Мы предложили комитету сделать молельные помещения - для спортсменов и туристов. Нам сказали: «Не только у вас, у евреев, у всех будет хорошо»

Яблокиада, день четвертый - разговоры о главном с главным раввином Сочи

Главный раввин Сочи Арье Эделькопф сидел в синагоге близ четырехзвездной гостиницы «Азимут» и слушал радио. Передавали легкую ближневосточную музыку. Принесли кофе с булкой, но раввин не стал. Мы пили кока-колу.

- Я кое-что читал о вас, рав Арье, - сказал я. - Вы родились в Калифорнии, в семье русских беженцев, много учились, ездили с миссиями в Южную Африку и Южную Америку. Как вы оказались в Сочи?

- В 2001 году главный раввин России Берл Лазар предложил мне приехать, - Эделькопф с акцентом говорил, но легко. - Было на выбор три города, где много евреев и не хватало раввина: Владивосток, Биробиджан, Сочи. Мы с женой Ханой понятия не имели, где это. Без разницы: хорошо там, где мы есть. Поедем, решили, сперва в Сочи. Потом во Владивосток. Но приехали в Сочи, и нас тут с такой теплотой приняли, с таким чувством, что мы решили: останемся навсегда.

- Здесь уже была община?

- Небольшая, человек 600-700. Но это официально. А так, евреев гораздо больше. Бывает, человек на еврея непохож, а поговоришь - он открывается сразу. Вот у меня разве еврейский нос?

(Нос у раввина небольшой, в форме груши-дичка.)

- И что вы с ними делали?

- Ну как. Есть еврейская жизнь - «Хава-Нагила», фаршированная рыба, анекдоты. Там учитель не нужен. А есть еврейство, книги, мудрость. Я приехал учить.

- В общине есть знаменитые люди?

- Все знаменитые. Основатели Сочи - евреи. Иуда Кошман основал тут чайные плантации. Первый врач курорта - Гордон. Знаменитый хирург - Рубинштейн. Все знают эти имена. Строители, которые построили Сочи, - евреи: Новаковский, Зельцер. Из современных не буду поименно называть, чтобы другие не обиделись. В общине есть масса строителей, строивших олимпийскую деревню. Много волонтеров из общины, они оставили свою работу, чтобы участвовать в Олимпиаде. Это была их мечта.

- Как вы готовились к Олимпиаде?

- Были переговоры с Берл Лазаром, мы создали штаб. Разработали большую культурную программу, предложили комитету сделать молельные помещения - для спортсменов и туристов. Просили об этом [первого президента "Олимпстроя" Семена] Вайнштока и [вице-премьера Дмитрия] Козака. Они сказали: «Не только у вас, у евреев, у всех будет хорошо». Мы сделали три синагоги: одну здесь, одну в Олимпийском парке, одну в горах. Молельные помещения есть в олимпийской деревне.

- Народ пользуется?

- На днях был шабат. Приходили люди и до четырех часов утра тут оставались. Со слезами на глазах. Ели фаршированную еду. Деятели культуры, бизнесмены. Спортсмены тоже.

- Из нашей сборной?

- И из нашей...

- Кто? Овечкин? Демченко? Липницкая?

- Многие, - раввин уклонялся, - и из других сборных: Израиль, США. Эфиопов только не было.

- Ладно, ребе, - сказал я. - Последний вопрос. Каждое утро я выхожу из своей журналистской гостиницы и иду в Олимпийский парк. Каждое утро я вижу на горизонте гигантские горы со снежными вершинами. Вы, наверное, знаете, рав Арье, что двести лет назад в этих краях жил народ «убых». У них были свои олимпийские символы: Тлепш, Ахун и Мезыхт. Тлепш был кузнецом, Ахын пас небесные стада, а Мезыхт ездил по лесам на волшебном кабане с золотой щетиной. И знаете, каждое утро, наблюдая горы, я думаю: пропади она пропадом, эта Олимпиада, не хочу я ни в какой парк. Я хочу в горы, ребе. Остаться там. Ездить на волшебном кабане. Как мне бороться с этими чуждыми желаниями?

- Алексей, - сказал главный раввин Сочи, - уйти в горы - значит уйти от реальной жизни, от мира вранья. Уйти от этого мира очень легко. Но! Бог создал тебя, Алексея, чтобы ты именно здесь, сейчас поставил на стол свой локоть. Чтобы этими симпатичными очками вот так на меня смотрел. Он хочет, чтобы ты был здесь. И боролся, и победил. И сделал то, что можешь сделать только ты. В горах - там свое. Улыбаться горам, смотреть красоту - это прекрасно, это для того, чтобы человек понимал, как велик Всевышний. Но если человек остается на горах, теряется вся изюминка. Весь смысл в том, чтобы оттуда вернуться. Приземлиться обратно. Жить и быть порядочным, и делать так, чтобы здесь, в мире, было приятно. Каждый из нас свечка. Будем сжигать себя - станет темно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать