 млн достались Morgan Stanley, что составило 38,5%, 20% пошли J. P. Morgan, 15% - Goldman.

Morgan Stanley отметил, что честно выполнил порученную ему работу. Тот факт, что в первый день торгов котировки акций держались выше уровня размещения ($38), должен был продемонстрировать, насколько грамотно банк произвел оценку. Гендиректор Джеймс Горман передал сотрудникам, что руководство Facebook осталось довольно организацией IPO. А если у кого возникли претензии, пусть обращаются к Nаsdaq.

Morgan Stanley вместе с другими банками подзаработали также на том, что поддержали падающие акции сразу после IPO. Доходы от трейдинга составили около $125 млн, сообщили осведомленные источники в банковских кругах. Правда, банку придется компенсировать убытки некоторым клиентам, пострадавшим от сбоев на Nasdaq. Но благодаря сделке с Facebook Граймз в этом году получит еще большее вознаграждение, чем в прошлом, когда банк выплатил ему $6 млн.

Правильно определить цену размещения крайне непросто. Андеррайтерам приходится лавировать между акционерами, желающими привлечь как можно больше денег, и потенциальными покупателями, которым хочется купить бумаги подешевле, а затем продать их подороже. За несколько недель до IPO андеррайтеры заполняют книгу заявок, встречаясь с будущими покупателями – хедж-фондами, паевыми и пенсионными фондами и т. п. – и выясняя, кто хочет купить акции, в каком количестве и по какой цене. У Morgan Stanley за плечами был богатый опыт: банк разместил акции 14 из 36 интернет-компаний, получивших листинг в США в этом году (включая LinkedIn и Zynga).

Граймз нашел подход к финансовому директору Facebook Дэвиду Эберсману, своему земляку, поспорив, какой футбольный клуб выиграет в плей-офф. Граймз проиграл пари, но получил право на проведение IPO. Заключив договор с Morgan Stanley, Эберсман поведал аналитикам, что хочет провести самое успешное размещение в истории фондового рынка.

С тех пор все основные презентации проводил Morgan Stanley. Граймз организовал первое роуд-шоу в Нью-Йорке 7 мая с участием основателя Facebook Марка Цуккерберга - и с тех пор повсюду сопровождал Эберсмана и других директоров социальной сети.

Morgan Stanley извещал ведущих андеррайтеров по электронной почте, когда и где будут происходить встречи с крупнейшими инвесторами - например, с Fidelity Investments и Putnam Investments в Бостоне, с T. Rowe Price – в Балтиморе (остальные банкиры приглашений не получали). При этом Goldman и J. P. Morgan могли ознакомиться с книгами заявок и даже поговорить с крупными инвесторами. Однако их на пушечный выстрел не подпускали к роуд-шоу, и оценить реакцию потенциальных покупателей на презентацию Facebook банки не могли.

ЖАДНОСТЬ IPO СГУБИЛА

Первый тревожный звонок раздался еще 9 мая, за девять дней до «старта». В отчете для регулирующих органов Facebook сообщила, что доходы от рекламы на ее мобильном сайте растут медленно, а это может «отрицательным образом» отразиться на финансовых результатах. В течение последующих двух дней Morgan Stanley вместе с другими андеррайтерами IPO обзванивали крупнейших институциональных инвесторов (среди них были паевые фонды управляющих компаний Fidelity и Capital Research & Management), спеша предупредить их, что аналитики понизили прогноз прибыли и выручки Facebook.

Но уже в самом начале следующей недели роуд-шоу показало, что спрос на акции Facebook более чем в пять раз превзошел предложение институциональным инвесторам, рассказывают высокопоставленные банкиры, знакомые с ходом сделки.

И тогда Morgan Stanley и Facebook решили повысить цену предложения. В понедельник 14 мая Эберсман позвонил руководителям Goldman и J. P. Morgan, чтобы узнать, что они думают по поводу повышения диапазона IPO до $34-38 с $28-35, рассказали знакомые с ситуацией люди. Зампред совета директоров J. P. Morgan Джеймс Б. Ли ответил, что позитивно оценивает перспективы Facebook: его банк получал заказы на акции по цене $41 за штуку. Сотрудник Goldman Энди Фишер предложил сперва спросить крупных инвесторов. Эберсман заверил его, что они решились повысить диапазон, исходя из интереса, проявленного институциональными инвесторами во время роуд-шоу. Спустя несколько часов было объявлено, что цена размещения увеличена. Граймз и Эберсман отметили событие барбекю в Канзас-Сити.

Буквально на следующий день прозвенел второй звонок: The Wall Street Journal сообщила о том, что General Motors больше не будет покупать рекламу на Facebook ввиду ее неэффективности. Некоторые инвесторы задумались, насколько у Facebook продумана модель рекламных продаж.

В тот же вечер Эберсман посоветовался с Граймзом и решил увеличить объем размещения: банкир сказал ему, что книга заявок уже не вмещает всех желающих. Андеррайтеры из J. P. Morgan и Goldman были поставлены перед фактом (хотя одному сотруднику Goldman все же вовремя сообщили о плане, поскольку его банк хотел продать имеющуюся у него долю в социальной сети).

16 мая, за два дня до IPO, Facebook сообщила, что увеличивает число размещаемых акций почти на 84 млн, или на 25% (публике должны были предложить более 421 млн акций). Этот шаг позволял акционерам Facebook продать большее количество бумаг, находящихся в их распоряжении.

Далеко не все инвесторы одобрили столь отчаянный шаг (по данным Dealogic, из всех компаний, проведших IPO в США с 1995 г., всего 3,4% решились одновременно увеличить число акций и повысить цену размещения). Тим Гриски, управляющий хедж-фондом в Solaris, рассказал, как был напуган произошедшим и не стал заказывать дополнительного пакета акций, как ему посоветовал трейдер из Wells Fargo, а потом и вовсе отменил заявку. Он оказался прав.

Точно так же поступили сотрудники управляющей компании из Лос-Анджелеса Capital Research. За день до открытия торгов один из них сказал представителю Morgan Stanley, что назначенная цена «смехотворна».

Институциональные инвесторы стали отзывать заявки, и спрос на акции упал. Однако Morgan Stanley продолжал уверять Facebook, что за предшествующую неделю спрос со стороны финансовых компаний даже вырос.

17 мая накануне IPO три главных андеррайтера созвонились с руководством Facebook, чтобы в последний раз обсудить цену предложения. Разговор продолжался 10 минут. Эберсман заявил, что согласен на $38. Никто ему не возражал.

Утром в пятницу за несколько часов до открытия торгов брокеры Smith Barney – региональных подразделений Morgan Stanley - продолжали предлагать клиентам акции Facebook. Представитель банка сказал, что это обычная практика при заключении крупных сделок.

Торги акциями Facebook начались с опозданием из-за технологических неполадок на бирже Nasdaq. Первоначально котировки подскочили до $42 за акцию, но потом устремились вниз по направлению к $38. Morgan Stanley стал скупать бумаги, чтобы остановить падение. В тот день к окончанию сессии акции Facebook прибавили 23 цента. Но уже в понедельник они опустились ниже уровня размещения, и с тех пор до него не поднимались.

Перевела Анна Разинцева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать