Бизнес
Бесплатный
Елена Мазнева

Тимченко не интересен "Сургут", потому что есть "Новатэк"

Бизнесу Тимченко научился в самой некоррумпированной стране — Финляндии, а акции «Сургутнефтегаза» ему не нужны, потому что есть «Новатэк»
Е. Кузьмина / Ведомости

Основатель и совладелец нефтетрейдера Gunvor Геннадий Тимченко рассказал «Ведомостям», чем он не владеет и чего не касается: бизнесу он научился в самой некоррумпированной стране — Финляндии, а акции «Сургутнефтегаза» ему не нужны, потому что есть «Новатэк».

Много лет Тимченко держался в тени, лишь четыре года назад понемногу стал официально раскрываться список его активов: доля в «Новатэке», «Стройтрансгаз», «Трансойл», акции банка «Россия» и проч. Представители Тимченко уверяли, что скрывать больше нечего. Но участники рынка подозревали, что у бизнесмена есть доля в «Сургутнефтегазе», самой богатой компании страны с $20 млрд на счетах. Несколько сотрудников нефтегазовых компаний рассказывали «Ведомостям», что до последнего времени у Тимченко был блокпакет компании, совсем недавно он продал его.

Бизнесмен признался вчера «Ведомостям», что у него есть акции «Сургута». Это «совсем маленький пакет, чуть больше нуля», купленный «то ли за $10 млн, то ли за $5 млн», отметил Тимченко. Он заявляет, что заметной доли в «Сургутнефтегазе» у него никогда не было. «Никогда у меня там ничего не было и нет — вот крест святой кладу вам, я верующий человек, — заверил Тимченко в кулуарах Петербургского экономического форума. — Все равно не верите? Я здоровьем своих близких клянусь. Перебор? А как я еще могу доказать вам, что это не так? Никогда у меня там не было, нет и не будет. Потому что это не мой, как говорят англичане, cup of tee. Потому что там есть Богданов».

Чем владеет гендиректор «Сургута» Владимир Богданов, Тимченко сказать не успел — он спешил на встречу. Но пару лет назад сам Богданов также уверял, что все, что у него есть в компании, — это акции, раскрываемые в ее отчетах (0,3% от уставного капитала, 0,36% — обыкновенных). Хотя Forbes много лет подряд считает Богданова миллиардером — владельцем заметного пакета «Сургута». Сама компания акционеров не раскрывает: больше 5% ни у кого нет, поэтому по российскому законодательству такие раскрытия она делать не обязана.

Почему Тимченко неинтересен «Сургут»? «Есть “Новатэк”, — отвечает он на этот вопрос. — Надо же кусать столько, сколько можешь проглотить. А то можно подавиться».

Правда, и в «Новатэке» бизнесмен увеличивать долю не собирается: по его собственным словам, нынешнего пакета — около 23% — ему вполне достаточно. «Это хороший, приличный пакет, — заметил Тимченко. — И не продаю, и не покупаю — мне достаточно».

Какие еще активы в ТЭКе интересуют бизнесмена, Тимченко говорить не стал. Вместо ответа на этот вопрос он рассказал о том, что всего добился сам. Очевидно, таким образом он дал понять, как замучили его разговоры и вопросы о поддержке президента Владимира Путина (хотя «Ведомости» такой вопрос ему задать не успели).

«Я начинал как нефтехимический трейдер. Это было 25 лет назад. За 25 лет я мог что-то сделать вообще приличное? — сам спросил Тимченко корреспондента “Ведомостей”. — Одну вещь я вам скажу, по-моему, она должна вас убедить. Если вы возьмете данные из моих налоговых ведомостей Финляндии, там были миллионы, но я был уже очень богатым человеком. Тогда Владимир Владимирович был еще у Собчака, где-то он там работал, неважно. Я вам говорю искренне: я был богатым человеком в Финляндии <...> Я вообще бизнесу научился в Финляндии — меня туда отправили в 90-м г., и я 10 лет учился бизнесу. Вы же знаете, что это самая некоррумпированная страна. Это первое — репутация бизнесмена. Поэтому они научили меня, как правильно работать».

Зато в интервью «Рейтеру» Тимченко высказался о взаимоотношениях с бывшим вице-премьером, а сейчас президентом «Роснефти» Игорем Сечиным. Они «нейтральные, нормальные, рабочие отношения». «Мы работаем с “Роснефтью” до сих пор, и на сегодняшний день у нас нет никаких вопросов. Мы участвуем в тендерах — что-то выигрываем, что-то проигрываем, работаем <...> У нас нет проблем», — сказал Тимченко. «А вот так, то, что пишут в газетах о том, что мы с ним ругаемся, — это неправда. Надо будет нам работать с “Роснефтью” — мы придем к Игорю Ивановичу и будем с ним работать», — добавил он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать