Бизнес
Бесплатный
Серафима Смирнова

Во что обошлось создание Шанхайского рейтинга мировых университетов

Нянь Цай Лиу о том, как он придумал Шанхайский рейтинг университетов мира (ARWU) и во сколько китайским вузам обошлось восхождение на вершину мирового образования
Нянь Цай Лиу
С. Портер / Ведомости
1985

начал преподавать в разных вузах предметы «полимеры» и «инженерия».

1999

стал заместителем директора по стратегическому планированию Shanghai Jiao Tong University (SJTU).

2005

назначен директором Center for World-Class Universities SJTU

2007

стал деканом Graduate School of Education SJTU

Кому и чем обязана Кремниевая долина

В Китае есть объединения, которые называют себя китайской Кремниевой долиной, но, по сути, они очень далеки от этого. На самом деле Кремниевая долина, на мой взгляд, это прежде всего территория бизнеса. Мне представляется, что прямой связи между бизнесом и университетами, находящимися в регионе, нет. Конечно, многие выпускники, предположим, Стэнфорда работают в Кремниевой долине, но, с другой стороны, они могут работать где угодно. Профессора университетов, находящихся в Кремниевой долине, также могут работать на компании, расположенные в регионе, проводить для них исследования и тренинги. Но то же самое могут делать и специалисты любых других университетов мира. Иначе говоря, я не вижу прямой взаимосвязи между университетами и компаниями Кремниевой долины или какого-то единого бизнес-научного пространства между ними. И на мой взгляд, популярностью Кремниевая долина обязана в первую очередь бизнесу, а не университетам.

Что такое Академический рейтинг университетов мира (ARWU)

Рейтинг ARWU – один из четырех наиболее авторитетных рейтингов. Составляется Shanghai Jiao Tong University (SJTU) и включает в себя основные высшие учебные заведения, ранжируемые в соответствии с формулой, которая учитывает: – количество выпускников – лауреатов Нобелевской или Филдсовской премий (10%), – число сотрудников – лауреатов Нобелевской или Филдсовской премий (20%), – число часто цитируемых исследователей в 21 категории (20%), – количество статей, опубликованных в журналах Nature или Science (20%), – индексы цитирования для естественных и гуманитарных наук Института научной информации (англ. Institute for Scientific Information, ISI) Science Citation Index и Social Sciences Citation Index, а также индексы ведущих журналов Arts and Humanities Citation Index (20%), – размер этого университета (10%). Первоначальной целью этого рейтинга было желание «выяснить разрыв между китайскими университетами и университетами мирового класса, в частности с точки зрения академической и научно-исследовательской деятельности». Результаты рейтинга за 2003–2010 гг. доступны в Wikipedia на англоязычной странице Academic Ranking of World Universities. От России присутствуют МГУ им. М. В. Ломоносова (2004 – 66-е место, 2005 – 66-е место, 2006 – 70-е место, 2007 – 76-е место, 2008 – 70-е место, 2009 – 77-е место, 2010 – 74-е место, 2011 – 77-е место, 2012 – 80-е место, 2013 – рейтинг за 2013 г. еще не опубликован) и СПбГУ – в пятой сотне.

Center for World-Class Universities Shanghai Jiao Tong University

Научно-исследовательский центр. учредитель – Shanghai Jiao Tong University. Финансовые результаты не раскрываются. Ведет историю с 1985 г. Основные направления деятельности – исследование университетов мирового уровня, оценка и рейтинги университетов, институциональные исследования. С 2003 г. публикует Академический рейтинг университетов мира (ARWU).

Профессор Нянь Цай Лиу (Prof. Dr. Nian Cai Liu) – директор центра университетов мирового уровня при Shanghai Jiao Tong University, создатель одного из самых авторитетных академических рейтингов университетов мира Academic Ranking of World Universities (ARWU) и один из ведущих экспертов по созданию университетов международного уровня в Китае. Последний раз он был в Москве на III Международной конференции Российской ассоциации исследователей высшего образования «Рождение и возрождение университетов», организованной Высшей школой экономики (НИУ ВШЭ) и Российской экономической школой (РЭШ). Его выступления о созданном им рейтинге университетов ARWU, который впервые увидел свет в 2003 г. и быстро завоевал доверие международного экспертного сообщества, ждали с нетерпением. Было интересно узнать, как можно было за короткое время создать методологию, менее чем за 10 лет раскрутить сам рейтинг и одновременно вырастить плеяду китайских вузов, теснящих северо-американские и британские университеты в мировых рейтингах. Сегодня более 1000 университетов по всему миру ежегодно оцениваются экспертами ARWU, а лучшие 500 попадают в рейтинг, который публикуется в интернете. Тем не менее первоначальной целью создателей рейтинга было понять современное положение китайских университетов в мире, в частности сравнить лучшие китайские университеты с ведущими мировыми университетами, чтобы увидеть то, что отделяет одни от других. И именно этот сравнительной анализ профессор Лиу называет отправной точкой в создании любого университета мирового уровня. О том, как создаются университеты мирового уровня, как попасть в международные рейтинги и какова роль государства во всем этом, профессор Нянь Цай Лиу рассказал в интервью «Ведомостям»

– Что помогает китайским университетам развиваться? В последнее десятилетие они добились определенных успехов на международном академическом рынке.

– На мой взгляд, огромную роль сыграла интернационализация. В последнее десятилетие мы приложили много сил, чтобы стать частью этого процесса. Чтобы добиться успеха, важно соответствовать международным стандартам как в области образовательных программ, так и в области исследований и научных публикаций. Например, еще 30–40 лет назад китайские университеты совсем не занимались исследованиями, так как следовали советской модели образования, когда для этих целей отдельно создавались научные исследовательские центры, академии и т. д. И лишь спустя многие годы мы начали заниматься исследованиями. Если вы выделите ряд критериев и начнете сравнивать между собой тот или иной университет в вашей стране с университетом мирового уровня, то вы обязательно увидите ту разницу, которая существуют между этими университетами. Правильное понимание существующих проблем позволит в конкретной ситуации оценить, что нужно изменить, чтобы приблизиться к международным стандартам, и как именно усовершенствовать конкретный университет, в каком направлении работать. А работать приходится очень много. Например, моим коллегам и мне иногда приходится работать по 12 часов в день – и нередко в последние 10 лет мне приходилось работать и по 16 часов в день.

– О каких критериях для сравнения, например, можно говорить? С чего лучше начать, чтобы обрести признание международного сообщества?

– Если говорить о моем родном Shanghai Jiao Tong University, мы, в частности, занялись тем, что поставили перед собой задачу многократно увеличить научные публикации в международных источниках, так как никто в мире в сущности не знал, чем мы занимаемся, какие исследования проводим. Как раз тогда была запущена государственная программа поддержки образования, которая в рамках поощрения исследовательской деятельности в университетах Китая предполагала и поощрение за международные публикации. Позже, спустя еще шесть лет, мы усложнили задачу: теперь перед своими специалистами мы ставили цель не просто сделать такую публикацию, но работу должны были напечатать в одном из ведущих международных источников; отныне только такие публикации стали поощряться. Конечно, в нашей работе нам очень помогли программы государственной поддержки. В результате в последние 10 лет количество научных публикаций ученых из Китая на международных площадках выросло более чем в 10 раз.

– Впечатляет. Какую роль в выходе университета на международный уровень играют профессора? Какие в целом требования к сотрудникам университета топового уровня?

– Важно, чтобы профессора и другие сотрудники университета также отвечали международным стандартам. Для этого, на мой взгляд, все они, в том числе профессора, ректоры, проректоры, всевозможные директора, должны обязательно обладать зарубежным опытом, проходить различные тренинги, повышать свой профессиональный уровень в лучших зарубежных университетах. Например, в США существует много программ, нацеленных на руководителей в области науки и образования. Жизнь за границей, общение с иностранными коллегами, прохождение зарубежных тренингов, наблюдение за тем, как работают западные университеты, необходимы. Причем я говорю о длительном пребывании за границей – от одного года, а в среднем три года, – а не о недельных или двухнедельных командировках. Все это позволяет получить важнейший опыт, приобрести новые знания, идеи, начать мыслить на другом уровне. Кстати, каков процент ректоров, проректоров российских вузов, которые жили, учились или работали за границей? Эти проценты действительно очень важны.

– Если говорить о вашем университете, каков процент профессоров и других сотрудников с международным опытом?

– Расскажу об интересном опыте. Три года назад при создании нового факультета в моем родном университете Цзяо Тун мы набирали преподавателей только со степенью доктора или опытом работы и научной деятельности после получения этой степени в одном из 100 лучших мировых университетов. Мы также рассматривали лучших специалистов в конкретных областях, т. е. если специалист был лучшим в том или ином направлении, что было доказано на международном уровне, то мы также его рассматривали. Те, кто не отвечал этим требованиям, не могли быть допущены к новой профессуре. Для сравнения: 20 лет назад менее 1% профессоров имели докторскую степень ведущих мировых университетов. Сегодня у каждого из наших профессоров (набор последних трех лет) есть такая степень. А это огромный прогресс. С другой стороны, конечно, приобретение международного опыта – это некий процесс, который требует времени. Так, для профессоров более ранних наборов существуют специальные долгосрочные программы, позволяющие получать зарубежный опыт, длительность таких программ – от шести месяцев. Иначе говоря, если мы говорим о зарубежном опыте в целом, он есть у 99% наших профессоров, а докторской степенью одного из ведущих мировых университетов уже сейчас обладает около 20–25% профессоров и других сотрудников университета Цзяо Тун, а среди набора последних трех лет таких профессоров 100%. Иначе как люди, у которых нет зарубежного опыта, могут создать университет мирового уровня? Конечно, очень важно развивать партнерства с ведущими мировыми университетами.

– Как вы выбираете партнеров для Shanghai Jiao Tong University?

– Обычно выбираю партнеров из числа пяти лучших университетов мира: если хочешь быть лучшим, сотрудничай с лучшими.

– Но как привлечь ведущие западные университеты к сотрудничеству тем, кто пока менее успешен?

– На мой взгляд, модели сотрудничества могут быть самые разные. Но в выборе партнеров лучшие мировые университеты очень избирательны, особенно что касается выбора партнеров для двойных дипломов. Любое такое сотрудничество обсуждается на совете директоров и требует одобрения на самом высоком уровне, а получить его очень сложно. Конечно, когда речь идет о двух университетах мирового класса, вопросов обычно не возникает, но если с предложением о сотрудничестве выходит университет, то не имеющий авторитета на международном академическом рынке, преодолеть сопротивление совета директоров и утвердить такое сотрудничество будет нелегко. Иначе говоря, чтобы получить сильного партнера, нужно самому быть сильным. Например, мне и моим коллегам в Shanghai Jiao Tong University пришлось долгие годы и приходится сейчас много работать, чтобы заслужить доверие и дружбу иностранных коллег. Ведущие мировые университеты сложно привлечь только деньгами, нужно партнерство качественно иного уровня, своего рода дружба (friendship – англ.) между университетами. Профессора должны общаться друг с другом, доверять друг другу, делиться друг с другом своим опытом. И только после нескольких лет такой дружбы возможно создание каких-то серьезных совместных программ в области образования, исследований и т. д. На мой взгляд, дружба – это самое верное слово в данном случае, дружить очень важно. Большинство историй успеха, которые мне известны, развивались именно таким образом.

– Если говорить о финансовой составляющей успеха, сколько сейчас стоит выйти на международный академический рынок для университета?

– Университет мирового уровня – это очень дорогостоящий проект. Бюджет ведущих американских университетов составляет примерно $1 млрд в год, у других, чуть меньших, бюджет может быть на уровне $500 млн. Эти же цифры справедливы для лучших китайских университетов. Например, бюджет одного из них, Tsinghua University, в прошлом году составил также около $1 млрд (by exchange rate) и на уровне $2 млрд (by purchazing power). Так или иначе речь идет о миллиарде долларов. У моего университета бюджет несколько ниже, на уровне $500 млн (by exchange rate). Деньги нужны на все: оплату труда профессоров и других сотрудников университетов, тренинги и образовательные программы, создание и поддержание инфраструктуры, создание партнерских программ и, самое главное, финансирование исследований профессоров и аспирантов. Исследования стоят очень дорого.

– Какие источники финансирования имеет Shanghai Jiao Tong University?

– Бюджеты большинства китайских университетов серьезно диверсифицированы, и, думаю, эта тенденция будет продолжаться. Сегодня структура бюджета Shanghai Jiao Tong University примерно такая: 20% – государственная поддержка, оказываемая в зависимости от количества студентов в университете (это на 70% меньше по сравнению с долей этих денег 30 годами ранее!); 20% – господдержка, выделяемая в рамках специальных государственных программ, призванных способствовать созданию в стране университетов мирового уровня; около 30–40% – финансирование исследований, состоящее на 50% из госзаказов (государственные фонды), другие 50% – спонсорские деньги; так как одним из основных направлений является инженерия, у нас много спонсоров, работающих в этой области. У большинства других университетов в Китае их пока нет, а еще 30–40 лет назад этой категории бюджета просто не существовало. Около 10% – непосредственно доход от обучения и менее 10% – средства доноров; пока этот процент очень невелик, но цифры растут с каждым годом и, мы надеемся, будут расти в ближайшие 30 лет.

– Какую роль в развитии университетов в Китае играет государство? В чем смысл его участия?

– Государство играет первостепенную роль. На мой взгляд, оно должно не просто обеспечивать необходимое финансирование, но создавать необходимые условия для развития образования и науки. В Китае существует огромное количество государственных программ по поддержке образования. Например, несколько программ поддерживают создание в стране университетов мирового уровня, в частности поощряют исследовательскую деятельность – например, программы 985 и 211. Так, программа 985, в частности, предполагает поощрение профессоров за публикации в международных источниках. С другой стороны, китайскому правительству удалось создать превосходные условия, позволяющие обеспечить высокий процент возврата квалифицированных китайских специалистов на родину. Существует множество всевозможных государственных программ, направленных на разные группы людей. Процент китайских граждан, обучающихся за рубежом и возвращающихся по окончании обучения на родину, с каждым годом возрастает. Так, в конце 70-х – начале 80-х большинство студентов, уезжающих на обучение за границу, не возвращались вовсе. Процент возвратившихся тогда был на уровне 10%, а сейчас возвращается большинство. Например, сейчас после получения докторской степени за границей многие из них работают три года в США или другой стране и возвращаются обратно в Китай.

– Доля иностранных студентов из азиатских стран, в частности из Китая, в некоторых западных университетах сейчас достигает, по разным данным, 40%. Причем не все студенты в состоянии окончить учебный курс. Что вы думаете об этом?

– Это совершенно другой аспект интернационализации, он и не имеет отношения к вопросу о создании университетов мирового уровня. Да, мы создали огромное количество образовательных программ, позволяющих нашим студентам получать качественное образование за рубежом, и создали условия обучения в Китае для студентов из других стран. В Китае существует множество программ по обмену, есть совместные программы с ведущими университетами, позволяющие студентам получать двойные дипломы об образовании – например, китайского и авторитетного зарубежного университета. Кроме того, мы активно приглашаем на работу иностранных специалистов, сотрудничаем с ведущими мировыми университетами. Но если говорить о ведущих мировых университетах, процент студентов, получающих первое образование (undergraduate students), очень небольшой, больше магистров и аспирантов (graduate). В последнем случае цифра составляет 20–25% в среднем. Университеты с действительно большой долей иностранных студентов на уровне 40%, как правило, не являются ведущими мировыми университетами и не проводят никаких исследований. Для таких университетов привлечение иностранных студентов – это бизнес, они зарабатывают на этом. Многие университеты Австралии, Великобритании зарабатывают на этом большие деньги. Если же говорить о ведущих мировых университетах, в них, на мой взгляд, доля иностранных студентов никогда не будет очень высокой.

– Есть ли в Китае университетские кластеры, которые объединяли бы на одной относительно небольшой территории несколько университетов?

– В Китае довольно много так называемых городов-университетов, в каждом из которых сосредоточено достаточно большое количество университетов. Например, Songjiang University City в Шанхае, который объединяет шесть университетов на одной территории. Они делят кампусы, аудитории, инфраструктуру. Но такого рода университеты не имеют ничего общего с университетами мирового уровня и неизвестны международной общественности. На протяжении последних 12–15 лет количество поступающих в вузы в Китае стремительно растет. Рост составляет 14–15% – c 12% до примерно 26% за последние 10 лет. Поэтому такие университетские объединения призваны в первую очередь выполнять образовательную функцию. Они не занимаются исследованиями.

– Последний вопрос. Во сколько обошлось создание рейтинга ARWU?

– Специальных инвестиций создание рейтинга не потребовало, так как университет просто платил зарплату мне и моим коллегами, которые работали над его созданием, как своим сотрудникам. Никаких специальных средств и финансовых бонусов для этого не потребовалось.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more