Бизнес
Бесплатный
Михаил Оверченко

Нефтегазовые компании пустили под нож проекты на $118 млрд

Но сокращение капиталовложений начнет влиять на объем добычи и цены не ранее 2016 года
Нефтеносные пески в Канаде – главные кандидаты на сокращение инвестиций в добычу
Todd Korol / Reuters

Нефтегазовые компании с начала года приняли решение о сокращении капиталовложений по проектам, совокупные инвестиции в которые составляют $118 млрд, пишет Financial Times со ссылкой на результаты анализа, проведенного для нее норвежской консалтинговой компанией Rystad Energy. Последняя идентифицировала 26 крупных проектов в 13 странах, инвестиции в которые были отменены, сокращены или перенесены во времени в результате резкого падения цен на нефть.

Компании «прекращают инвестировать одна за другой»

Крупнейший из таких проектов – завод по производству сжиженного газа Arrow в Австралии компании Royal Dutch Shell: затраты на него оцениваются в $28 млрд. А больше всего проектов, предполагающих отмену или сокращение инвестиций, – в Канаде. Девять из них связаны с добычей из нефтяных песков (такие компании, как Shell, Husky Energy, Canadian Natural Resources, Cenovus Energy и PTTEP, урезали капиталовложения на суммы от $0,8 млрд до $10 млрд), один – с глубоководной нефтедобычей ($3,7 млрд у Shell). Западная Канада, где сосредоточены залежи нефтеносных песков, – основная область помимо сланцевых месторождений в США, где компании «прекращают инвестировать одна за другой», говорит Алистэр Сайм, аналитик по энергетике Citigroup.

Rystad Energy постаралась выявить проекты, работы на которых сворачиваются именно в связи с падением цен на нефть, а не из-за бюрократических проволочек или политических споров, уточняет FT. Запасы в них превышают 50 млн баррелей нефтяного эквивалента.

В последние месяцы основное внимание участников нефтяного рынка было приковано к действиям компаний, занимающихся добычей сланцевой нефти в США. Именно их действия в последние годы привели к формированию избытка предложения на нефтяном рынке. Поэтому, как представлялось, они и были главной целью Саудовской Аравии, которая в ноябре 2014 г. убедила коллег по ОПЕК не снижать квоты на нефтедобычу, чтобы в результате падения цен выбить с рынка производителей с более высокими издержками.

На сланцевых месторождениях работают в основном не очень крупные компании, и они в этом году стали активно сокращать издержки, выводя из эксплуатации буровые установки. Число последних, по данным Baker Hughes, сократилось с максимальных 1609 в октябре 2014 г. до 668 в мае. Это привело к приостановке роста сланцевой нефтедобычи, однако в последние недели некоторые ведущие компании стали улучшать свои прогнозы по добыче в этом году, объясняя это снижением издержек, повышением эффективности и восстановлением цен на нефть. Замедление добычи сланцевой нефти в США – временное явление, заявил на прошлой неделе Гарольд Хэмм, генеральный директор Continental Resources: «Они [Саудовская Аравия] хотят остановить добычу сланцевой нефти. Они могут сделать это на полгода, но не на все оставшееся время».

Однако падение цен на нефть заставило более крупные компании начать полностью или частично сворачивать действительно дорогостоящие проекты. Так, Shell в феврале отказалась от планов по реализации проекта Pierre River в канадской провинции Альберта, который предполагал строительство шахты для добычи 200 000 баррелей нефти в день из битуминозных песков. Начало работ на другом проекте, Carmon Creek, отложено на пару лет.

BP отложила принятие окончательного решения по инвестициям в размере $12,5 млрд во вторую фазу проекта Mad Dog по разработке глубоководного месторождения в Мексиканском заливе в США. Statoil перенесла на 2016 г. принятие решения по гигантскому месторождению Johan Castberg в норвежской Арктике ($10,3 млрд).

Агентство Reuters в апреле цитировало топ-менеджера СП «Тенгизшевройл» в Казахстане, основные доли в котором принадлежат Chevron и «Казмунайгаз», по словам которого, компания в ответ на падение цен на нефть ограничила планы по расширению производства и сократила прогнозировавшиеся расходы. Представитель Chevron переадресовала FT на годовой отчет компании, в котором говорится, что окончательное решение по проекту должно быть принято позднее в этом году. Rystad Energy оценивает предполагавшиеся инвестиции в расширение в $8,8 млрд.

Другие дорогие проекты, пострадавшие от падения цен на нефть, расположены в Китае, Индонезии, Ираке, Мавритании, Анголе, Намибии, Эквадоре и на Фолклендских островах (владение Великобритании).

Отложенная добыча

На Канаду, Австралию и Норвегию приходится почти три четверти от объема сокращаемых инвестиций, идентифицированных Rystad Energy. Это неудивительно, ведь добыча из нефтяных песков, в Арктике и СПГ-проекты, характерные для этих трех стран, требуют крупных начальных затрат, а окупаться они начнут гораздо позже. Поэтому компаниям имеет смысл подождать, пересмотреть договоры с поставщиками и подрядчиками, выявить области снижения издержек и вернуться к реализации проектов, уже снизив их себестоимость.

Рынок не сразу почувствует последствия от полного или частичного сворачивания работы на этих проектах, отмечает Пер Магнус Нисвеен, начальник аналитического отдела Rystad Energy. По его оценке, ожидать заметного сокращения добычи ранее следующего года не следует.

Уменьшение расходов на добычу приведет к тому, что нефть начнет поступать на рынок позже, чем планировалось: по оценке Rystad Energy, около 500 000 баррелей в день ожидаемой добычи будет доступно в 2022 г., а не в 2020 г. В целом же в более долгосрочной перспективе на два года задержится поступление на рынок 1,5 млн баррелей в день.

С учетом сокращения капиталовложений сланцевыми компаниями совокупные инвестиции в разработку и добычу в странах, не входящих в ОПЕК, как ожидается, упадут в этом году на 22% по сравнению с 2014 г. А с пикового значения в 2014 г. по 2016 г., по оценке Rystad Energy, они сократятся на $200 млрд.

Это только начало

По оценке инвестбанка Morgan Stanley, который проанализировал заявления 121 энергетической компании с прогнозами по инвестициям, они намерены в этом году уменьшить вложения на 25% – до $389 млрд с $520 млрд в прошлом. Столь масштабные сокращения могут привести к более значительному подъему цен на нефть, считают аналитики банка, – с $66 в этом году до $85 в 2017 г.: «Чем дольше цены на нефть будут оставаться на низком уровне, тем сильнее они могут вырасти в более долгосрочной перспективе, учитывая, что дешевая нефть сегодня будет вести к падению инвестиций завтра».

Откладывая окончательные решения о том, продолжать ли реализацию проектов, компании надеются улучшить ситуацию с денежным потоком, сохранить средства на выплату дивидендов и выиграть от снижения затрат на разработку месторождений в будущем – в частности, добившись снижения цен поставщиками и подрядчиками. «Если наша оценка верна, отрасль ждет комбинация факторов, которая редко встречается в истории: рост цен на нефть и падение затрат», – говорит Мартийн Рэтс, аналитик Morgan Stanley.

Уже сделанные объявления о сокращениях могут быть лишь началом, считают в Goldman Sachs. В банке идентифицировали 61 новый проект (это более половины проектов, ожидающих окончательного решения о реализации), которые можно считать экономически неэффективными при цене $60 за баррель.

Если цены на нефть останутся на низком уровне, в 17 странах, включая Анголу, Нигерию, Австралию и Алжир, инвестиции могут сократиться к 2020 г. более чем на 50%, говорит Мишель делла Винья из Goldman Sachs.