Шайба падает, и начинается вакханалия - девушки визжат, царапая коньками лед

Яблокиада, день седьмой - немного о женском участии

Имел вчера свидание с сорока двумя женщинами. Не просто женщинами, а иностранками. Половина была - канадки, половина - американки, и все, в отличие от меня, играли в хоккей.

На свидание я пошел по билету. Спортивный коллега кричал, что мне крупно повезло, что эти хоккеистки - оторвы в юбках, что однажды на соревновании они с себя все содрали и закурили на льду сигары. «Вот какие штуки отмачивают, - говорил он, - эти чертовки, эти необузданные дочери западного полушария».

В общем, накрутил меня. За сорок минут до начала я прибегаю на ледовый стадион «Шайба». Трибуны уже битком. Гремят трещотки. Стонут вувузелы. От прожекторов лед как сахарный. Наконец, началось. Первыми на лед вылетают судьи - хрупкие полосатые блондинки. Выкатился оператор, помахал публике. Из проходов вываливаются ярко-алые канадки и бело-синие американки. Вспыхивают подвесные экраны: «Давайте пошумим». Трибуны орут.

На экранах мелькают фото хоккеисток: все симпатичные. Но, между прочим, видно, что Америку даже здесь, на льду, недолюбливают. Не то что девушкам кричат «Янки, убирайтесь!», но приветствуют не так громко, как канадок. Да и по жребию, как нарочно, выпало, что США - гостевая команда, а раз гостевая, значит - не своя. А раз не своя - значит чужая, то есть потенциальный агрессор.

Невидимый органист, как в церкви, наигрывает туш, шайба падает, и начинается вакханалия. Девушки визжат, царапая коньками лед. Сталкиваются и с грохотом влетают в борта. Два раза судьям прилетало так, что они еле поднимались.

А я сижу, и моему воображению рисуются пленительные картины. Скажем, как вратарь канадской сборной Шарлин Лябонте читает инструкцию по сборке стиральной машины. Или, например, стою я за шаурмой возле Морского порта, а в очередь пытается втиснуться женщина.

- Слышь, овца нерусская, глаза потеряла? - кричат ей. Я смотрю, а это правый форвард американок Джули Чу, вес 66, рост 160. Я успокаиваю очередь. Говорю: «Она передо мной была». Мы берем две шаурмы и попить.

- Меня зовут Джули Чу, - говорит она.

- А меня - Абдуктор Оссис Метатарси Дижити Куинти Миними-младший, - говорю я.

- Вау, - говорит она.

Увлекся мечтами и почти не заметил, как сначала США забили гол, потом Канада сравняла и вышла вперед. Теперь уже определенно весь стадион болеет за Канаду, как за своих, люди разворачивают канадские флаги и кричат: «Поднажмите, девчонки! Россия, шайбу!» А США прямо ненавидят. «Дай ей клюшкой по башке!» - вопит сбоку от меня мальчик лет десяти. На льду уже происходят стычки, и оттуда доносится визг и шипение. На хоккеисток сыплются штрафы - за подножку, за толчки, за удержание женского тела руками (так переводчик перевел woman body checking).

И когда выясняется, что Канада победила 3:2, все трибуны прямо чуть с ума не сходят от радости. «Надрали Америку!» - кричит десятилетний и бьет соседа пластиковой бутылкой из-под кока-колы. И все с ним соглашаются.

Ничего в этом удивительного, если бы не одно «но». Когда в конце объявляют поименно американскую команду, стадион беснуется от восторга и разворачивает американские флаги, а про канадок тут же забывают. Какая зрителю разница, если с обеих сторон - необузданная красота и ярость? В этой связи у меня есть предложение к президенту МОК. Пожалуйста, объявите со следующего года все Олимпийские игры - женскими.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать