Адвокат Дерипаски поведал, как тот откупился от "крыши"

Материалы для суда в Лондоне также позволяют взглянуть на то, как был организован бизнес крупнейшего совладельца "Русала"
Andrey Rudakov / Bloomberg

Факт продажи истцом каких-либо активов ответчику и наоборот нигде не зафиксирован, заявил Бизли. Между тем, по утверждению Черного, в марте 2001 г. он договорился о продаже Дерипаске своих 17,5% акций “Сибирского алюминия” (“Сибала”) и должен был получить 20% акций “Русского алюминия”. О создании “Русала” в 2000 г. Дерипаска договорился с Романом Абрамовичем, который внес в компанию свои алюминиевые активы.

Бизли, однако, указывает на то, что при подготовке к процессу Черной неоднократно менял свои показания и претензии. Так, в письменном заявлении Бизли для суда, на котором основывалось его выступление в четверг и пятницу, отмечается, что, по первоначальному утверждению Черного, он не напрямую владел 40% акций “Сибала”. Однако потом Черной утверждает, что на встрече 10 марта 2001 г. подписал с Дерипаской соглашение о продаже ему 17,5% акций “Сибала” за $250 млн и дополнение о том, что Дерипаска впоследствии продаст якобы полученные Черным акции “Русала” и выплатит ему за них деньги за вычетом $250 млн. Если бы были проданы 17,5% «Сибала», у Черного осталось бы еще 22,5%, что соответствует 11,25% «Русала», указывает Бизли. Кроме того, отмечает адвокат, Черной в материалах для суда сначала указывал, что ему причиталось «20% акций «Русского алюминия», а затем – что «до 20% акций», варьировались и сроки, в течение которых Дерипаска якобы должен был их продать.

В реальности, настаивает адвокат, Черной не владел долей в алюминиевом бизнесе Дерипаски, а тому приходилось платить за “крышу” Черному, Антону Малевскому и Сергею Попову (последних сторона Дерипаски называет руководителями измайловской и подольской организованных преступных группировок).

По аналогии с TWG

По словам Бизли, Черной, в частности, в 1994 г. сказал Дерипаске, что он помог Trans World Group (TWG), ведущему трейдеру металлами на российском рынке, получить «крышу» у Малевского, поэтому у нее так хорошо идут дела. TWG принадлежала братьям Рубенам, а также Льву Черному, брату Михаила; сам Михаил Черной, по его утверждению, также был партнером TWG с долей 25%.

Дерипаска сотрудничал с TWG: так, они заключали соглашение о приобретении акций Саяногорского алюминиевого комбината (СаАЗ), в котором Дерипаска постепенно сформировал значительный пакет, а когда он стал гендиректором завода, подписали соглашение о торговле и толлинге, которое с октября 1995 г. реализовывали через ирландское СП Tradalco Limited. В Tradalco у них было по 50%, фирма заключала торговые договоры с СаАЗом, а TWG и Дерипаска делили ее прибыль пополам. По утверждению Бизли, Черной заявил, что поскольку Дерипаска и TWG поровну зарабатывают на СаАЗе, а TWG платит «крыше», то и он должен платить: «несправедливо, если все расходы будет нести только TWG».

Пример TWG приводился и при желании Дерипаски избавиться от «крыши». TWG, заявил Бизли со слов клиента, в 1997 г. откупилась от “крыши” за $410 млн, причем сделать ей это было проще: Рубены работали из Лондона, а Лев Черной был братом Михаила. Последний же утверждает, что за $410 млн TWG выкупила его долю.

А в начале 2001 г., когда Дерипаска заговорил на эту тему с Малевским, тот заявил, что откупиться можно минимум за $410 млн, как это сделала TWG: $250 следовало заплатить Черному, а остаток – самому Малевскому. Дерипаска, по его утверждению, подготовил соответствующее соглашение для Черного и дополнение – для Малевского. “Несмотря на их содержание”, не предполагалось, что они будут юридически обязующими документами, утверждает Бизли. Он называет их «понятийка» (ponyatiyka) – фиктивный документ, прикрывающий платеж за «крышу». Более того, в договоренности о столь значимой сделке не участвовали юристы, указывает адвокат, приводя в качестве противоположного примера юридически грамотно оформленные документы об объединении алюминиевого бизнеса Дерипаски и Абрамовича весной 2000 г.

Откупиться от «крыши»

Черной утверждает, что 10 марта 2001 г. в лондонском отеле Lanesborough он и Дерипаска подписали соглашение (о выкупе акций «Сибала» за $250 млн) и дополнение (о последующей продаже акций «Русала»). Дополнение Черной вообще не видел, заявляют Дерипаска и его адвокат. Дерипаска передал его Малевскому после своего возвращения в Россию, и на нем тогда якобы стояла только подпись Дерипаски. После смерти Малевского осенью 2001 г. Черной мог получить дополнение от его вдовы или членов ОПГ, предполагает Дерипаска.

Более того, подпись Черного на дополнении, согласно экспертизе, сделана другими чернилами, указывает Бизли, т. е. он, скорее всего, поставил ее позже. Впрочем, судья Кристофер Кларк, который в 2008 г. разрешил рассматривать дело в Лондоне, отмечал, что хотя подписи Черного действительно сделаны разными чернилами, его подпись на дополнении отпечаталась на соглашении. Однако в вердикте Кларка не говорилось, исследовался ли вопрос о предполагаемой дате подписания обоих документов.

Дерипаска перевел-таки Черному $250 млн несколькими способами, в частности - через сделку по перепродаже офшорных компаний и прощенного долга по договору займа. Получив деньги, Черной вернул ему часть средств в виде кредита. Сторона Дерипаски объясняет это следующим образом: он не мог сразу выплатить всю сумму, но Черной торопил, потому что в Израиле у него заканчивались налоговые каникулы. Дерипаска, по его уверению, заплатил проценты по полученному от Черного кредиту.

Несмотря на смерть Малевского, Дерипаске пришлось выплатить $173 млн членам ОПГ, с требованием от которых к нему, по его версии, явился Попов.

С Поповым, который стал крестным отцом второй дочери Дерипаски, после откупа от «крыши» у крупнейшего владельца «Русала», по его признанию, сложились близкие отношения. Но это произошло под влиянием обстоятельств и не отменяет того факта, что Попов «крышевал» его бизнес, настаивает Бизли. В рамках ритуала, который предполагало «крышевание», Дерипаске якобы приходилось давать деньги на бизнес покровителей.

«У нас было много проектов. Например, в конце 90-х я, Черной и Дерипаска купили у Валентина Юдашкина контрольный пакет его дома мод, – рассказывал ранее “Ведомостям” Попов. – Я был знаком с Валентином, мы вошли в бизнес, дали ему денег. Дерипаска был им, кстати, очень увлечен — ходил на разные совещания туда, вникал в дела. Через два года мы забрали свои деньги и вышли оттуда».

Все это не было частью обычного бизнеса Дерипаски и настоящим партнерством с этими людьми, утверждает Бизли: «крыша» обязывала его разными способами помогать Черному, Малевскому и Попову. Помимо участия в бизнесе Юдашкина Дерипаске также пришлось «самому помогать и отрядить своих сотрудников на помощь «Союзконтракту», компании по импорту куриных окорочков, которую использовала подольская ОПГ”, говорится в заявлении Бизли. Владельцем «Союзконтракта» был Попов.

Стороны процесса не раскрывают, кто будет выступать у них свидетелями; их суд, как ожидается, начнет заслушивать в конце сентября. Однако в заявлении Бизли указывается, что Попов, “как говорят, собирается свидетельствовать на стороне Черного”.

Строение бизнеса

Материалы для суда также дают возможность взглянуть на то, как был организован бизнес Дерипаски. В начале 1998 г. он разорвал отношения с TWG после того, как узнал, что она якобы манипулировала ценами при реализации их совместного соглашения о торговле и толлинге. Чтобы защититься от мести TWG, говорится в заявлении Бизли, Дерипаска решил реструктурировать свои толлинговые операции. «Его активы были распределены по нескольким компаниям, некоторые из которых номинально были связаны с Черным», – признает Бизли. Но Черной не предоставлял им средства, не участвовал в управлении, его «номинальное участие могло лишь предоставить некоторую защиту от атак со стороны TWG».

В 1998-1999 гг., после дефолта России, Дерипаска решил реструктурировать весь бизнес, который уже порядком вырос. Делать это было непросто, признает он: нужно было не вступить в конфликт с «крышей», отказаться от которой он в то время еще не мог. В июле 1999 г. была создана Объединенная компания «Сибирский алюминий». Владелец акций СаАЗа (в заявлении Бизли не говорится, кто конкретно) становился владельцем акций Сибирской инвестиционной компании, которая, в свою очередь, владела ОК «Сибал», которому принадлежали основные фонды завода. После этого ОАО «СаАЗ» перестало существовать.

В 2000 г. Дерипаска стал обсуждать объединение своего бизнеса с алюминиевыми активами Абрамовича, которые тот приобрел у TWG. Черной заявляет, что именно он инициировал это обсуждение через предпринимателей Искандера Махмудова и Михаила Некрича, но Дерипаска и Абрамович это опровергают. 15 марта Дерипаска и Абрамович договорились об объединении части активов, а 15 мая – и остальных. Если бы Черной, а также Малевский и Попов были партнерами Дерипаски, их участие в создании объединенной компании должно было быть формализовано, настаивает Бизли, ведь невозможно было скрывать их участие от Абрамовича. Однако это не было сделано.

Дерипаска согласился заплатить Абрамовичу $575 млн, так как его доля в объединенной компании, которая в декабре 2000 г. стала называться «Русский алюминий», была меньше. (Кстати, именно за эту сумму Абрамович договорился купить активы у TWG и в итоге расплатился полученным от Дерипаски деньгами, рассказал он сам в 2011 г. на суде в Лондоне по иску Бориса Березовского.) Черной утверждает, что предоставил Дерипаске крупную сумму для этой выплаты, но тот отрицает, что это была инвестиция со стороны Черного. «Факты здесь сложны и должны быть рассмотрены на суде», – указывает Бизли. Так, по его уверению, некоторые платежи Черного на самом деле были возвратом кредита, который ранее предоставил ему Дерипаска. В 1999 г. Дерипаска одолжил Черному деньги и одновременно сделал платеж за «крышу»; в 2000 г. Черной погасил кредит в $25 млн двумя платежами, указывает Бизли. В любом случае платежи 2000 г. никак не помогают Черному доказать свое партнерство с Дерипаской, считает адвокат, ведь он уверяет, что был партнером с 1993 г.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать