Добывать нефть в Арктике трудно и дорого

Искать нефть в Заполярье стали еще в начале XX в., но лишь теперь таяние арктических льдов упростило задачу геологоразведчиков; однако добыча нефти и газа не стала от этого легче и дешевле
Bloomberg

Что сулит Арктика

По оценке Геологической службы США от 2008 г., за полярным кругом сосредоточено 90 млрд барр. нефти и 1669 трлн куб. м природного газа, т. е. 13 и 30% всех неразведанных запасов в мире соответственно. И запасы эти становятся доступны благодаря таянию арктических льдов, вызванному глобальным потеплением. Ледяной покров в Северном Ледовитом океане в минувший август достиг рекордно низкого уровня (статистика ведется уже 33 года).

Крупнейшие международные компании оценили открывшиеся перед ними перспективы. Одной из первых на арктический шельф пришла англо-голландская Royal Dutch Shell, крупнейший нефтегазовый концерн Европы по объему капитализации. Shell хорошо знакома с Заполярьем: искать нефть на Аляске она начала еще в 1917 г. К середине 1980-х гг. компания пробурила 15 скважин на шельфе Чукотского моря, а также моря Бофорта у берегов Северной Америки. Но в начале 1990-х гг. Shell отказалась от проекта: добывать нефть в столь сложных условиях при котировках на уровне $15/барр. оказалось невыгодно, и компания переключилась на Мексиканский залив.

В середине «нулевых» цены на нефть превысили $100/барр. Интерес к Арктике со стороны западных компаний возродился. Дополнительным фактором стал ресурсный национализм России и Венесуэлы, а также подрывы нефтепроводов в Ираке и Нигерии. К тому же к этому времени были разработаны новые технологии (например, горизонтального бурения), а льды отступили.

Как отмечает аналитик Boston Consulting Group Филипп Уиттейкер, крупные западные компании в Арктике чувствуют себя свободнее: «В Арктике могут работать очень немногие группы. Повсюду в мире их теснят местные нефтяные компании, а здесь они могут поделить регион между собой".

И дорого, и сердито

Но даже самые многообещающие проекты в Арктике могут зайти в тупик. Пример тому – отказ «Газпрома» от разработки Штокмановского месторождения в 600 км от побережья России. Партнеры «Газпрома» - французская Total и норвежская Statoil согласились, что издержки слишком велики, а условия – неблагоприятны.

Наибольшим препятствием остается лед. Небольшие айсберги можно отбуксировать. При появлении крупных льдин (порой величиной с Манхэттен) приходится срочно отсоединять плавучие буровые установки и уводить их на безопасное расстояние.

По словам специалиста по Арктике в ExxonMobil Джеда Гамильтона, при разработке месторождения «Сахалин-1» поблизости постоянно дежурили два современных ледокола, каждый их которых стоил $100-120 млн. В сутки такой ледокол обходится в $50 000. Буровые установки должны выдерживать натиск льда, и для этого их дополнительно укрепляют. Именно такие работали на «Сахалине-1», именно их будет использовать Shell в Чукотском и Бофортовом морях. Чтобы проложить трубопровод на шельфе, на дне моря приходится рыть глубокие траншеи, чтобы проходящие айсберги не задели его дном.

Особые требования предъявляются и к оборудованию для устранения утечек нефти, что сильно повышает стоимость работ. Хрупкая экосистема севера не переживет аварии, подобно той, что произошла на платформе ВР в Мексиканском заливе. Стандартные методы здесь не годятся. Регулирующие органы не допускали Royal Dutch Shell к бурению у берегов Аляски, пока не пришел корабль Arctic Challenger, специально переоборудованный, чтобы в случае утечки собирать нефть и газ со дна и доставлять на поверхность без ущерба для окружающей среды. В результате Shell не уложилась в сезон: лето на севере очень короткое, и море свободно ото льда только с июля по середину октября.

Стоит ли рисковать?

Shell потратила $4,5 млрд, чтобы подготовиться к буровым работам в Арктике, включая те $2,2 млрд, что пошли на покупку лицензий. Однако запасы нефти могут оказаться гораздо меньше прогнозных. Даже самые совершенные методы геологоразведки не исключают рисков.

С этим столкнулись многие компании. В 2009 г. BP и «Роснефть» отказались от дальнейшей разработки месторождения «Сахалин-4» - после пяти лет упорного труда найденные запасы их разочаровали. Британская Cairn Energy потратила $1 млрд на геологоразведку у берегов Гренландии, но коммерческих запасов нефти так и не нашла.

Расчеты ВР отчасти оправдались: она нашла богатые месторождения нефти на шельфе Аляски, но добывать их не стала, оценив издержки на соблюдение экологических стандартов (стоимость проекта к тому времени составила $1,5 млрд). Наибольших успехов в Арктике добилась норвежская Statoil, но и она задержала начало работ: так, к бурению скважин в Чукотском море она приступит не раньше 2015 г., т. е. на год позже графика.

Отсутствие инфраструктуры и сложности с логистикой означают, что разработка нефтяных месторождений на арктическом шельфе целесообразна только в том случае, если извлекаемые запасы на одном участке составляют как минимум 500 млн - 1 млрд барр. Из более чем 400 месторождений углеводородов, открытых на Аляске, этому требованию соответствовали всего 60. Из них нефтяными были только 12, остальные были газовыми.

Неудивительно, что многие компании предпочитают работать в более теплых краях: недавно открытые месторождения у берегов Ганы, Мозамбика и Бразилии содержат достаточно нефти, чтобы забыть об Арктике. Кроме того, новые технологии позволяют добывать природный газ из сланцевых пород, не вкладывая миллиарды долларов. ConocoPhillips, занимающая третье место в США по объему добычи, не считает Арктику своим приоритетом: ее больше прельщают «нижние 48 штатов», например Техас и Северная Дакота, где можно заняться горизонтальным бурением и гидроразрывом пласта.

Перспективы

Поставки арктической нефти на мировой рынок, по всей видимости, будут расти крайне медленно. По оценке консалтинговой фирмы Wood Mackenzie, в 2020 г. добыча черного золота в Арктике составит всего 500 000 барр./сутки, преимущественно на уже открытых месторождениях. В 2030 г. она может подняться до 2 млн барр./сутки, но только в том случае, если удастся найти богатые залежи. Для сравнения: сейчас в мире ежедневно добывают 90 млн барр./сутки.

Директор по геологоразведке Statoil Тим Додсон рассчитывает на технический прогресс: «Добывать нефть в Баренцевом море у берегов Норвегии сегодня легко и просто. Но 20 лет назад все было иначе». В этом году Statoil планирует пробурить в Арктике 12 скважин – больше, чем любая другая компания.

Нефтяники считают, что рано или поздно Арктика будет освоена, чтобы удовлетворить растущий спрос на энергоносители, который, по некоторым прогнозам, удвоится к 2050 г. “Придется осваивать все источники энергии, в том числе нефтяные месторождения в Арктике», - считает ведущий эксперт Shell Роберт Блоу.

Перевела Анна Разинцева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать