Евгений Зуенко: День свободы от забот

Евгений Зуенко - о том, зачем нужен спорт Олимпиаде

Одна из самых занимательных особенностей российского общественного мнения состоит в готовности в любом, даже самом малозначимом факте, видеть проявление тенденции вселенского масштаба. Будь классик философии нашим соотечественником-современником, он бы и в звездном небе над головой обнаружил обоснование нравственного закона внутри. После чего заклеймил бы оппонентов, разумеется. Страшно подумать, кстати, что классик смог бы увидеть в приближающейся сочинской Олимпиаде. Особенно, если присмотреться к тому, как именно обсуждают широкие народные массы все, что связано с олимпийской темой: от вероятного числа освоенных миллиардов до судьбы редких пород бабочек (о самом существовании которых большинство комментаторов не знало вчера и не будет помнить завтра).

Взять, к примеру, эстафету олимпийского огня. Вокруг нее в последние недели кипят какие-то невероятные страсти - одни ругают производителей светильников за то, что огонь гаснет, другие видят в этом промысел высших сил, третьи ругают перекрытия улиц из-за эстафеты, а самые предприимчивые еще до старта выставили свои факелы на аукционы. Что дало повод еще одной группе шумно сетовать на падение нравов и рассуждать о том, насколько совместимы алчность и олимпийские идеалы.

У общественных дискуссий есть еще одна особенность - в них эмоциональные аргументы используются гораздо чаще рациональных. А было бы наоборот, никому бы и в голову не пришло осуждать бойких продавцов газовых баллончиков, выполненных в форме пера Жар-птицы.

В самом деле, ну что дурного в продаже использованного факела на eBay - чем этот поступок хуже продажи права рисовать пять колец на коробочках для гамбургеров? От времен добродушного любительства, когда в марафонах побеждали почтальоны, а в сборные половины стран состояли из матросов остановившихся в ближайшем порту кораблей, спорт ушел очень далеко.

Насколько далеко - четко дал понять ушедший на пенсию бывший президент Международного олимпийского комитета (МОК) Жак Рогге. Бельгиец, 12 лет правивший олимпийским движением, назвал своим главным достижением на этом посту тот факт, что финансовые резервы МОК выросли при нем почти в девять раз - со $105 миллионов до $901 миллиона. "Мы настолько устойчиво стоим на ногах, что сможем пережить даже отмену Олимпиады," - гордо заявил Рогге.

День, когда прозвучали эти слова, можно смело вносить в календари знаменательных дат. По сути, это окончательное и официальное признание: на Олимпиадах больше даже не пытаются изобразить веру в citius-altius-fortius-не-победа-а-участие и прочие заклинания прошлого века. Теперь это серьезный актив серьезных людей, который страхуют от форс-мажоров (страховка лондонских Игр, например, обошлась МОК в $13,46 млн и предусматривала выплату $800 млн в случае отмены Олимпиады). Серьезные люди сдают этот актив в аренду и успешно монетизировали его (в последнее четырехлетие продажа телеправ принесла МОК на $3,85 млрд больше, чем в предыдущее).

На фоне этого обсуждать бойкот, недостроенный трамплин или выставленный на аукцион факел как-то даже неловко. Правообладатели пяти колец настолько устойчивы, что им и Олимпиада уже не так уж нужна. Если экологи, сексуальные меньшинства и борцы с коррупцией совместными усилиями добьются бойкота Олимпиады в Сочи, чиновники из МОК только плечами пожмут - это больше не их проблемы.

Автор - главный редактор журнала PROспорт

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать