Бизнес
Бесплатный
Елена Мазнева
Статья опубликована в № 3134 от 02.07.2012 под заголовком: «У них нефть такая же»

Чем живет «Сургутнефтегаз»

Самая богатая компания страны придерживается привычной стратегии: шельф ей неинтересен, добыча за рубежом – тоже. «Сургутнефтегаз» ставит на Россию, собственные силы и технологии
Smart Money

«Сургутнефтегаз» – четвертая нефтяная компания страны по добыче, самая закрытая и самая богатая. Если судить по отчетам, к началу года на ее счетах и депозитах скопилось 822,5 млрд руб., или $25,5 млрд. Стратегию компания не раскрывает, и все, что известно о ее планах, – отдельные цифры и факты из ежегодных выступлений гендиректора Владимира Богданова на собраниях акционеров.

Очередное такое собрание прошло в пятницу. В перерыве Богданов рассказал журналистам, что покупать готовые активы «Сургут» не планирует («Да не надо мне ничего покупать. У нас все есть!»), на шельф при нынешнем законодательстве компания не собирается, а стратегия остается прежней – «бурить, бурить, бурить и осваивать то, что есть».

Проектов и так много, взять хотя бы Восточную Сибирь, рассуждает Богданов. А на шельф можно идти только миноритарным партнером госкомпаний, например «Роснефти». «На таких условиях мы не готовы <...> Мы тоже нормальная российская компания, – замечает на это Богданов. – Наш принцип – мы полностью занимаемся проектом, сами, от и до, ни с кем в долю не вступаем, у нас достаточно и финансовых средств, и потенциала – как научного, так и людского». А если чего-то не хватает, например технологий, «Сургутнефтегаз», как и любая другая компания, покупает их на Западе, а потом обучает своих людей.

Добычные активы за рубежом также неинтересны «Сургутнефтегазу». Аргумент Богданова: «У них нефть такая же, как у нас».

Нынешних запасов «Сургутнефтегазу» хватит, чтобы как минимум пять лет держать нынешний уровень ежегодной добычи в 61–62 млн т, говорил Богданов год назад. А если будут нормальные цены на нефть и налоговые послабления для сложных залежей, добыча может достичь и 70 млн т, и 80 млн, заверяет он теперь: с начала работы «Сургутнефтегаз» добыл 1,8 млрд т нефти, и еще столько же надо добыть.

Многие журналисты несерьезно относятся к цифрам по бурению, а «Сургутнефтегаз» лидирует по этому показателю, указывает заместитель Богданова Сергей Ананьев. Сейчас мощность продуктивных пластов совсем не та, что раньше. Но есть еще неосвоенные ресурсы в России, например так называемая Баженовская свита в Западной Сибири: там очень сложная структура пластов, одна скважина может фонтанировать, а другая окажется непродуктивной, но человек рано или поздно найдет способ разрабатывать такие месторождения и «Сургутнефтегаз» активно ищет этот способ, резюмирует Ананьев.

Судя по отчетам, «Сургутнефтегаз» действительно лидирует в бурении среди российских нефтяников, это одна из немногих компаний, не выделивших нефтесервисные активы. Прошлогодний объем бурения составил свыше 4,5 млн м горной породы, сообщил Богданов акционерам. Больше было только у крупнейшего нефтесервисного холдинга России – Eurasia Drealing (почти 4,8 млн) с учетом всех клиентов, нефтяников и газовиков, с учетом операций в казахском и туркменском секторах Каспийского моря, а также приобретенных прошлой весной активов Schlumberger.

Из первой пятерки российских нефтяников «Сургутнефтегаз» единственный не планирует экспансии за рубеж.

У компании есть только 20% в Национальном нефтяном консорциуме (СП с «Роснефтью», «Лукойлом», ТНК-ВР и «Газпром нефтью»), который занимается проектом в Венесуэле, но этот проект был инициативой чиновников, уверяют люди, близкие к «Сургутнефтегазу». Так же, как и покупка доли в венгерской MOL: «Сургут» приобрел ее в 2009 г., а после скандалов и споров с руководством MOL продал в прошлом году правительству Венгрии. Что касается новых лицензий в России, то «Сургутнефтегазу» они, безусловно, интересны. Правда, пока серьезных покупок не случилось. В 2010 г. «Сургут» претендовал на стратегические месторождения Требса и Титова, но отступил. А в прошлом году планировал участвовать в тендере Роснедр на Северо-Рогожниковское месторождение в Западной Сибири. Его в итоге отдали компании на доразведку. Но нет никаких гарантий, что отдадут в разработку, говорит Богданов: «Пусть выставляют на конкурс или аукцион – мы будем участвовать».

С точки зрения производства «Сургутнефтегаз» действительно одна из самых эффективных компаний, признает аналитик Номос-банка Денис Борисов, плюс все крупные игроки, не только «Сургут», в последние два года смогли приостановить падение добычи в Западной Сибири за счет новых технологий. «Но чудес не бывает, – продолжает Борисов. – У каждого проекта свой предел, в какой-то момент бурение становится бессмысленным, затраты не окупаются». Так что если «Сургутнефтегаз» останется с прежней стратегией, т. е. не будет вступать в альянсы и не пойдет за рубеж (уникальный случай даже для мировой практики), помочь ему сможет только налоговая реформа, заключает Борисов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать