ФАС выступила за импорт товаров без разрешений правообладателей

Правительство рассмотрит, стоит ли снова разрешить ввоз в страну иностранной продукции без санкции владельца прав на товарный знак. Федеральная антимонопольная служба (ФАС), выступившая с этой инициативой, предложила сохранить запрет лишь для товаров, производство которых локализовано в России
Е.Нагорных

Параллельный импорт должен быть легализован, заявил вчера руководитель ФАС Игорь Артемьев (его цитаты по «Интерфаксу»). Исключение «на 10–20 лет» он предлагает сделать только для тех компаний, которые локализовали производство в России: ведь параллельный импорт может обесценить их инвестиции, но при этом локализация должна быть глубокой. До конца октября параллельный импорт обсудят на совещании в правительстве, рассказал Артемьев. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова отказалась комментировать позицию правительства, пока не пройдет совещание. Представитель Минэкономразвития не ответил на запрос «Ведомостей».

Сейчас параллельный импорт запрещен законом: согласно ст. 1487 Гражданского кодекса, вступившей в силу с 2008 г., товар может ввозиться только самим правообладателем или с его письменного разрешения, иначе будет нарушено исключительное право на товарный знак.

Правообладатели раньше боролись с неофициальными импортерами, требуя арестовывать товар на таможне, но Высший арбитражный суд в 2009 г. по делу о конфискации Porsche Cayenne защитил параллельных импортеров: по его решению правообладателям в каждом случае нужно подавать к нарушителям гражданские иски. Суды по-разному трактуют норму и не всегда встают на сторону правообладателя. Например, Девятый апелляционный арбитражный суд разрешил «Автологистике» ввозить запчасти BMW и без письменного разрешения. Он указал, что по соглашению о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Евросоюзом товар, введенный в оборот правообладателем или с его согласия в любой стране ЕС, в дальнейшем может легально использоваться без ограничений.

Правообладатели активно противятся неофициальному импорту. Сейчас судебная практика все более устойчиво складывается не в пользу параллельных импортеров, говорит партнер «Пепеляев групп» Галина Баландина. Например, в ноябре 2011 г. суд обязал петербургские компании «Бествотч.ру» и «Аделия», продававшие часы Longines через свой интернет-магазин, заплатить швейцарской Longines Watch Co. рекордные 3 млн руб. (максимум по закону – 5 млн руб.) и запретил впредь торговать часами марки. Компания «Элитвода ру» проиграла суд Sanpellegrino, которая указала, что «Элитвода ру» не входит в число официальных импортеров ее продукции, при этом компания покупала воду у официального дистрибутора марки в Чехии.

После многочисленных судебных процессов «Элитвода ру» стала закупать ту же продукцию у российских дистрибуторов, говорит собственник компании Андрей Гагарин. Основной объем ввозимой продукции в России не локализован, а в случае, например, с минеральной водой это просто невозможно, ведь в России нет тех же источников, что в Италии, объясняет он. Непонятно, распространяется ли запрет, предложенный Артемьевым, на напитки иностранных брендов, которые производятся в России, замечает он: ведь разница в качестве значительна. Такое ограничение для автомобилей кажется более целесообразным, рассуждает он.

Для параллельных импортеров из-за высоких пошлин ввоз новых машин уже не столь привлекателен, как раньше, поэтому мы не рассматриваем его как проблему, объясняет директор по связям с общественностью российского представительства Porsche Оксана Хартонюк. А вот серый импорт запчастей увеличивается, отмечает она: но с этой практикой очень сложно бороться, так как партии такой продукции сложнее идентифицировать, чем автомобили.

Регулирование параллельного импорта не может использоваться для защиты компаний, локализовавших производство в России, считает Баландина. Полный запрет или полная либерализация вряд ли будут эффективными, регулирование должно исходить из условий конкуренции в каждой отрасли и защиты прав потребителей, продолжает она. Например, параллельный импорт электроники и бытовой техники может быть и во вред потребителю, ведь для такой продукции требуется качественный сервис, продолжает Баландина, но непонятно, зачем ограничивать предложение косметики и парфюмерии.