Статья опубликована в № 3889 от 06.08.2015 под заголовком: LetterOne идет в Мексику

L1 Energy Михаила Фридмана собирается вкладывать в Мексику

Ответственным за это направление назначен топ-менеджер Schlumberger

Компания L1 Energy, входящая в группу LetterOne (принадлежит Михаилу Фридману и его партнерам), собирается вкладывать в проекты в Мексике. «Мы намерены инвестировать в Мексику в долгосрочном периоде, так как энергоиндустрия этой страны входит в новый важный период», – сказал исполнительный президент L1 Energy лорд Джон Браун.

В среду L1 Energy сообщила, что президентом компании по региону Мексика и Южная Америка назначен Хуан Мануэль Дельгадо. Он будет отвечать за развитие бизнеса и будущую деятельность в Мексике и близлежащих регионах. До этого он был председателем и исполнительным директором Schlumberger по региону Мексика и Центральная Америка.

LetterOne была создана акционерами «Альфы» в июне 2013 г. после продажи «Роснефти» доли в ТНК-BP за $13,86 млрд. L1 Energy создана в структуре LetterOne специально для инвестиций в ТЭКе.

Первое приобретение компания совершила в марте 2015 г., купив у германской RWE нефтегазовый бизнес RWE Dea (компания переименована в DEA Deutsche Erdoel). Сумма сделки составила 5,1 млрд евро. Компания ведет деятельность в 17 странах, основные активы – в Норвегии, Германии, Египте и Великобритании.

Против сделки выступила Великобритания. В апреле министр энергетики страны уведомил Dea UK (управляет британскими активами) и LetterOne, что отзовет лицензии на разработку месторождений в Северном море, если компания не будет продана другому владельцу в течение шести месяцев. Представитель L1 Energy не ответил на запрос.

В мае L1 сообщила о продаже части бизнеса Dea в Египте своему партнеру по проекту – британской BP. Близкий к LetterOne источник говорил ранее, что продажа позволит сэкономить на инвестициях и направить деньги на новые покупки. У акционеров фонда много идей, отмечал он.

В конце 2013 г. Мексика после 75 лет монополии государства на недра открыла их для частных инвесторов. По данным ВР, запасы нефти в Мексике составляют 1,5 млрд т, газа – 0,3 трлн куб. м.

В июле правительство Мексики провело первый аукцион, на котором были выставлены нефтяные блоки в Мексиканском заливе. Но его результаты не оправдались. По данным Financial Times, правительство рассчитывало продать как минимум треть блоков, а проданы были только 2 из 14. Вместо ожидавшихся 25 компаний в аукционе приняли участие лишь девять, сообщал Bloomberg.

Среди российских компаний интерес к мексиканским проектам проявляет и «Лукойл». Но в первом тендере он решил не участвовать. Специалисты посчитали эти проекты наименее перспективными, объяснял президент компании Вагит Алекперов: «Незначительные запасы, в том числе на шельфе, – это достаточно сложная экономика». «Мы надеемся, что во втором и третьем турах [тендера], которые пройдут, компания будет активно принимать участие, принимать в тех проектах, которые посчитает для себя экономически эффективными», – говорил он (цитата по «Интерфаксу»).

Мексика обладает огромными неиспользуемыми запасами углеводородов, имеет выгодное географическое положение, что делает проекты страны привлекательными для компаний, говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Однако многое будет зависеть от условий контрактов, которые предложат власти. «Это касается и Ирана. Между этими странами может быть конкуренция за инвесторов», – сказал он. Ожидается, что осенью с Ирана будут сняты санкции. После этого страна готова наращивать добычу, в том числе за счет иностранных инвестиций.