Китайцы больше не хотят работать на конвейере

Промышленность в КНР лишилась главного локомотива роста - избытка дешевой рабочей силы, и это повлияет на всю мировую экономику

Foxconn как зеркало китайской промышленной революции

У тайваньской компании Foxconn, собирающей для Apple смартфоны iPhone и планшеты iPad, немало проблем. Крупнейший в мире электронный подрядчик, на заводах которого трудится 1,2 млн китайцев, испытывает острую нехватку рабочей силы - несмотря на самые высокие зарплаты в отрасли.

До недавнего времени Foxconn не знала, что такое кадровый голод. Когда компания построила фабрику в городе Шэньчжэнь в дельте Жемчужной реки, жители китайской глубинки потянулись туда за лучшей долей. Они считали за счастье сменить тяжелый крестьянский труд на сборочный конвейер и работали за гроши.

Затем наступило прозрение. Разросшиеся мегаполисы на побережье - Шанхай, Шэньчжэнь, Гуанчжоу - больше не казались раем. В 2009 и 2010 гг. несколько рабочих на заводе Foxconn покончили с собой, не выдержав беспросветной рутины и бесчеловечных условий труда. Компанию замучили проверками, и в ответ на требования Apple руководство повысило зарплаты и отказалось от работ во внеурочное время.

После происшествия компания ускорила строительство заводов во внутренних провинциях Китая, население которых не было избаловано высокими зарплатами вследствие отсутствия конкурирующих предприятий. Менее чем за два года были возведены два огромных завода: один по сборке iPhone в городе Чжэнчжоу, что в провинции Хэнань, на котором работают 192 000 человек; другой, по производству iPad, в городе Чэнду (провинция Сычуань). На нем заняты 110 000 китайцев. Но главным предприятием остается Foxconn City в Шэньчжэне, где собирают новые iPhone 5: там трудятся 390 000 человек.

И все же рук не хватает. Заводы в центральных провинциях строились такими темпами, что программа Google Maps не успевала отображать новые здания. Чтобы укомплектовать штат в Чжэнчжоу, компания наняла агентов-«зазывал»; ей помогают местные власти, выплачивая агентам бонус за каждого нанятого рабочего. Агенты же выплачивают человеку, сразу подписавшему контракт, 300 юаней и обещают зарплату в 1800 юаней ($285) и шанс увеличить ее вдвое (включая сверхурочные) после прохождения трехмесячного испытательного срока. Но уловки не помогают: рабочих приходится «занимать» у других фабрик и заводов. Примечательно, что молодежь в Чжэнчжоу предпочитает идти в «зазывалы», а не в сборщики смартфонов.

Осень прошла под знаком бунта. Возмущенные рабочие в Чжэнчжоу отказались выполнять новые требования к сборке iPhone 5 и устроили забастовку. А на заводе Foxconn в городе Тайюань (там трудятся 79 000 человек) все закончилось погромом.

Все говорит о том, что прежняя модель организации производства уже не работает. “Foxconn копирует во внутренних провинциях то, что перестало получаться на побережье. Проблема в том, что она использует ту же самую модель», - считает Чзан Чэвэй, эксперт Института экономики населения и труда при Китайской академии общественных наук. По его мнению, компаниям не следует полагаться на то, что они всегда найдут рабочих среди китайской молодежи: “В краткосрочной перспективе Foxconn сможет жить по-прежнему, но в конце концов ей придется признать, что на рынке рабочей силы произошли структурные изменения».

Демография и экономика

Новое поколение выбирает жизнь за пределами фабричного цеха. Кроме того, дает о себе знать демографическая политика Пекина «одна семья - один ребенок»: численность трудоспособного населения в возрасте 15-29 лет существенно сократилась. “Чистый прирост населения дееспособного возраста за это десятилетие резко замедлится - до 23 млн человек по сравнению с 82 млн в 2001-2010 гг. и 90 млн в 1991-2000 гг.”, - пишет в недавнем исследовании экономист UBS Тао Ван. По ее прогнозу, “если в течение минувшего десятилетия численность молодой рабочей силы росла на 0,2% в год, в ближайшее десятилетие она будет сокращаться на 1,4% в год”.

Промышленным предприятиям все труднее найти рабочих в КНР, несмотря на торможение китайской экономики и замедленный рост экспорта. China Confidential, статистический сайт Financial Times, опросил в сентябре 200 китайских компаний и выяснил, что им удалось закрыть всего 70% вакансий по рабочим специальностям. По оценке China Confidential, в секторе услуг сейчас заняты около 290 млн китайцев, а в обрабатывающей промышленности - 225 млн. Эксперты уверены, что в ближайшее десятилетие разрыв будет только увеличиваться.

Майкл Энрайт, профессор Гонконгского университета и автор книги о промышленном центре в дельте Жемчужной реки, указывает на то, что женщины быстрее меняют ориентиры. Они не только не стремятся на побережье - они избегают наниматься на фабрики: “На заводах по сбору электроники раньше трудились одни женщины. Но теперь их привлекает сектор услуг».

China Confidential приводит результаты опроса, проведенного в апреле рекрутерским сайтом Daguu (более 11 000 респондентов): из 10 женщин-мигрантов девять заявили о своем желании пойти работать в сектор услуг. Самые популярные профессии - это торговый представитель, секретарь на ресепшн и помощник руководителя. Среди мужчин гораздо больше желающих работать на производстве, но и тут пределом мечтаний является место специалиста по продажам.

По данным China Confidential, в сентябре быстрее всего рос наем в сфере банкетного обслуживания (+70%), коммерческих услуг (+45%), транспорта и логистики (+45%). Число работников предприятий розничной торговли выросло на 35%. Напротив, машиностроительные компании, строительные фирмы, фабрики по пошиву одежды и производству текстильных изделий наняли на 25-50% меньше, чем год назад.

Преобладание мужчин на фабриках означает, что работодателям приходится иметь дело с менее управляемой, более требовательной рабочей силой. Большинство участников беспорядков на заводах Foxconn - представители сильного пола.

Чем недовольны рабочие?

Последние три года зарплаты фабричных рабочих в Китае ежегодно увеличивались на десятки процентов. Но запросы у молодых растут еще быстрее: по свидетельству фабричных психотерапевтов, если старшее поколение привыкло сравнивать свою жизнь с тем, как жили их крестьянские предки, молодежь равняется на состоятельных китайцев. Председатель КНР Ху Цзиньтао и премьер-министр Вэнь Цзябао обещали решить проблему имущественного неравенства, но, как считает профессор Энрайт, сделать это будет непросто.

Многие рабочие Foxconn надеются заработать денег и уйти, чтобы открыть собственный бизнес. Собирая iPad и iPhone, на квартиру и машину быстро не накопишь, считают они. Но главный враг фабричного рабочего - монотонность и скука: образовательный уровень у китайцев вырос, и конвейер нагоняет тоску.

Что будет дальше?

Последствия изменений на рынке труда в Китае ощущаются не только китайскими предпринимателями, но и западными потребителями, которым придется расплачиваться за рост издержек в КНР. Как считают многие экономисты, одна из причин низкой инфляции в развитых странах в 1990-е - 2000-е гг. - поток дешевых товаров из развивающихся стран, прежде всего Китая.

В обозримом будущем Китай останется главным мировым конвейером: ни одна другая страна не сможет предложить такого количества рабочих. А нехватку рабочей силы можно компенсировать автоматизацией. “Последнее десятилетие Китай использовал людей как «пушечное мясо». Предстоит многое сделать в сфере автоматизации и повышения эффективности производства», - указывает Майкл Беллами из компании Passagemaker, которая поставляет в Европу, США и Австралию продукцию китайских фабрик - от мебели до медицинского оборудования.

Несмотря на активный наем рабочей силы, Foxconn движется в этом направлении. В прошлом году основатель и гендиректор компании Терри Гоу шокировал рабочих, заявив, что в ближайшие три года на заводах будет столько же роботов, сколько людей.

Перевела Анна Разинцева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать