Нефтегазовые госкомпании могут сократить дивиденды

Таким образом правительство готово компенсировать им повышение налоговой нагрузки
Нефтяники предупреждают о возможном сокращении инвестиций /Максим Слуцкий

Дефицит не основание для изъятия денег у нефтегазовой отрасли, заявил в субботу в Сочи президент «Роснефти» Игорь Сечин: повышение налогов приведет к сокращению добычи и инвестпрограмм. О подобных рисках предупреждают и частные компании.

Но по словам министра финансов Антона Силуанова, принципиально решение принято: «Сечин сказал, что несправедливо изымать прибыль через налоги для пополнения бюджета, я сказал, что это справедливо, – на том все и разошлись».

Идея Минфина обойдется нефтегазовой отрасли в 300 млрд руб. в 2016 г. Некоторые госкомпании в компенсацию потерь просят разрешить платить меньше дивидендов, рассказывают четыре федеральных чиновника. Решения будут индивидуальными в зависимости от потребностей и пожеланий компаний, говорят они. Главное – чтобы, собрав дополнительные налоги, государство не потеряло столько же после снижения дивидендов, предупреждает высокопоставленный чиновник. Компании понимают негативные последствия снижения дивидендов, утверждает чиновник Росимущества: это сильное падение стоимости акций.

Правительство требует, чтобы дивиденды госкомпаний составляли не менее 25% консолидированной чистой прибыли. Вице-премьер Аркадий Дворкович обещал сохранить эту норму, но заметил, что председатель правительства может внести корректировки – если специфика компании или ситуации потребует выплаты меньших дивидендов. Чиновник Минфина уверен, что изменение налогового режима не форс-мажорная ситуация, из-за которой надо пересматривать дивидендную политику.

Госкомпаниям удается добиваться корректировки. В августе правительство распорядилось, чтобы «Роснефтегаз» направил на дивиденды 16,4% прибыли за 2014 г.

В 2014 г. федеральный бюджет получил 220 млрд руб. дивидендов. На этот год были запланированы доходы в 198 млрд, но сейчас в Госдуму внесены поправки, увеличивающие дивиденды на 50 млрд (в том числе на 18,5 млрд от «Газпрома» и на 18,3 млрд от «Сахалин энерджи инвестмент компани лтд»).

Представитель «Газпрома» отрицает, что компания предлагала снижать норматив по дивидендам. Представители «Роснефти» и «Башнефти» не ответили на запросы «Ведомостей». «Газпром» отдает на дивиденды до 35% консолидированной чистой прибыли по РСБУ, «Роснефть» – не менее 25% по МСФО, столько же будет стремиться отдавать и ставшая государственной «Башнефть».

Сохранять 25%-ную планку нужно даже не столько для бюджета, сколько для инвесторов, замечает чиновник Росимущества: «Мы боролись за это, и это наше большое достижение». Партнер KPMG Антон Усов считает, что акционерам госкомпаний также хотелось бы получить отдачу от инвестиций сейчас – в виде дивидендов, а не надеяться на гипотетическую доходность будущих проектов. Инвесторы, конечно, предпочтут дивиденды, а вот госкомпании и государство предпочтут рост инвестиций, добычи и налогов, считает портфельный инвестор GL Financial Group Сергей Вахрамеев: когда «Газпром» платит дивиденды, он делится половиной с частниками.

Из двух вариантов – сокращать инвестиции или дивиденды – частная компания выберет второй, говорит топ-менеджер негосударственной нефтяной компании: «Если сейчас заплатим дивиденды и будем меньше инвестировать, будет падать добыча, может возникнуть дефицит нефти, упадут доходы компании и акционеры не увидят дивидендов в течение нескольких лет».

Что взять

Минфин предлагает не снижать пошлины на экспорт нефти в 2016 г., как предусматривал налоговый маневр (рост в течение трех лет НДПИ и снижение пошлин). Они останутся на уровне 42% вместо 36%, что принесет бюджету 200 млрд руб. Еще 100 млрд руб. предложено собрать с НДПИ на газ. Но эта мера коснется только «Газпрома», говорят чиновники: у него монополия на экспорт газа и только он выиграл от девальвации.

Пока другие нефтяные компании также грозятся снижать инвестиции в ответ на рост налоговой нагрузки. Об этом предупредил президент «Лукойла» Вагит Алекперов. Не исключает корректировки инвестпрограммы и гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков (его цитирует ТАСС). Представители «Роснефти» и «Башнефти» отказались комментировать возможное снижение инвестиций. Представитель «Газпрома» отказался от комментариев. Представитель «Сургутнефтегаза» не ответил на запрос.

Из-за роста налогов нефтяные компании будут терять $1,5 за баррель (4–10% EBITDA) в 2016 г., говорит старший аналитик Альфа-банка Александр Корнилов. В первую очередь будут сокращаться инвестиции в проекты, которые не имеют льготы по пошлине, пострадают проекты по поддержанию добычи на зрелых месторождениях. При цене $50 за баррель изъятие 200 млрд руб. увеличит налоговую нагрузку на нефтяную отрасль примерно на 580 руб. на тонну (20–30% от среднегодовой величины удельных капитальных вложений сектора), оценивал директор нефтегазового центра EY Денис Борисов.

Снижение инвестиций на 20% приведет к снижению добычи в 2016 г. на 7–10 млн т, предупредил министр энергетики Александр Новак (цитата по «Интерфаксу»). Прогноз добычи на 2015 г. – 531,6 млн т, т. е. падение может составить 1,4–1,9%. Налоговые изменения планируются только на 2016 г., успокаивает Силуанов. Если инициатива о более медленном понижении пошлин будет работать лишь в течение года, кардинального пересмотра инвестпрограмм не будет, считает Борисов. Но мера не решит проблему наполнения бюджета, а Минфин через полгода может снова поднять вопрос о повышении налогов, опасается Дюков. «Если это разовая акция [повышение налогов], то они, возможно, переживут снижение, если это будет трехлетний период, то это... может иметь более глубокие последствия», – предупредил Новак.

Падение ВВП в этом году оказалось меньше, чем прогнозировал Внешэкономбанк, из-за лучших показателей по инвестициям – и в основном в нефтяной отрасли, говорил на форуме в Сочи зампред ВЭБа Андрей Клепач. «От этих инвестиций для бюджета может ничего не измениться – деньги вкладываются в проекты с нулевыми льготами по НДПИ», – категоричен чиновник Минфина.

Силуанов называет угрозы нефтяников сократить инвестпрограммы шантажом: «Никто не говорит о сокращении операционных издержек» (цитата по «Интерфаксу»). Рост налогов может иметь и дисциплинирующий эффект, считает аналитик «Уралсиб кэпитал» Алексей Кокин: «У всех компаний есть что сокращать, те же административные расходы. Есть проекты, которые можно отменить, уменьшить их финансирование или растянуть во времени их реализацию».