Бизнес
Бесплатный
Ирина Мокроусова

Игорь Макаров: от велогонщика до торговца газом

В 25 лет велогонщик Игорь Макаров решил уйти из спорта в бизнес. Он создал в 1987 г. кооператив по производству одежды и сувениров, но вскоре переключился на торговлю. В начале 1990-х в кабинете одного из туркменских министров Макаров познакомился с Игорем Бакаем, бывшим управделами украинского президента Леонида Кравчука и первым руководителем «Нафтогаза Украины». Компания Бакая «Республика» с санкции правительства Украины была единственным поставщиком туркменского газа в эту страну. Макаров просил министра рассчитаться за продукты, чиновник предложил оплату газом, с расчетами через «Республику», вспоминал Бакай. Одной сделкой дело не закончилось: схема стала тиражироваться – газ по трубе «Газпрома» доходил до Украины и продавался потребителям, которые расплачивались продукцией. Конкуренты Бакая и Макарова утверждали, что доходность бартерных цепочек по обмену газа на товары, а товара на деньги доходила до 300%, но сам Макаров говорил о скромных 14–16%.

Макарову удалось получить распоряжение тогдашнего премьер-министра Украины Виталия Масола, которое открыло «Итере» прямой доступ на фабрики и заводы страны. «Они рассчитывались за газ чем могли: телевизорами, холодильниками, медикаментами, гвоздями, галошами – более 12 000 наименований, – вспоминал Макаров. – Разве мог бы «Газпром» всем этим заниматься? Без посредников в то время обойтись было нельзя».

В 1994 г. Кравчук проиграл президентские выборы, а сменивший его Леонид Кучма начал выдавливать «Республику» из газового бизнеса. Пока Бакай пытался договориться с Кучмой и туркменбаши, Макаров в 1995 г. договорился с председателем правления «Газпрома» Ремом Вяхиревым – тот согласился торговать туркменским газом через «Итеру». «Я не учел очень важный момент. У меня были отличные отношения с Украиной и Туркменией, но я забыл, что главным игроком на этом рынке является Россия», – жаловался Бакай.

Сам Макаров объяснял, что схема с «Итерой» была выгодна «Газпрому»: бывшие союзные республики хронически не платили за газ, «а заниматься бартером «Газпрому» было неинтересно, так как европейские потребители платили живыми деньгами без всяких многоэтажных схем».

Возможно, у Макарова были и другие аргументы.

Бывшие сотрудники «Газпрома» и «Итеры» рассказывали «Ведомостям», что Вячеславу Шеремету и Александру Пушкину, занимавшим в то время посты зампредов «Газпрома», были обещаны крупные пакеты в «Итере» (правда, сами они и Макаров эту версию категорически опровергали). Зампред Пушкин, отвечавший в «Газпроме» за продажи в СНГ, в середине 1990-х «фактически участвовал в оперативном управлении «Итерой»: ему наряду с Макаровым «отправляли служебные материалы, ездили согласовывать наиболее важные решения», вспоминал бывший сотрудник «Итеры».

В Туркмении Макарова тоже любили. «Макарова там очень хорошо принимали, – вспоминает бывший сотрудник «Итеры». – Когда он приезжал в Туркмению, всегда преподносил туркменбаши какой-нибудь роскошный подарок, например саблю, инкрустированную драгоценностями, или какие-нибудь фигурки из драгоценных металлов». Макаров сделал своим партнером и вице-президентом «Итеры» Валерия Отчерцова, который был одним из самых влиятельных чиновников в Туркменистане. С 1989 г. – заместителем председателя Верховного совета Туркменской ССР, затем заместителем председателя совета министров Туркменистана и заместителем министра экономики и финансов страны.

Торговлей «Итера» не ограничилась.

Благодаря «Газпрому» она получила несколько добывающих активов и за короткое время превратилась во второго по величине производителя газа в России. «Газпром» передавал в то время независимым производителям некоторые месторождения, объясняя, что у него не хватает денег на их разработку. В итоге в 1999 г. «Итера» добыла 6,7 млрд куб. м газа, а в 2000 г. – 18,1 млрд куб. м.

Но после смены власти в России и в «Газпроме» позиции «Итеры» пошатнулись. Новый предправления газовой монополии Алексей Миллер поменял ключевых руководителей – Пушкин и Шеремет, кстати, после этого некоторое время работали в «Итере». В 2002 г. на должность главы «Газпром экспорта» назначили Александра Медведева, тот якобы пообещал, что «уберет «Итеру» с рынка СНГ», вспоминает бизнесмен, знакомый с Медведевым.

«Макаров не вставал на колени, когда «Газпром» предлагал ему неэффективные сделки [по возврату активов «Газпрому»], у него хватало сил и воли противостоять, – считает бывший топ-менеджер «Итеры». – Впрочем, позиция Макарова не всегда была прагматичной, возможно, он рассчитывал сохранить самостоятельность».

Но это не получилось. В 2002 г. «Газпром» вернул себе Губкинское месторождение (контрольный пакет «Пургаза»), а в 2007 г. – Береговое, после многолетних попыток подключить его к трубе (контрольный пакет «Сибнефтегаза» получил Газпромбанк). Поставлять на Украину туркменский газ с 2003 г. стала компания Eural Trans Gas.

«Он самонадеянно решил, что без него никто не сможет продолжать поставки туркменского газа на Украину, поэтому его никто не тронет, – говорит знакомый Макарова. – И просчитался».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать