За компанией, купившей "Юганскнефтегаз" в 2004 г., стоял "Сургутнефтегаз"

Об этом заявил на слушаниях в гаагском арбитраже представитель Российской Федерации, которая выступала ответчиком по иску акционеров ЮКОСа; но суд решил, что аукцион, где «Юганскнефтегаз» купила никому не известная "Байкалфинансгруп", которую затем приобрела "Роснефть", «был сфальсифицирован»
Dmitry Beliakov / Bloomberg

За таинственной компанией «Байкалфинансгруп», которая была создана непосредственно перед аукционом по продаже «Юганскнефтегаза», главного нефтедобывающего актива ЮКОСа, стоял «Сургутнефтегаз». Об этом, как следует из опубликованного судебного решения, заявил представитель России в ходе слушаний в гаагском арбитраже, где рассматривался иск акционеров ЮКОСа к России.

Сегодня обнародовано решение арбитража в Гааге, который признал, что российские власти экспроприировали активы ЮКОСа «в интересах государства и людей из «Роснефти». Истцами выступали три компании - акционеры ЮКОСа, которым в сумме принадлежало около 70,5% акций: кипрская Hulley Enterprises (56,3%), Yukos Universal с острова Мэн (2,6%), пенсионный фонд ЮКОСа, кипрская Veteran Petroleum (11,6%). Акционерам ЮКОСа суд присудил выплату $50 млрд (они просили $114 млрд).

Представитель ответчика (им является Российская Федерация) пытался в суде доказать, что «Байкалфинансгруп» (БФГ) была связана с «Сургутнефтегазом», а не создана для того, чтобы государственная "Роснефть" могла по низкой цене приобрести главный нефтедобывающий актив ЮКОСа. Истец же настаивал: даже если принять теорию о том, что «Байкал» служил лишь прикрытием для «Сургута», «факты... заставляют сделать вывод, что «Байкал» действовал в интересах государства, а любое участие «Сургута», известного как «дружественная Кремлю» компания, было необходимо исключительно для того, чтобы скрыть участие государства».

Участие «Байкалфинансгруп» называется в решении «одной из самых темных страниц» в истории с аукционом. Вот как в нем описывается один из диалогов в суде:

«Во время слушаний истец заявил адвокату ответчика: «Вы пока что не убедили нас, что «Байкалфинансгруп» не была подставной компанией. Вам предстоит это сделать».

Ответчик постарался объяснить, что «Байкал» была структурой специального назначения, созданной специально для участия в аукционе. Ответчик добавил, что «было хорошо известно, что стоял за «Байкалом» «Сургутнефтегаз». Ответчик заявил, что «Байкал» на аукционе представляли два менеджера «Сургутнефтегаза» Игорь Минибаев и Валентина Комарова. Валентина Давлетгареева, зарегистрировавшая «Байкал», также была связана с компаниями, аффилированными с «Сургутом». По словам адвоката ответчика, она продала 100% своей доли в «Байкале» компании «Макойл», которая частично принадлежала секретарю совета директоров «Сургутнефтегаза». Соответственно, заявил ответчик, «кто был формально связан с компанией [“Байкалфинансгруп”] или был определен как связанный с нею, может быть определен как имеющий значительные позиции или связи в отношении “Сургутнефтегаза”. Офис “Байкала” в Твери располагался недалеко от офиса дочерней компании “Сургутнефтегаза”, который, в свою очередь, находился напротив офиса “Юганскнефтегаза” на другом берегу реки”.

О компании «Байкалфинансгруп» впервые стало известно, когда 19 декабря 2004 г. она неожиданно стала победителем аукциона по продаже «Юганскнефтегаза», заплатив за 100% его голосующих акций 260,7 млрд руб. «Байкалфинансгруп» была зарегистрирована 6 декабря 2004 г. в Тверской области. По указанному адресу офиса компании не было, там находились салоны сотовой связи, агентство недвижимости и кафе «Лондон». Основными видами деятельности БФГ в ЕГРЮЛ значились капитальные вложения в ценные бумаги и оптовая торговля топливом. БФГ с уставным капиталом 10 000 руб. сумела внести для участия в торгах задаток в $1,77 млрд.

Спустя несколько дней после аукциона президент России Владимир Путин сказал, что «Юганск» достался «физическим лицам, давно уже работающим в энергетической отрасли». Но кто именно стоял за БФГ, он не сказал. Тем не менее на аукционе компанию представляли начальник управления организационных структур «Сургутнефтегаза» Игорь Минибаев и первый замначальника финансового управления «Сургутнефтегаза» Валентина Комарова. Но «Сургут» официально до сих не признавался в причастности к БФГ.

Еще через несколько дней БФГ была продана «Роснефти» за 10 000 руб. В середине 2005 г. компания была перерегистрирована в Москве. Гендиректором БФГ был назначен Сергей Хоточкин, директор департамента собственности «Роснефти». По данным «СПАРК-Интерфакс», у БФГ не было выручки в 2005 г., ее чистая прибыль составляла 5,5 млн руб.

БФГ оставалась владельцем акций «Юганска» до апреля 2006 г.: 50% капитала (65,12% голосов) «Юганска» принадлежали «Роснефти», 26,8% - БФГ. Но позже «Роснефть» перевела все акции «Юганска» на себя, а в апреле 2007 г. «Байкалфинансгруп» была ликвидирована.

Представитель ответчика пытался в суде доказать: тот факт, что БФГ была создана незадолго до аукциона и имела минимальный уставный капитал, не имеет значения. По его словам, остальные три компании, которые получили разрешение от монопольных органов на участие в аукционе, тоже были относительно новыми организациями с небольшим капиталом. БФГ, по утверждению ответчика, внесла задаток в $1,77 млрд самостоятельно, получив финансирование от третьей стороны.

Версия ответчика такова. У «Сургута» было достаточно средств, чтобы помочь БФГ внести задаток, но недостаточно, чтобы оплатить всю покупку, не прибегая к заимствованиям на международных рынках капитала. Однако выход на них оказался закрыт прямо перед аукционом, когда суд по банкротствам Южного округа штата Техас по обращению ЮКОСа наложил временный запрет на операции с его акциями. Из-за этого этого западные финансовые организации отказались кредитовать российские компании, связанные с приобретением активов ЮКОСа. В результате, по утверждению ответчика, БФГ и «Сургут» оказались перед сложным выбором - отказаться от обязательства внести остающуюся сумму и потерять $1,77 млрд задатка либо найти кого-то, кто купит актив. Этим «кем-то» и оказалась «Роснефть».

С другой стороны, отмечается в судебном решении, адвокат ответчика согласился, что сделка «оказалась очень выгодной для «Роснефти», в этом нет никаких сомнений».

Оценив представленные мнения и доказательства «касательно БФГ и ее роли, а также времени и способа покупки «Юганскнефтегаза» «Роснефтью», арбитраж решил, что «аукцион по продаже «Юганскнефтегаза» был сфальсифицирован». «Доказательства, связывающие «Байкал» с «Сургутнефтегазом», не снимают подозрения, что «Байкал» был создан средствами ответчика, чтобы облегчить покупку «Юганскнефтегаза» государственной «Роснефтью»... Проведение аукциона объяснялось не намерением собрать [не уплаченные ЮКОСом] налоги, а желанием государства приобрести самый ценный актив ЮКОСа и обанкротить компанию. Короче говоря, фактически это была изощренная и просчитанная экспроприация «Юганскнефтегаза» ответчиком», - говорится в решении арбитража.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать