Статья опубликована в № 3636 от 23.07.2014 под заголовком: «Роснефть» надеется на шельф

«Роснефть» рассчитывает за 16 лет увеличить добычу на 40%

К 2030 г. «Роснефть» планирует увеличить добычу углеводородов почти на 40%. Четверть добычи придется на шельф: если там найдется много газа, то появится еще несколько СПГ-заводов
М.Стулов / Ведомости

«Ведомости» ознакомились с презентацией, которую показывал на годовом собрании акционеров «Роснефти» в Хабаровске в конце июня ее президент Игорь Сечин. Презентация посвящена долгосрочным планам компании и прогнозирует, что к 2030 г. «Роснефть» доведет добычу углеводородов до 370-380 млн т н. э. Это почти на 40% выше уровня прошлого года, когда компания добыла 240 млн т н. э. В прошлом году 80% добычи пришлось на «зрелые» месторождения, к 2030 г. их доля должна сократиться до 24%. Самый крупный такой проект - «Юганскнефтегаз» - «Роснефть» унаследовала от ЮКОСа. Он обеспечивает более трети добычи нефти компании, но производство постепенно снижается (минус 1,9% в I квартале 2014 г. к уровню годичной давности).

Однако с 2017 по 2020 г. «Роснефть» введет новые месторождения - Сузунское, Тагульское, Лодочное, Русское, говорится в материалах компании. К 2030 г. они должны обеспечить около 55 млн т н. э. добычи. Еще около 20 млн т н. э. должны давать международные проекты: «Роснефть» работает в Венесуэле, Вьетнаме, Бразилии, Канаде, США, Алжире, Норвегии (добыча не ведется).

Выступая в мае 2014 г. на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме, Сечин увязывал планы ускорения роста компании до 2033 г. с началом коммерческой добычи на шельфе. «Арктические проекты позволят «Роснефти» стать крупнейшим оператором этого типа запасов», - прогнозировал он. Ей принадлежит 46 шельфовых лицензий с ресурсами свыше 45 млрд т н. э. В августе «Роснефть» и ExxonMobil начинают бурение в Карском море. А в 2017-2020 гг. компания и ее партнеры по шельфу (Eni, ExxonMobil, Statoil) намерены проводить там геологоразведочные и оценочные работы, гласит презентация. Первую нефть они рассчитывают получить до 2025 г., а затем начать коммерческую добычу. Всего, по оценке «Роснефти», она может добывать на шельфе к 2030 г. около 100 млн т н. э. - четверть всей добычи углеводородов.

Кроме того, компания планирует нарастить добычу «трудной» нефти. В 2013 г. она принесла 300 000 т, план на первую половину 2014 г. - до 3 млн т, говорил ранее Сечин; а потенциал добычи - 10-15 млн т в год на ближайшие 5-7 лет.

Газовый бизнес «Роснефти» должен расти опережающими рынок темпами, рассказывал Сечин акционерам. «По нашим оценкам, «Роснефть» к 2020 г. станет вторым крупнейшим производителем газа и крупнейшим независимым игроком на рынке России с долей более 20%», - сказал он тогда. К 2020 г. добыча газа увеличится более чем вдвое до 1,8 млн барр. н. э. в сутки (около 100 млрд куб. м в год). В частности, увеличится добыча на газовом проекте «Роспан», заработает Харампурское месторождение, будет построен завод сжиженного природного газа (СПГ) на Дальнем Востоке. А с 2025 по 2030 г. «Роснефть» введет еще ряд СПГ-заводов; кроме уже анонсированного Дальневосточного на Сахалине планируются еще четыре - на базе месторождений в Баренцевом, Карском, Восточно-Сибирском морях и в море Лаптевых. В феврале 2014 г. Сечин допускал строительство еще одного СПГ-завода при наличии достаточных запасов газа на шельфе. Президент ExxonMobil в России Гленн Уоллер не исключал возможности строительства завода на Восточно-Приновоземельских участках шельфа Карского моря, если там обнаружатся большие запасы газа. В мае «Роснефть» вошла в проект «Печора СПГ» (он в презентации не указан). «Я мечтаю пробурить разведочные скважины в Карском море и открыть уникальное месторождение с запасами в 3,5 млрд т жидких углеводородов и 11,4 трлн куб. м газа», - говорил в сентябре 2013 г. Сечин на инвестфоруме в Сочи (цитата по «Интерфаксу»). «Роснефть» обладает запасами углеводородов на 100 лет добычи и значительная часть этих запасов находится на российском шельфе, добавлял он.

Строительство СПГ-заводов на шельфе оправданно, считает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. Поскольку себестоимость добычи на шельфе высокая, рациональнее сжижать газ на месте и поставлять его на экспорт, добавляет он. Но время разработки шельфа может увеличиться, если против «Роснефти» и российской нефтяной отрасли в целом будут введены новые международные санкции, предупреждает Полищук: например, в случае запрета на поставку в Россию высокотехнологичного оборудования понадобятся время и деньги, чтобы найти им замену. Последствия уже введенных санкций пока сложно предсказать, добавляет аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров, «но точно можно сказать, что впереди у «Роснефти», как и у многих нефтяных компаний, трудные времена». Если санкции вынудят «Роснефть» опираться больше на собственные ресурсы, то разработка шельфа и трудноизвлекаемых запасов может быть отодвинута на 5-10 лет, допускает он. Прогнозировать развитие такой крупной компании, как «Роснефть», на длительный период очень сложно, а ее нынешняя стратегия весьма оптимистична - едва ли инвесторы воспринимают ее всерьез, рассуждает Нестеров.

Представитель «Роснефти» оставил запрос «Ведомостей» без ответа.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать