Бизнес
Бесплатный
Галина Старинская
Статья опубликована в № 3815 от 20.04.2015 под заголовком: «Роснефть» подождет два года

«Роснефть» и норвежская NADL отложили сделку по обмену активами на два года

Но оставили за собой право пересмотреть договоренности или отказаться от сделки
Месторождение «Победа», открытое с платформы West Alpha, рискует оказаться единственным примером сотрудничества «Роснефти» и NADL
Ilya Arkhipov / Bloomberg

До 31 мая 2017 г. «Роснефть» и North Atlantic Drilling Limited (NADL) продлили срок действия рамочного соглашения об обмене активами, подписанного в августе 2014 г., сообщили компании. «Стороны договорились провести переговоры о пересмотре части условий и структуры сделки, предусмотренной рамочным соглашением и контрактами на морское бурение», – говорится в пресс-релизе «Роснефти». При этом каждая из сторон сохраняет право в одностороннем порядке прекратить действие рамочного соглашения и контрактов на морское бурение «без негативных финансовых последствий».

26 мая 2014 г. компании сообщили, что «Роснефть» приобретет долю в NADL, а последняя получит выход на рынок наземного бурения в России. Речь идет о 30% в обмен на активы и инвестиции, уточнили компании 22 августа. Исходя из рыночной цены акций NADL цена сделки могла составить около $1 млрд. Компании надеялись закрыть сделку до мая 2015 г. NADL хотела приобрести у «Роснефти» около 150 буровых наземных установок и заключить пятилетний контракт на их использование. Для этого NADL собиралась купить у «Роснефти»100% «РН-бурение» – норвержская компания подала заявку в ФАС. Заявка отозвана, сообщал на прошлой неделе представитель службы. Вторая сделка стоимостью $4,25 млрд – аренда российской компанией у NADL морских установок. Шесть установок должны были работать на шельфе до 2020 г. Одна полупогружная платформа NADL – West Alpha – бурила для «Роснефти» участок Восточно-Приновоземельский-1 в Карском море (совместный проект с ExxonMobil), где было открыто месторождение «Победа». Еще две платформы «Роснефть» планировала использовать в 2015 г.

Время для экспансии

Норвежская Seadrill (материнская компания NADL) готова покупать конкурентов или активы, когда будет правильное время, и выйти из кризиса более сильной. «В то же время компания должна пережить этот шторм, когда компании режут инвестиции», – сказал Bloomberg гендиректор Seadrill Пер Вулф. «Если это займет два или даже три года, с этим можно справиться», – сказал он.

Но летом 2014 г. США и ЕС ввели секторальные санкции, которые запрещают ввоз в Россию технологий и оборудования для арктического шельфа, глубоководного бурения и месторождений с трудноизвлекаемой нефтью. NADL просила уполномоченные органы сделать исключение для сделки с «Роснефтью», но безуспешно. Платформа West Alpha (она была зафрахтована до июля 2020 г.) вернулась в Норвегию, а от аренды новых судов пришлось отказаться. Теперь NADL может отдавать буровые, которые были предметом соглашений с «Роснефтью», третьим сторонам, говорится в сообщении норвежской компании.

«Роснефти» пришлось перенести бурение второй разведочной скважины в Карском море с лета 2015 г. на лето 2016 г., сообщало Reuters со ссылкой на источники. «В 2015 г. мы будем выполнять обработку и интерпретацию данных, полученных в 2014 г. Мы будем проводить подготовку по плану в Охотском, Баренцевом, Черном морях», – объяснял представитель «Роснефти» (цитата по «Интерфаксу»). Потребность «Роснефти» в судах и морской технике на шельфе в 2017–2027 гг. – 99 единиц, в том числе 88 судов обеспечения и 11 морских платформ, приводил «Интерфакс» данные из письма президента «Роснефти» Игоря Сечина вице-премьеру Дмитрию Рогозину.

Серьезного собственного бурового флота в России нет, говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Но сейчас падает спрос на буровые суда, около 100 буровых будут поставлены на прикол: «В целом конъюнктура в пользу нефтяных компаний». Но, с другой стороны, мешают низкие цены на нефть. «Роснефть» уже попросила отсрочить запуск нескольких месторождений. Компания не откажется от работ на шельфе – просто берет паузу, резюмирует директор Small Letters Виталий Крюков: в течение двух лет будет ясно, как долго еще продлятся санкции.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать