Тут и велосипедисты тренировались, и бегуны, и сборная по футболу в середине 80-х тоже тут была... Красиво, цветы везде

Яблокиада, день двенадцатый - путешествие на заброшенную олимпийскую базу СССР в Абхазии

Вчера я отправился в Абхазию. Всего в 120 километрах от Адлера находится памятник олимпийскому наследию СССР - бывшая центральная спортивная база «Эшера», где перед Олимпиадой-80 тренировались наши спортсмены.

Я прошел границу за десять минут. Водитель Роман, который подрядился показать мне остановившееся сердце Олимпиады-80, всю дорогу ругал наших хоккеистов. «Ведь у нас есть сильные спортсмены, - возмущался он, - а ставят бог знает кого, потому что у этого папа богатый, у того папа с тренером лучший друг. И вот что мы имеем!» Досталось и Плющенко за вероломство. Я даже удивился: неужто в Абхазии придают такое значение Олимпиаде? За два с половиной часа пути нам не попалось ни одного плаката, ни одной растяжки, посвященной Играм. Только горы да заброшенные чайные плантации. «Конечно, придаем значение, - подтвердил Роман. - Мы же часть России, хоть и забытая».

Ближе к Сухуми потянулись ряды полуразрушенных домов. В стенах зияли дыры от снарядов. Мелькнули несколько многоэтажек с черными дырами вместо окон. Кое-где были уже новые стекла. «Некоторые хозяева вернулись», - пояснил Роман, как будто война закончилась не двадцать лет назад, а полгода как.

Свернули на разбитую грунтовку и остановились перед каменными воротами в виде буквы «П». «База», - сказал Роман. На заросшей клумбе ржавела какая-то приветственная эмблема - то ли роза, то ли пять колец, вдетых одно в другое.

Мы двинулись по кипарисовой аллее в сторону моря. Асфальт на ней за тридцать лет сохранился превосходно. Вокруг простирались колючие заросли ежевичника, скрывавшие то, что когда-то было газонами и кортами. Над пустынным берегом моря высился главный десятиэтажный корпус «Эшеры» - похожий на громадный каменный баян, с множественными следами от снарядов. «Тут проходила линия фронта», - объяснил Роман. «Мин-то нет?» - легкомысленно спросил я. «Вроде разминировали, - ответил Роман, - но под ноги все-таки смотри». Дальше я пошел на цыпочках, а когда случайно зацепился за ветку, чуть не заорал: «Ложись!»

Вошли с центрального входа. Бывший вестибюль и широкая лестница были усыпаны грудами битого кирпича и осколками стекол. «Все вынесли, - сетовал Роман, пока мы шли по коридору, хранившему остатки арочных проемов. - Сначала во время войны, потом что оставалось - после. А такая база была!» - «Ты что, помнишь ее?» - «Конечно, помню. Я тогда еще пацаном был. Тут и велосипедисты тренировались, и бегуны. И сборная СССР по футболу в середине 80-х тоже тут была... Красиво, цветы везде».

Мы поднялись на поросшую мхом крышу, с которой открывался вид на Сухуми и морской берег с торчащими скелетами каких-то построек. «Солярий», - пояснил Роман. На этажах, в коридорах и бывших номерах валялись куски пружинных кроватей, ржавые автоматные гильзы. Попадались и мелочи - панель от радиоточки, выдранная с мясом кнопка лифта, кусок мозаичного панно килограмм в пять весом. В одном из просторных номеров, который когда-то занимал талантливый спортсмен или тренер, уцелел кусок обоев - пальмы на бледно-розовом фоне.

Спустившись вниз, прошли в длинную пристройку. На первом этаже, видно, был кинотеатр: пол был усеян кусками выцветшей кинопленки. Потом мы заглянули в пустой баскетбольный зал, где с потолка еще свисали мощные прожекторные лампы. Наконец, через темные раздевалки попали в гигантский пятидесятиметровый бассейн, на дне которого стояло немного зеленоватой, вязкой воды. Отражавшийся в вязкой воде Роман молчал. Я же воображал, как через годы кто-то будет также бродить и по заброшенному Олимпийскому парку. Подденет носком ботинка смятую жестянку из-под пива, повертит в руках пожелтевшие обрывки билетов, сфотографирует заболоченное поле, на котором когда-то награждали победителей Сочи-2014. Потом поднимет кусок кирпича и выведет что-нибудь энергичное на почерневшей стене стадиона «Фишт».

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать