Бизнес
Бесплатный
Юлия Грибцова
Статья опубликована в № 3308 от 19.03.2013 под заголовком: Сырьевое голодание

Сырье для производства тканей оказалось в дефиците

К 2020 г. одежда отечественного производства должна занимать, по планам Минпромторга, половину рынка. Но для этого у российского легпрома нет сырья: хлопка, льна и шерсти крестьяне производят мало и не лучшего качества
С распадом СССР производство хлопка осталось за пределами России
REUTERS
30% – российским

Минпромторг предлагает внести в Кодекс добросовестных практик, регулирующий отношения между торговыми сетями и поставщиками, положения об отечественных изделиях легкой промышленности. В перспективе, рассчитывает министерство, новые добровольные нормы должны привести к тому, чтобы доля отечественной продукции легпрома на полках сетей составляла как минимум 30%. Ритейлеры считают такую цифру «задачей» и «приоритетом», говорил тогда исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белоновский. «Вопрос в том, когда мы сможем достигнуть 30%-ной доли либо превысить ее, по какой продукции и ассортименту, – все эти вопросы еще предстоит проработать с Минпромторгом», – заявил он (цитата по «Прайму»).

Не мобилизуются

17-36%. на столько, по данным Стратегии развития легкой промышленности (принята в 2009 г.), удовлетворялись мобилизационные потребности страны в продукции легпрома. Это противоречит законодательству о безопасности государства: в объеме продукции стратегического назначения отечественные товары должны занимать не менее 50%, указано в документе.

На обочине

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли. «На сегодняшний день практически во всех сырьевых сегментах существует проблема как с качеством, так и с объемом его производства. Вместе с тем основные страны-поставщики стремятся перерабатывать у себя это сырье. Естественно, нам достаются только излишки, поскольку выгоднее перерабатывать у себя в стране»

В 2013 г. правительство направит 1,14 млрд руб. на развитие легкой промышленности, заявил в декабре руководитель Минпромторга Денис Мантуров. Основная часть госпомощи пойдет на субсидирование процентных ставок по кредитам: 225 млн руб. – по кредитам на техническое перевооружение, 640 млн руб. – по кредитам на сырье. Еще в 2009 г. министерство приняло Стратегию развития легкой промышленности. Но прорыва с тех пор так и не случилось.

Медленнее плана

В 2008 г. в России было произведено, по данным Минпромторга, 2,13 млрд кв. м ткани. Даже инновационный сценарий развития отрасли, изложенный в стратегии, предполагал снижение объема производства: в 2010 г. он должен был составлять 1,7 млрд кв. м, а на уровень 2008 г. вернуться только в 2016 г. В 2012 г., по расчетам министерства, в стране должно было быть произведено 1,6 млрд кв. м хлопчатобумажных тканей, 61,8 млн кв. м льняных, 19 млн кв. м шерстяных и 87,3 млн кв. м шелковых тканей (подробнее см. таблицу). Но, судя по данным Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности, реальное производство в прошлом году до плановых показателей не дотянуло: в 2012 г. произвели 84 500 т хлопчатобумажной пряжи и 1,4 млрд кв. м ткани, 7500 т шерсти и 14 млн кв. м ткани, 5800 т льняной пряжи и 46,5 млн кв. м ткани.

Объем продаж изделий текстильной и легкой промышленности в 2012 г. составил 2,8 трлн руб. При этом официальный импорт – 1,108 трлн руб., а объем производства – 689 млрд руб., т. е. приблизительно 25% рынка, говорит президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин.

Одна из главных проблем отрасли – нехватка сырья, утверждает Разбродин. «Сегодня потребление хлопка в стране полностью зависит от импортных поставок. Потребление шерсти – на 85%, химических волокон – примерно на треть», – констатировал президент Владимир Путин в начале марта. 100% хлопкового волокна сейчас импортируется, потребности по льну покрываются примерно на 70%, подтверждает Разбродин.

Не растет

Планировалось, что к 2010 г. сборы семян льна-долгунца должны были вырасти в 5 раз до 36 700 т, льноволокна – в 1,5 раза до 96 000 т, говорил на совещании по проблемам легкой промышленности 7 марта глава Минсельхоза Николай Федоров. Но, по его словам, легкую промышленность подкосил кризис, льнокомбинаты перешли на более дешевые хлопчатобумажные ткани, а затем из-за отсутствия спроса рухнули и сборы льна: в 2010 г. собрали 35 000 т волокна, 5000 т семян долгунца. В 2013 г. посевная площадь льна-долгунца ожидается на уровне 61 500 га, говорил Федоров.

И если льняного сырья выращивают почти столько, сколько требуется предприятиям-переработчикам, то сырья для хлопчатобумажных тканей в стране нет. В прошлом году, по сообщению Минпромторга, первый в стране урожай хлопка был получен в Астраханской области: с 7 га собрали 240 т сырца. Мантуров утверждает, что хлопок «довольно хорошего качества», но все же этот урожай пока экспериментальный. По данным Минсельхоза, выращивать хлопок можно не только в Астраханской области, но и в Волгоградской, Ставропольском крае и в Калмыкии. В Астраханской области, по данным министерства, уже идет подготовка к реализации инвестиционного проекта по выращиванию хлопка, а ученые выводят наиболее подходящие для местности сорта хлопчатника.

Затея с посевами хлопчатника в Астрахани едва ли осуществима: климат не совсем подходящий – не хватает солнца, говорит менеджер одной из российских текстильных компаний. Хлопчатник – культура сухих субтропиков и требует обилия тепла, света и воды. Чтобы обеспечить такие условия в Астрахани, нужны значительные инвестиции и господдержка, продолжает он. Действительно, Астраханская область недостаточно теплая для выращивания хлопчатника, соглашается директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. «Нужно заниматься не натужными проектами, которые живут за счет постоянных субсидий, а экономически выгодными», – уверен он.

Но все же готовые рискнуть инвесторы находятся. Осенью 2012 г. на сочинском форуме подписал соглашение об инвестициях в хлопковое производство в Астраханской области банк «Стройкредит». Банк готов вложиться не только в выращивание хлопчатника, но и в строительство завода по производству хлопковой нити, стоимость соглашения – 60 млн евро, сообщала тогда пресс-служба областной администрации со ссылкой на члена совета директоров банка Дмитрия Близнюка. По данным пресс-службы банка, на первом этапе он готов инвестировать 500 млн руб. в покупку участков, пригодных для выращивания хлопка. На запрос «Ведомостей» о том, на каком этапе сейчас находится реализация проекта, пресс-службы банка и областной администрации не ответили.

Выходом могло бы стать создание хлопковой биржи для стран СНГ, считает Разбродин. Крупнейший на постсоветском пространстве производитель хлопка – Узбекистан: в 2011/12 сельскохозяйственном году с 1,3 млн га в этой стране было собрано 914 000 т (из них экспортировано 544 000 т) – это седьмой в мире объем производства. В десятку крупнейших в мире производителей входит также Туркменистан: здесь с 575 млн га было собрано 305 000 т (экспорт – 163 000 т) – это девятый в мире показатель (все данные – минсельхоз США).

Шерсти клок

Кроме хлопкового кластера стране необходимо развивать и овцеводческий, заявил глава Минсельхоза Федоров. Поголовье овец, по данным Минсельхоза, в стране стабильно растет: с 2000 г. к началу 2011 г. увеличилось на 9,5 млн голов (+75%) и составило 21,8 млн.

Основное поголовье овец и коз содержится в хозяйствах Северо-Кавказского, Южного и Сибирского федеральных округов. Общий объем производства шерсти в стране ежегодно составляет 52 000–54 000 т. Программа «Развитие овцеводства и козоводства в России», принятая Минсельхозом в 2011 г., предполагает, что к 2020 г. поголовье овец и коз в России должно увеличиться на 28% до 28 млн, а годовой объем производства шерстяного сырья должен достигнуть 84 000 т.

Само по себе наличие поголовья – не самоцель, говорил в декабре гендиректор Национального союза овцеводов Михаил Егоров: дело не только в том, сколько шерсти было произведено, но и в том, какого качества эта шерсть, насколько она конкурентоспособна и востребована рынком.

Переработчики не готовы платить за шерсть адекватную цену, которая бы стимулировала производителей ухаживать за животными, говорит ставропольский фермер Руслан Ибрагимов (держит около сотни овец). По его словам, у мелких производителей переработчики закупают сырье примерно по 20 руб. за килограмм и за такие деньги получают сорную шерсть разных цветов. «В итоге все разочарованы», – сетует Ибрагимов. Поэтому обычно на Кавказе овечья шерсть не идет в массовое производство: ее перерабатывают в масштабах народных промыслов, либо для личных нужд, либо для продажи в курортных зонах, рассказывает он.

Большая часть шерсти идет на госзаказ: с 2011 г. форма для Вооруженных сил, подразделений МВД, МЧС России должна изготавливаться из отечественных камвольных тканей, требует постановление правительства. Но в результате, по словам Мантурова, силовые ведомства закупают готовые швейные изделия, но ткани, из которых они шьются, – импортные. Министр предложил вернуться к практике, когда силовые ведомства отдельно закупали бы камвольные ткани, размещали бы их на складах предприятий на период заказа самой швейной продукции, а затем получали бы готовый продукт. «То есть мы обеспечиваем загрузку наших камвольных комбинатов, и, соответственно, потом эти изделия будут шиться, естественно, в России», – рассчитывает министр.

Условия взаимодействия, предлагаемые камвольщиками, сельхозтоваропроизводителей не устраивают, сообщала пресс-служба Союза овцеводов. Что именно их не устраивает, союз не уточняет.

Минпромторг надеется загрузить отрасль госзаказом, например ввести в российских школах форму. Среди других мер ведомство предлагает отмену импортных пошлин на оборудование, освобождение импортных станков от НДС и финансирование научных исследований, а также борьбу с контрафактом и контрабандой.

Мешки и целлюлоза

Для дальнейшего развития легкой промышленности в стране важно стимулировать производство растительного сырья, заявил глава Минсельхоза. Поэтому, по его словам, было решено продлить программу субсидирования льна и конопли: в этом году на эти цели из федерального бюджета будет направлено 285 млн руб. Валовой сбор конопли в 2012 г. составил 1400 т, или на 360 т больше, чем в 2011 г., отчитался министр. За последний год о конопляных проектах заявляли чиновники Костромской и Пензенской областей.

Минпромторг с Костромской областью прорабатывает вопрос о выращивании ненаркотической конопли для использования в текстильной отрасли, говорил Мантуров. При этом только Костроме для производства бытовых текстильных тканей нужно около 2000 т сырья, что соответствует 3000 га посевов, сообщает областная пресс-служба. По ее данным, подо льном в регионе сейчас находится 2200 га, это покрывает потребности предприятий менее чем на 8% – все остальное сырье приходится импортировать.

Успех такого проекта сомнителен, говорит представитель одной из текстильных компаний. Из конопляного волокна обычно производят веревки и мешковину, сейчас в России это успешно заменяется синтетическим волокном. К тому же определить, наркотическая это конопля или ненаркотическая, можно только в период цветения, так что выращивание культуры будет создавать дополнительные проблемы, опасается он. Рылько говорит, что сейчас существует множество видов ненаркотической конопли и отличать ее давно научились. Это, считает аналитик, весьма перспективная культура.

В Пензенской области на ткани решили не останавливаться. Из конопли можно производить множество видов продукции – от целлюлозы до стройматериалов, говорит министр инвестиционного развития и предпринимательства Пензенской области Владимир Волков. Всего техническими культурами область планирует засеять 300 000 га, рассказывает министр. Выращивание конопли и еще одной технической культуры – рыжика в несколько раз рентабельнее производства зерна, поэтому пока их субсидирование не предусмотрено, рассказывает Волков. «Но в процессе мы посмотрим, какое из звеньев больше всего проседает, и, возможно, проработаем вопрос о его поддержке», – добавляет он.

Без преимуществ

Производители тканей, а следом за ними и готовой одежды, судя по всему, больше озабочены борьбой с контрафактом, чем переводом производств в Россию: примерно треть рынка продукции легкой промышленности, по заявлению Путина, занимают «незаконно произведенные и нелегально ввезенные товары» (по подсчетам Мантурова, бюджет из-за контрафакта недополучает 200 млрд руб. налогов в год). При этом из всего рынка продукции легпрома в 2,8 трлн руб. (эта цифра включает обувь и т. п.) на российские товары, по словам президента, приходится всего четверть.

В сегменте одежды эта доля еще меньше. Всего 16,4% всей одежды, которую приобретают российские покупатели, произведено в России, говорит владелец консалтинговой Esper Group Виктор Щукин. За последние годы эта доля даже снизилась: в 2009 г. она составляла, по данным Щукина, 18% (правда, рынок готовой одежды за это время увеличился с $46,21 млн в 2009 г. до $57,55 млн в 2012 г., средний рост по товарным категориям в натуральном выражении составил 13,4%). Частичное производство в России есть у ряда компаний, говорит он, например у Gloria Jeans и Kira Plastinina.

Те компании, у которых есть швейное производство в России, как правило, сочетают отечественные и импортные ткани, рассказывает Щукин: качество тканей вполне сопоставимо, а по отдельным параметрам российские могут быть и лучше. Но они зачастую дороже, а их ассортимент нередко не соответствует запросам производителей одежды – они недостаточно современны и не успевают за тенденциями моды. Российские фабрики, по его словам, могут выпускать большими партиями стандартные ткани с примитивным дизайном, но такие не нужны производителям одежды, а «при мало-мальски специфическом запросе большой тираж может стать проблемой».

По словам Щукина, доставка и таможенное оформление груза из Китая может занимать несколько месяцев, при производстве на территории России это 1–2 недели в зависимости от того, куда везется товар, а то и несколько дней. С другой стороны, швейное производство в России гораздо дороже, особенно если оно все равно требует импорта тканей (а в большинстве случаев это именно так), добавляет он. При импорте тканей из зарубежных стран любые конкурентные преимущества по времени или стоимости утрачиваются, продолжает эксперт: сроки доставки ткани и готовой одежды одинаковы, а пошлины на ткань и готовые изделия вполне сопоставимы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать