Бизнес
Бесплатный
Алина Фадеева
Статья опубликована в № 3972 от 02.12.2015 под заголовком: LetterOne чиста перед Британией

LetterOne Михаила Фридмана выполнила требование Великобритании

Компания продала активы на британском шельфе Северного моря

Принадлежащая LetterOne (L1) DEA Deutsche Erdoel продала швейцарской химической Ineos свой британский нефтегазовый бизнес. «Сделка закрыта», – сообщила DEA. В результате Ineos получила более 30 лицензий на разработку газовых участков британского континентального шельфа. Сумму сделки компания не раскрыла. Reuters со ссылкой на источники писало, что L1 хотела получить $1,2 млрд, но покупатели предлагали не более $750 млн. Представители компаний не ответили на вопросы.

L1 получила месторождения на британском шельфе Северного моря в начале марта с покупкой нефтегазовой компании DEA у немецкой RWE за 5 млрд евро. При этом о цене в 5,1 млрд евро партнеры договорились за год до закрытия сделки и она почти не изменилась, хотя цены на нефть за это время упали в 2 раза.

Сделку одобрили все страны, в которых работает DEA, кроме Великобритании. Последняя опасалась, что L1 или ее владельцы могут подпасть под санкции и это поставит под угрозу добычу газа в Северном море. Решение по этому вопросу принималось на заседаниях Национального совета безопасности под председательством премьер-министра Дэвида Кэмерона, писала Financial Times (FT). Два раза L1 предлагала варианты, как обезопасить британские активы от возможных санкций, но Великобритания их не приняла. В конце концов правительство обязало DEA продать активы в течение полугода, а в случае несогласия грозило отозвать лицензии на добычу.

Швейцарская Ineos контролирует более 60 предприятий в области нефтехимии и производства нефтепродуктов в 16 странах. Компания заняла бы 4-е место в списке крупнейших британских производственных компаний после Royal Dutch Shell, BP и Unilever, если бы была публичной, сообщала в прошлом году FT. Кроме швейцарской компании на активы DEA претендовали два частных инвестиционных фонда – Siccar Point Energy (инвесторы – Blackstone и Blue Water Energy) и Chrysaor (Barclays и NGP Energy Capital Management), отмечала FT.

Вряд ли вырученные от сделки деньги L1 бросится перекладывать в другие нефтегазовые активы: у компании еще остались свободные деньги от продажи доли в ТНК-BP, говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Хотя при низких ценах на нефть для компаний было бы логично продолжить покупать новые активы, считает он. Риски все же довольно высоки: цены на нефть слишком волатильны и не ясно, когда они начнут расти, предупреждает портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев.

Вряд ли в условиях вынужденной продажи сделка была прибыльной для DEA, считает Полищук. Шельфовые участки сейчас разрабатывать слишком дорого. Но рядом Европа, которая стремится стать независимой от российского газа, указывает аналитик. Впрочем, потерю DEA восполнила еще в октябре, купив 100% E.On E&P Norge AS у немецкого концерна E.On. Так у фонда Фридмана появились доли в 43 лицензионных участках в Северном море, в том числе в уже запущенных месторождениях Skarv (28,1%, оператор – BP), Njord (30%, оператор – Statoil) и Hyme (17,5%, оператор – Norwegian Energy Company).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more