Статья опубликована в № 3834 от 20.05.2015 под заголовком: Эдуард Худайнатов близок к деньгам

Проект экс-президента «Роснефти» Худайнатова может получить деньги из ФНБ

Но владелец Независимой нефтяной компании должен доработать заявку
Владелец Независимой нефтяной компании Эдуард Худайнатов с оптимистическим интересом относится к фонду национального благосостояния
С. Портер / Ведомости

Минэкономразвития прислало в Минэнерго заключение на заявку Независимой нефтяной компании (ННК) – она просила средства из фонда национального благосостояния (ФНБ), рассказал представитель министерства. ННК принадлежит бывшему президенту «Роснефти», соратнику Игоря Сечина Эдуарду Худайнатову. Деньги нужны на Пайяхскую группу месторождений на Таймыре.

Одобрило ли Минэкономразвития проект в целом, представитель министерства не сказал. Замминистра экономразвития Николай Подгузов сообщил, что министерство, отметив стратегическую значимость проекта, предложило доработать его с учетом выявленных рисков, в том числе нормативного характера (см. врез). Перспективы ННК получить деньги ФНБ он обсуждать отказался.

Оценить проект

а) коммерческая эффективность; б) кредитная устойчивость инициатора; в) социально-экономический эффект; г) эффективность использования средств ФНБ; д) риски и финансово-экономические и бюджетные последствия. (Из постановления № 991)

Сам же Худайнатов заверил «Ведомости»: «Хотя окончательного решения еще нет, Минфин, Минэнерго и Минэкономразвития в целом поддерживают проект». Компания продолжает работать с правительством над вопросом финансирования проекта из ФНБ, заключает Худайнатов.

Минэкономразвития сейчас требует доработать документацию проекта – привести ее в соответствие с нормативными требованиями Минфина и Минэкономразвития (по постановлению № 991), поясняет человек, близкий к ННК, доработка займет два-три месяца.

Жесткого отказа ННК и правда не получила, но говорить, что проект точно получит деньги, рано, осторожен чиновник, участвующий в обсуждении заявки. Представитель Минэнерго подтвердил, что министерство получило заключение. «Будем помогать компании», – обещает человек, близкий к Минэнерго, но как, не говорит.

Проект даже нравится чиновникам Минфина, утверждает участник министерских совещаний по проекту. Представитель Минфина не ответил на запрос.

Подгузов объяснил, что ННК предстоит доработать: в частности, ННК запросила из ФНБ сумму, которая составляет около 60% стоимости проекта, – а по правилам доля ФНБ не может превышать 40%.

На полное развитие проекта потребуется свыше 500 млрд руб., а из ФНБ – всего порядка 100 млрд руб., возражает сотрудник ННК, сейчас сумма заявки укладывается в лимит Минэкономразвития. Сначала ННК запросила больше 100 млрд руб., но сейчас сумма скорректирована, она намного ниже лимита, объясняет один из чиновников. Те же проблемы были у «Роснефти» – компания переделывала заявку.

Человек, близкий к ННК, утверждает: деньги из ФНБ нужны на начало освоения месторождения, до первой нефти, потом будут другие источники: «Интерес инвесторов растет все больше – разных инвесторов, в том числе азиатских». Можно получить и предоплату за нефть, считает федеральный чиновник: начать добычу ННК собирается в 2017 г., а к 2019 г. довести ее до 10 млн т в год.

Директор Small Letters Виталий Крюков оценивает инвестиции в проект так же, как человек, близкий к ННК, – в 500–700 млрд руб. Крюков напоминает, что у ННК сложности с обслуживанием долга, она ведет переговоры о реструктуризации. Азиатские инвесторы интересуются подобными проектами, но даже о Ванкорском проекте до сих пор не договорились, констатирует он.

Минэкономразвития в заключении также указывает на риски проекта: при цене ниже $60 за баррель он теряет эффективность, рассказывает один из чиновников, правда, те же риски есть у всех проектов отрасли. «Общий вопрос – надо ли давать деньги из суверенного фонда на нефтяные проекты: у нас сейчас бюджет зависит от цены на нефть, а будет зависеть еще и ФНБ», – предупреждает Крюков.

Худайнатов надеется, что государство выделит средства: «У проекта государственная значимость, он даст толчок развитию нового нефтегазоносного региона, всей Таймырской провинции, развитию инфраструктуры региона». Предполагаемый эффект для государства составит триллионы рублей – и это только от самого проекта, от налогов и пошлин, уверяет человек, близкий к ННК.