Статья опубликована в № 3895 от 14.08.2015 под заголовком: Разлитое топливо осталось без хозяина

Мэрия заявляет о вине «Транснефти» в разливе на Москве-реке

Компания это отрицает и выдвигает версию о попадании топлива из дождевого коллектора

Виновником утечки нефтепродуктов в Москву-реку, из-за чего в среду произошел пожар, по предварительной информации, стала компания «Мостранснефтепродукт» (структура «Транснефти»), заявил в четверг заместитель мэра Москвы по вопросам ЖКХ Петр Бирюков, передал «Интерфакс».

«Транснефть» удивлена этим заявлением, сообщила в ответ компания. Ее представитель сказал ТАСС, что сотрудники «Транснефти» с вечера среды не видели ни одного представителя мэрии на месте возгорания у коллектора «Мосводостока» и рядом с магистральным нефтепродуктопроводом «Транснефти». «Откуда они берут эту информацию?» – удивлялся он.

У «Транснефти» есть своя версия. По ее мнению, нефтепродукты могли попасть в реку из дождевого коллектора «Мосводостока». В коллектор топливо могло попасть с территории Московского НПЗ (принадлежит «Газпром нефти»), где оно долгие годы копилось в подземных нефтяных линзах. Обильные дожди начала лета могли размыть линзы, и вместе с водой топливо стекло в коллектор.

«Такие заявления [«Транснефти»] несостоятельны, – ответил Бирюков. – Участок, где было возгорание, на 200 с лишним метров выше по течению, нежели тот коллектор, который идет с МНПЗ» (цитата по «Интерфаксу»). По его словам, сразу после аварии и пожара специалисты департамента топливно-энергетического хозяйства и главного управления МЧС по Москве осмотрели насосоперекачивающую станцию и обратили внимание на то, что на двух из шести ниток, перекачивающих бензин, давление ниже нормы. «Сразу было видно, в чем причина. Видимо, где-то произошла разгерметизация трубопровода», – отметил он. «Транснефть» падение давления в трубопроводе опровергает.

Ущерб экологии от пожара оценивается в 30 млн руб., сообщил Бирюков. Правительство Москвы уже обратилось в прокуратуру с просьбой наказать виновных в утечке.

Что произошло

Пожар на Москве-реке произошел вечером в среду в районе Марьино. Горело 100 погонных метров травы на левом берегу Москвы-реки, а также пятно горюче-смазочных материалов на воде площадью 4 кв. м. Столб густого черного дыма превышал 200 м. По данным МЧС, топливо загорелось из-за неосторожного обращения с огнем: «Источником возгорания могли послужить пламя от спички, зажигалки, костра (мангала) или искры от пламени костра либо углей в мангале». Пожар был потушен в течение 20 минут, пострадали три человека.

Росприроднадзор пока разрабатывает только одну версию пожара на Москве-реке – разгерметизацию трубопровода, проходящего по дну реки, сообщил «Интерфаксу» и. о. главы Росприроднадзора Амирхан Амирханов. Если эта версия не подтвердится, то будут разрабатываться другие версии аварии, добавил он.

«Транснефть» в среду приостановила прокачку по трем ниткам нефтепродуктопровода. В четверг была восстановлена прокачка авиакеросина и дизтоплива, возобновить прокачку бензина планируется в пятницу. «Выпуск нефтепродуктов производится в соответствии с производственным планом», – сказано в сообщении Московского НПЗ. Завод снабжает Московский регион топливом с помощью альтернативных путей доставки. После возобновления работы нефтепродуктопровода «Транснефти» в ближайшее время будут возобновлены поставки по штатной схеме.

Приостановка прокачки топлива не повлияла на ситуацию на рынке региона, отмечает директор по развитию бизнеса агентства «Аналитика товарных рынков» Михаил Турукалов. По его мнению, гореть могли светлые нефтепродукты, которые значительно легче воды и за счет этого всплыли на поверхность.

«У нас нет четких подтверждений, чей это разлив. Единственное, что мы можем сказать, – что ситуация неоднозначная. Говорить, что это точно «Транснефть», нельзя», – сказал «Ведомостям» руководитель энергетического отдела Greenpeace Владимир Чупров. По его мнению, найти виновного будет крайне сложно: «Гарантировать, что виновный будет найден, нельзя. Может, его просто назначат. Или просто не найдут». До сих пор не назван виновный в выбросе серы в Москве осенью 2014 г. «Государственные надзорные органы просто недорабатывают», – считает Чупров. Кроме того, сегодня законодательство по компенсации ущерба выстроено таким образом, что компании легко уходят от полной финансовой ответственности, отмечает он.

«Пример одной из таких схем: есть разлив в 100 т нефти, попавшей в реку, ущерб оценивается в 100 млн руб., – рассказывает Чупров. – Компания начинает убирать нефть и заявляет, что затратила на уборку 90 млн руб. При этом убрано дай бог 20 т нефти. Все остальное – порядка 80 т – уже ушло вниз по течению, загрязняя берега и воду. Государство говорит: о’кей, с вас 10 млн руб. Так 100 млн руб. превращаются в 10 млн денежной компенсации». По данным Минприроды, количество разливов нефти в России в 2014 г. выросло на 3,4% до 1780 случаев, ущерб водным объектам составил 5 млрд руб. Рекордный штраф – $54 млрд – заплатит ВР за крупнейший в США разлив нефти в Мексиканском заливе.