Суд поддержал ФНС в споре с Oriflame по уходу от налогов

Арбитражный суд Москвы поддержал налоговиков в споре с «дочкой» косметического концерна Oriflame - ООО «Орифлэйм косметикс». Компания спорила с московским управлением Федеральной налоговой службы (ФНС). Оно обязало «Орифлэйм косметикс» выплатить более 530 млн руб. налога на прибыль и пеней за 2009-2010 гг., заседание суда проходило частично в закрытом режиме.

Налоговики после выездных проверок в 2013-2014 гг. решили, что под видом лицензионных платежей компания снижала налоговую базу по налогу на прибыль, и доначислили неуплаченные, по их мнению, налоги и пени. Российская «дочка» платила за товарные знаки Oriflame и др. нидерландской Oriflame Kosmetiek, основной правообладатель этих знаков - люксембургская Oriflame Cosmetics, рассказывает источник, участвовавший в судебном процессе. Налоговики после проверки сочли, что люксембургская компания косвенно контролировала российскую, говорит он: «То есть «Орифлэйм косметикс» фактически было постоянным представительством иностранной компании, а заключение лицензионных договоров и выплата миллиардных роялти является способом неуплаты налогов». В Люксембурге налоги с этих платежей также не выплачивались - так налоговикам сообщило финансовое ведомство королевства, знает участник процесса.

В июле «Орифлэйм косметикс» по этому делу проверяло также МВД, сообщал «Интерфакс» со ссылкой на свои источники. Тогда агентство сообщало, что в 2006 г. выручка «Орифлэйм косметикс» составила 10,7 млрд руб., убыток - 956 млн руб.; в 2010 г. выручка выросла почти до 20 млрд руб., а убыток за 5 лет работы - 3 млрд руб. Ряд цифр не соответствует действительности, говорил тогда представитель Oriflame в России, но отказывался уточнять, какие именно.

У Oriflame почти во всех 60 странах присутствия созданы отдельные юрлица, говорит директор Oriflame по корпоративным вопросам в России и СНГ Сергей Большаков. Права на торговую марку «предоставляется на основании лицензий как компаниям, входящим в группу Oriflame, так и третьим лицам», утверждает он. По российским законам, осуществлять лицензионные платежи обязан каждый, кто использует исключительные права в своей деятельности, - и взаимозависимые юрлица не исключение, говорит Большаков.

Позиция налоговиков вызывает у Большакова удивление: 20 лет существования компании в России налоговые органы признавали «Орифлэйм Косметикс» самостоятельным юрлицом, не отрицали выплату роялти и не рассматривали их как доход люксембургской компании от деятельности в России. «Теперь они рассматривают ООО как постоянное представительство Oriflame Cosmetics, используя как основной довод то, что у покупателей продукции под торговой маркой Oriflame якобы создается представление о том, что они вступают в отношения с люксембургской, а не российской компанией», - передал Большаков через представителя.

Буквально до недавнего времени практика по подобным делам преимущественно складывалась в пользу налогоплательщиков, говорит партнер «Линии права» Сергей Калинин. Среди наиболее известных споров - дело «Монетки», екатеринбургского ритейлера. Налоговики оспаривали распространенный на практике механизм снижения налоговой нагрузки, говорит юрист: товарный знак выводится из России с последующей покупкой прав на его использование по лицензионному договору. В двух инстанциях дело было проиграно, но в кассации суд поддержал налогоплательщика.

Другое нашумевшее дело - спор «Сабмиллер Рус», когда налоговики оспаривали саму необходимость лицензии для производства в России, напоминает Калинин. Это дело также было разрешено в пользу налогоплательщика, однако для этого ему потребовалось дойти до Высшего арбитражного суда.

Но в последнее время суды все чаще встают на сторону налоговиков, говорит Калинин. «За последние несколько лет подходы судов к подобным спорам сильно изменились. Суды изначально рассматривают платежи за рубеж (роялти, проценты, оплата консультационных или управленческих услуг) как способ размывания налоговой базы в России, и доказать обратное становится все сложнее. Налогоплательщику нужно убедительно демонстрировать наличие деловой цели и экономической обоснованности подобных расходов», - отмечает Калинин.

В ФНС от комментариев отказались.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать