Бизнес
Бесплатный
Хью Карнеги|Нажмех Бозоргмер

Французский бизнес спешит укрепиться в Иране

Представители более 100 компаний прибывают в Тегеран, чтобы договориться о выходе на рынок с 80 млн потребителей
Ali Mohammadi / Bloomberg

Делегация, состоящая из представителей более чем 100 французских компаний из разных отраслей бизнеса, должна прибыть в понедельник в Тегеран с трехдневным визитом.

Более десятилетия западные предприниматели не проявляли к ведению бизнеса в Иране столь высокого интереса. В состав французской делегации входят топ-менеджеры крупнейших компаний, включая нефтяной концерн Total, машиностроительную компанию Alstom, телекоммуникационную корпорацию Orange и автопроизовдителя Renault. В правительстве же Иране надеются, что, несмотря на временный характер, договор по сокращению ядерной программы может вернуть иностранные инвестиции, которые практически иссякли после введения санкций против страны в качестве наказания за попытку обзавестись ядерным оружием.

Несмотря на то что Франция жестко критикует иранскую ядерную программу, она спешит предоставить своим компаниям возможность в полной мере воспользоваться открывающимися преимуществами большого иранского рынка. Когда федерация работодателей Medef в декабре объявила о подготовке визита в Иран, предприниматели, по словам ее представителей, выказали огромный интерес. “Несмотря на то что недавно заключенное соглашение распространяется лишь на некоторые санкции, новая динамика очевидна. Сама возможность выхода на рынок размером 80 млн человек очень привлекательна”, - говорит представитель Medef.

“Конечно, европейским компаниям приходится спешить и готовиться действовать до прихода в Иран американцев ”, - говорит один западный дипломат в Тегеране.

В состав делегации входят представители таких секторов, как консалтинговые и юридические услуги, управление активами, машиностроение, производство продуктов питания, морские перевозки, страхование, маркетинг, строительство, фармацевтика, спорт, а также сотрудники одного банка. Есть среди них и правительственные чиновники. Однако представители Areva и EDF, крупнейших французских компаний в области атомной энергетики, в Иран не приедут.

Организаторы подчеркивают, что визит является, скорее, “обзорной экскурсией” и нацелен на установление контактов. Подписание контрактов на данной стадии не планируется. “Это исследование возможностей”, - заявила пресс-секретарь Lafarge, ведущего поставщика строительных материалов, работающего в соседних Ираке и Пакистане.

Многие европейские компании, включая предприятия из Франции, Германии и Италии, либо ушли с иранского рынка, либо сократили бизнес из-за санкций и антизападной политики, проводимой бывшим президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. Однако победа умеренного по своим политическим взглядам президента Хасана Роухани летом 2013 г. открыла для исламского режима путь к заключению в ноябре предварительного договора о сокращении ядерной программы с шестью мировыми державами - США, Великобританией, Францией, Россией, Китаем и Германией. В январе договор вступил в силу.

С этого момента Иран ограничил работы по обогащению урана. А действие санкций было приостановлено в некоторых секторах, в частности в фармацевтике и автомобильной промышленности. В течение полугода будет проводиться разблокировка замороженных на Западе иранских финансовых активов на сумму $4,2 млрд. Однако санкции, наложенные на нефтяной и банковский сектора и являющиеся наиболее разрушительными из всех, останутся в силе.

“В последние годы колючий ветер санкций бил нам в лицо, но сейчас мы чувствуем, что он становится теплее”, - заявил Дэниел Бернбек, управляющий директор немецко-иранской торгово-промышленной палаты в Тегеране.

Бизнесу в Иране совершенно необходимы иностранные инвестиции и технологии, способные возродить многие сектора промышленности, включая производство автомобилей и деталей к ним. На протяжении долгого времени эти отрасли зависели исключительно от французских Peugeot и Renault. Большая часть промышленного производства в Иране функционирует ниже своих технологических возможностей или вообще находится в состоянии банкротства из-за санкций и популистской политики властей.

Renault, которая продавала в Иране почти 100 000 машин в год до того, как на страну были наложены санкции, уже восстановила поставки и ожидает, что производство автомобилей в стране начнет расти в первом полугодии 2014 г. Продажи Peugeot Citroën в 2011 г. составили треть от общего объема продаж автомобилей в стране, или 458 000 автомобилей. Компания также спешит вернуться в Иран, который некогда был для нее вторым крупнейшим после Франции рынком.

Финансовый директор Peugeot Жан-Баптист де Шатильон в прошлом году признал, что введение санкций против Ирана привело к сокращению прибыли компании на 10 млн евро ($13,4 млн) ежемесячно. В июне 2013 г. Renault пришлось списать в убыток около 512 млн евро ($690 млн) от своих операций в Иране.

Другие страны также готовятся воспользоваться новыми возможностями, если санкции будут ослаблены. Делегация немецких предпринимателей, в состав которой войдут представители индустрии производства продуктов питания, автозапчастей, здравоохранения, машиностроения и городского планирования, намерена посетить Иран в конце февраля. Вскоре должен состояться и визит делегации Нидерландов.

Между тем в Тегеране распространяются слухи о том, что американские компании также ведут переговоры с высокопоставленными иранскими чиновниками, но действуют через своих представителей в третьих странах. “Когда европейские бизнесмены выходят с переговоров с иранцами, они иногда замечают, что навстречу спешат представители американских компаний, - говорит один эксперт.- Американцы могут лишить европейцев некоторых возможностей, но в то же время их присутствие вселяет надежду, что санкции действительно будут отменены”.

Несмотря на неуверенность относительно того, станет ли договор о сокращении ядерной программы основанием для решения проблем в долгосрочной перспективе, некоторые иранские предприниматели говорят, что шанс на заключение предварительных соглашений с представителями бизнес-делегаций велик. Эти соглашения могут превратиться в контракты, как только будет подписан окончательный договор о ядерной программе.

Перевела Наталья Тихонова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать