Бизнес
Бесплатный
Елена Мазнева

Стратегия «Сургутнефтегаза» остается прежней – бурить, бурить, бурить

Рекордная финансовая подушка в $20 млрд лежит в надежных банках, это страховка от кризиса, покупка активов не планируется – только новые технологии
SMARTMONEY

29 июня в Сургуте прошло годовое собрание акционеров «Сургутнефтегаза». Прошло традиционно спокойно и быстро. Единственное, что омрачало событие, - плотный смог из-за лесных пожаров. Пенсионеры традиционно поблагодарили главную компанию города и ее гендиректора Владимира Богданова за поддержку. «Это второй бог на земле», - заметила одна из пенсионерок-акционеров. А Богданов рассказал об итогах прошлого года и о том, каковы планы компании с учетом кризиса.

Качественная работа

Финансы «Сургута» (как и других нефтяников) были рекордными в 2011 г. Выручка выросла на 27% до 754 млрд руб., чистая прибыль – в 1,8 раза до 233 млрд руб. Правда, с учетом доходов от переоценки долларовых вложений: к концу года компания скопила на банковских депозитах почти $20 млрд, столько в России нет ни у кого.

В итоге утвержденные сегодня дивиденды за 2011 г. составят 38 млрд руб. (2,15 руб. по привилегированным акциям, 0,6 руб. по обыкновенным). Это традиционный 21% прибыли – после корректировок на курсовые разницы. И на 41% больше прошлогоднего.

У «Сургутнефтегаза», четвертого по добыче в России, лучший в отрасли показатель по бурению, напомнил Богданов. Прошлогодняя доля компании в разведочном бурении – 29% в целом по стране (второе место у «Лукойла» с 16%, у лидера по добыче - «Роснефти» - 9%), доля в эксплуатационном бурении – 25% (против 14% у той же «Роснефти»), процент неработающих скважин самый низкий – 7% (при 14% в среднем по рынку).

В 2010 г. компании удалось стабилизировать добычу нефти, а в 2011 г. увеличить ее до 60,8 млн т – впервые за несколько лет. План на этот год – 61,1 млн т, отметил Богданов. В прошлом году «Сургут» ввел пять новых месторождений, за прошедшие пять лет их было 13. А в ближайшую пятилетку будет 25, пообещал гендиректор «Сургута».

Инвестиции в 2011 г. составили 171,8 млрд руб., 23,5% роста. План на этот год – 180 млрд, на 2013- около 220 млрд, на 2014 – 250 млрд.

«В 2012 г. исполняется 35 лет со дня образования «Сургутнефтегаза», - напомнил Богданов в заключение своего доклада. - За прошедшие годы мы прошли большой и трудный путь развития, всегда демонстрировали энергию и целеустремленность, умение качественно работать в самых непростых условиях и сегодня по праву считаемся надежной и высокоэффективной энергетической компанией. «Сургутнефтегаз» имеет значительный запас прочности в случае усиления кризисных явлений, у нас устойчивая финансовая позиция, сбалансированный портфель проектов, операционная эффективность и высокопрофессиональный коллектив».

Финансовая позиция

Про накопления «Сургутнефтегаза» ходят легенды. «Ведомости» спросили Богданова, в каких банках хранятся те самые $20 млрд (вопрос, как положено, был передан в письменном виде по доверенности от одного из акционеров).

Когда Богданов зачитывал вопрос, сумму он не назвал. Во всяком случае, из зала ее не было слышно. Но на вопрос топ-менеджер ответил. У нас даже у государства есть резервный фонд – как страховка от кризиса, чтобы тот не сказался ни на занятости населения, ни на объемах работ, отметил Богданов, деньги хранятся в российских банках, «самых надежных» - чтобы «обеспечить надежный доход нашего коллектива» и акционеров, чтобы все долгосрочные проекты были закончены.

В числе этих банков – Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, «Юникредит» и Сургутнефтегазбанк. «Хуже, когда денег нет, - добавил Богданов. – Тогда не знаешь, куда бежать, где занять, под какой процент». Доходность депозиты приносят вполне «нормальную», хотя, конечно, хотелось бы больше.

Бурить, бурить, бурить

Год назад Богданов говорил, что «Сургут» готов к новым покупкам: тогда Роснедра готовились выставить на конкурсы и аукционы крупные месторождения в Западной Сибири, например, Северо-Рогожниковское месторождение, запасы которого оценивались в 90,3 млн т (С1+С2). В итоге все лицензии отдали компаниям только на доразведку, Северо-Рогожниковское как раз досталось «Сургутнефтегазу».

Разведка закончена, сказал Богданов журналистам в перерыве, но точные цифры запасов называть не стал: пока оставлена прежняя оценка, «Сургут» переоценил результаты сейсмики, расконсервировал прежние разведочные скважины и одну пробурил сам, потратив около 298 млн руб.

Никаких гарантий, что «Сургут» получит это месторождение в разработку, нет, добавил Богданов, компания будет участвовать в конкурсе или аукционе на общих основаниях: «Пусть выставляют на конкурс или аукцион – мы будем участвовать». Правда, результаты доразведки компания оценивает «не очень оптимистично», но участок все равно очень выгоден «Сургуту», потому что находится совсем рядом с одним из крупнейших его месторождений – Рогожниковским. Это практически продолжение этого месторождения, все инфраструктура есть, а значит, запустить новый участок можно очень быстро, отметил Богданов.

Других новых покупок «Сургут» пока не планирует. «Да не надо мне ничего покупать. У нас все есть!» - заявил Богданов в ответ на вопрос, интересна ли его компании покупка доли в ТНК-ВР, например. Ведь денег на нее вполне может хватить.

Не планирует «Сургут» и становиться партнером «Роснефти» на шельфе (только так пока можно выйти на морские участки – контролировать проект должны госкомпании). «Мы тоже нормальная российская компания, - заметил Богданов. - Наш принцип – мы полностью занимаемся проектом, сами, от и до, ни с кем в долю не вступаем, у нас достаточно и финансовых средств и потенциала, как научного, так и людского». Есть и технологии, и оборудование, а недостающее покупается на западе.

Даже с нынешними запасами «Сургут» может добывать не нынешние 61 млн т, а 70 или даже 80 млн т в год, добавил топ-менеджер. Правда, если будут нормальные цены на нефть и изменится налоговая нагрузка, например, по работе со сложными залежами. И это касается не только «Сургутнефтегаза», но и других российских компаний. Ведь на сложных залежах затраты растут кратно.

Кроме того, по словам Богданова, есть еще перспективная Баженовская свита. Еще советские геологи называли эти глубокие залежи будущим Западной Сибири. Правда, пока в промышленных объемах добыча там не ведется.

В итоге стратегия «Сургута» остается прежней – бурить, бурить, бурить (это расхожая шутка про «Сургутнефтегаз» и его гендиректора). Да, «бурить, бурить, бурить и осваивать то, что у нас есть», подтверждает сам Богданов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать