- Вы - Алексей Яблоков, корреспондент? - Я. - Полиция города Сочи беспокоит, майор Глазунов. Вам удобно говорить?

Яблокиада, день шестой. Как сочинская полиция помогает гражданам не потерять себя
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В семь утра позвонили на мобильный.

- Алексей?

- Кто?

- Вы - Алексей Яблоков, корреспондент?

- Я.

- Полиция города Сочи беспокоит. Майор Глазунов. Вам удобно говорить?

- Очень, - сказал я, - удобно. Что я натворил?

- У нас тут ваше портмоне. Вы его в поезде забыли. Приезжайте, а то я сменяюсь через полтора часа.

Еще не рассвело. Я бежал по ненормально прямым улицам Олимпийской деревни, и моя тень гналась за мной под фонарями. На электричку, уходящую в Сочи, я успел впритык. Привалившись к стеклу, думал: какая отзывчивая штука - судьба. Только вчера я сетовал, что из-за повышенного режима безопасности не удается вступить в контакт с местными полицейскими. Мой хороший знакомый, как сейчас принято говорить, близкий к службам безопасности Сочи, посоветовал забыть об этом, поскольку на время Олимпиады вся местная полиция фактически оказалась в резервации. Надзор за порядком осуществляют полицейские не из Сочи, а из других городов России, в том числе из Москвы и Петербурга. «Даже местные патрульные "уазики" загнали на стоянки, - рассказывал приятель. - Всюду ездят полицейские иномарки с неместными номерами». «Как же мне с ними встретиться?» - интересовался я. «Попробуй напиться, - посоветовал знакомый. - Витрину разбей. На худой конец, пристань к кому-нибудь». И надо же, только я собрался приступить к выполнению этого плана, как вдруг сама полиция Сочи идет ко мне навстречу!

На сочинском вокзале было еще безлюдно. Я дошел до одноэтажного домика в конце перрона, постучал в железную дверь.

- Глазунов? - переспросил дежурный. - У нас такой не работает.

Дверь захлопнулась. Озадаченный, я набрал номер майора.

- Приветствую! - лучезарно ответил полицейский. - Жду, конечно. Где вы? Зачем же вы в Сочи-то поехали? Я же сказал: я работаю в Олимпийском парке... Ну что вы, Алексей, не надо так материться. Я уж дождусь вас.

Не помню, как я доехал обратно и как искал на вокзале Олимпийского парка линейное отделение полиции. Какая-то дверь отворилась, и вышел среднего роста мужчина с блестящей лысой головой.

- Вот ваше портмоне, - облегченно сказал майор Глазунов. - Прочтите и подпишите акт. Вчера вечером начальник поездной бригады нашел и принес. Пока то, пока се, утро уже наступило. Извините, что вечером не позвонили.

Я не зарыдал только потому, что внимательно читал акт, написанный четким, витиеватым почерком. Внизу стояли подписи - самого майора, старшего сержанта Палазяна и ДПНВ Безусовой. Эти благородные люди не зря провели ночь. Они вдумчиво изучали содержимое моего портмоне, чего сам я не делал уже очень давно. Вся моя грешная жизнь уместилась на обычном листе бумаги. Выяснилось, что я - журналист, спецкор довольно крупного издания, застрахованный от болезней и несчастных случаев, отец двоих детей, владелец семи дисконтных карт и посетитель бассейна. Кроме того, я обладал некоторым количеством денежных купюр - не самого высокого, к сожалению, номинала.

И в этот момент я мысленно поблагодарил создателей Олимпиады. Не за то, что они угробили столько живой природы и потратили столько народных денег. А за то, что если бы не они, я никогда не узнал бы о себе столько радостных и горестных вестей. Олимпиада необходима, ибо только с ней мы можем понять, кто мы на самом деле.

- Да, - вспомнил я, - а как вы узнали мой номер ? Пробили по базе данных посетителей?

- Где ее взять, - махнул рукой майор. - У вас чек на оплату телефона был.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more