Статья опубликована в № 3204 от 08.10.2012 под заголовком: Нефть на грани риска

IOSCO: участники рынка могут манипулировать устанавливаемыми агентствами нефтяными котировками

Участники рынка могут манипулировать нефтяными котировками, устанавливаемыми ведущими отраслевыми агентствами, выяснили регуляторы. Между тем к ним привязаны цены сделок и производных инструментов на нефть и нефтепродукты по всему миру
T.Boyle / Bloomberg

В пятницу Международная организация комиссий по ценным бумагам (IOSCO), объединяющая регуляторов 115 стран, опубликовала доклад с рекомендациями для агентств, публикующих нефтяные котировки. Провести такую работу ее попросили страны «двадцатки», которые призвали «обеспечить справедливость при определении цен». Ведь это опосредованно влияет на финансовую систему и экономику.

Между тем внебиржевой рынок физических поставок нефти, или спотовый рынок, фактически не регулируется. Но служит ориентиром для контрактов разных типов – спотовых и срочных сделок, биржевых деривативов и свопов на нефть и нефтепродукты. Котировки на спотовом рынке (в том числе на главный российский ориентир – нефть марки Urals) определяет небольшое количество агентств. Они собирают с участников рынка информацию о сделках или заявках на покупку и продажу, а потом, используя свое знание рынка, устанавливают публикуемую цену дня.

Доклад IOSCO гласит, что в целом участники рынка положительно оценили деятельность агентств, методологию расчета котировок, качество отражения реальной рыночной ситуации. Но выявлено и несколько уязвимых мест. «У участников рынка есть стильный стимул «влиять» на оценки, даваемые Platts», чтобы оказывать воздействие на физический рынок и рынки свопов, цены которых зависят от котировок агентства, заявила одна биржа.

Одно из таких мест – слабая репрезентативность публикуемых агентствами котировок. Компании, торгующие нефтью и нефтепродуктами, сообщают им данные о ценах, по которым хотят провести или проводят сделки, добровольно. Это, по мнению одной профессиональной ассоциации, позволяет компаниям «включать или исключать сделки так, чтобы это шло им на пользу. Это может привести к искажению рыночных цен». Такая система может нести значительные риски для тех, кто пользуется котировками агентств, считает группа университетских научных сотрудников. Почти все респонденты полагают, что стимулы для участников рынка активнее сообщать о сделках принесли бы пользу и это снизило бы риск манипулирования.

С нехваткой данных для адекватного определения котировок связана и другая претензия. Агентства обычно выставляют котировку по методологии, известной как расчет при закрытии рынка (Market-on-Close, MOC). Например, Platts незадолго до 15.45 по лондонскому времени предлагает участникам рынка сообщить данные о выставленных заявках на покупку и о предлагаемых к продаже партиях нефти. Затем начиная с 16.00 эксперты Platts в течение получаса наблюдают за проведением сделок и выставляют котировку дня.

В системе MOC могут не учитываться некоторые сделки, что «может оказывать влияние на некоторых неликвидных рынках», считает одна торговая ассоциация. С российской нефтью учитывается мало контрактов, отмечает группа научных сотрудников; в целом они не считают котировки агентств «абсолютно надежными». Некоторые респонденты полагают, что должны учитываться сделки, совершаемые в течение всего дня.

Именно на эти недостатки в расчете котировок указывали журналисты The Economist, опубликовавшие в мае результаты расследования деятельности нефтетрейдера Gunvor Геннадия Тимченко. С января 2005 г. по май 2009 г. Gunvor сообщала о 399 продажах или заявках на продажу через «окно» МОС – против 13 покупок. Из анализа The Economist следовало, что они приводили к падению рынка нефти Urals. The Economist не смог объяснить действия Gunvor – журналисты лишь предположили, что у компании была возможность заработать на расширении спрэда между Urals и фьючерсной ценой Brent, к которому приводили ее продажи, или при закупке в России нефти, цена которой определялась на основании котировок Urals (выставленных Platts).

Gunvor настаивала, что не манипулировала ценами Urals. «Мы считаем, что в рамках процесса определения цены MOC ни одна компания не способна установить собственную цену», – заявляло Platts. Но многие респонденты IOSCO отметили, что при их жалобах агентства «больше защищают свои методологии, а не улучшают их».

IOSCO не проводила расследования в отношении Gunvor, сообщила представитель организации Карлта Витзтум, у нее нет полномочий по регулированию. Выводы же исследования IOSCO таковы. Агентства должны четко и понятно объяснять, как в рамках их методологии определяются котировки; отдавать приоритет заключенным сделкам; ввести внутренний контроль за процедурой оценки и формальную процедуру реагирования на жалобы; хранить документы по установлению котировок и по требованию предоставлять их властям. IOSCO рекомендует национальным регуляторам подумать о возможности запрета на торговлю всеми сырьевыми деривативами, основывающимися на котировках агентств, если те не следуют предложенным ею принципам. Такой подход стал бы для них «сильным стимулом», говорится в записке Комиссии по срочной биржевой торговле США по материалам доклада IOSCO.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать