Бизнес
Бесплатный
Елена Мазнева
Статья опубликована в № 3170 от 21.08.2012 под заголовком: 10 дней на сделку

Владелец 49% «Нортгаза» предъявил свою долю к выкупу

После 16 лет сложного партнерства бизнесмен Фархад Ахмедов предъявил «Газпрому» к выкупу свою долю в их совместном предприятии «Нортгаз». По словам бизнесмена, ее оценивали в $1,8–2,6 млрд. Но «Газпром» может не согласиться с требованием, и тогда партнеры снова вернутся к судебным баталиям
Д.Гришкин / Ведомости
ЗАО «Нортгаз»

Запасы – 295 млрд куб. м газа, 58 млн т конденсата и нефти (доказанные и вероятные, 2010 г., PRMS). План по добыче на 2012 г. – 4–4,5 млрд куб. м.

В распоряжении «Ведомостей» оказалась копия письма в «Газпром» и его профильные «дочки» от подконтрольной Ахмедову компании R.E.D.I. (через нее бизнесмен владеет 49% «Нортгаза»). Письмо отправлено 15 августа, в нем говорится, что по акционерному соглашению от 2005 г. «Газпром», нарушивший его, обязан выкупить у R.E.D.I. всю ее долю в «Нортгазе» в соответствии с опционом пут. Это письмо и является официальным уведомлением с требованием исполнить опцион.

Представители «Газпрома» от комментариев отказались.

А Ахмедов подтвердил «Ведомостям» подлинность письма: «Все, я продаю долю «Газпрому», другого выхода нет». По его словам, на переговоры об условиях сделки есть 10 рабочих дней – до 29 августа включительно. А закрыться сделка должна в ноябре-декабре – после всех процедур. Стоимость 49% «Нортгаза» предстоит определить специально назначенным оценщикам – с обеих сторон (см. врез). Ранее банки по заказу R.E.D.I. оценивали актив в $1,8–2,6 млрд, отмечает Ахмедов.

«Нортгаз» финансовые показатели не раскрывает. Но исходя из стоимости запасов, DeGolyer & MacNaughton в прошлом году оценивала долю R.E.D.I. в компании на уровне $2,5 млрд.

Партнерство Ахмедова и «Газпрома» было долгим и сложным. В момент учреждения «Нортгаза» (1993 г.) «Газпром» контролировал 51% компании, Ахмедов стал младшим партнером в 1996 г., и после нескольких допэмиссий его доля выросла до контрольной, а пакет концерна снизился до 0,5%. Как заявлял тогда Ахмедов, «Газпром» сам решил не оплачивать новые акции, а «Нортгазу» нужны были деньги. В 2003–2004 гг. между «Газпромом» и «Нортгазом» разгорелась настоящая война, итогом которой (в 2005 г.) стало мировое соглашение, утвержденное арбитражем ЯНАО, а также акционерное соглашение, заключенное по британскому праву. По этому соглашению «Газпром» получил безвозмездно 51% «Нортгаза», обязавшись не дискриминировать компанию, не делать ее центром затрат, а если договор будет нарушен – выкупить 49% у Ахмедова. После этого между партнерами не раз возникали споры, но до требований исполнить опцион не доходило.

В прошлом году Ахмедов вел переговоры о продаже 49% «Нортгаза» с государственной «Интер РАО», однако сделка сорвалась. Интересовался активом и «Новатэк», но счел актив слишком дорогим.

Опцион пут – не единственное требование R.E.D.I. к «Газпрому»: Ахмедов больше полугода безуспешно вел переговоры с концерном по поводу договоров на закупку газа и на переработку конденсата и в мае обратился в Лондонский международный третейский суд, требуя возместить ущерб от нарушения акционерного соглашения.

По словам источника, близкого к R.E.D.I., исполнение «Газпромом» опциона и судебный процесс в Лондоне – два параллельных процесса, ведь арбитраж может признать нанесение ущерба и присудить в пользу R.E.D.I. «еще сотни миллионов долларов». Иск будет отозван, только если R.E.D.I. устроят условия сделки, предложенные «Газпромом», добавляет собеседник.

До сих пор концерн не слишком оперативно реагировал на требования партнера: по словам Ахмедова, R.E.D.I. отправляла в «Газпром» 17 писем, пять раз – извещения об устранении нарушений, но все они игнорировались.

Если «Газпром» проигнорирует и новое требование, Ахмедов может обратиться в тот же лондонский арбитраж, требуя принудить концерн к исполнению опциона, но этот процесс займет от года до трех лет, отмечают партнер лондонского офиса Berwin Leighton Paisner Роман Ходыкин и партнер юрфирмы «Юст» Евгений Жилин.

А с иском о возмещении ущерба еще сложнее, рассуждает Ходыкин: цена исполнения опциона – если она будет считаться до обесценения актива от возможного нарушения соглашения – уже подразумевает, что никаких убытков как бы не было. Наверное, Ахмедову есть смысл предъявить альтернативное требование в арбитраже – либо выкупить акции, либо возместить убытки, добавляет он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more