Статья опубликована в № 3978 от 10.12.2015 под заголовком: Иран не оправдал ожиданий

«Лукойл» разочарован предложенными Ираном условиями контрактов

Страна не хочет отказываться от сервисных контрактов, которые действовали до введения санкций
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Лукойл» разочарован условиями сервисных контрактов в Иране, сказал президент компании Вагит Алекперов: «Сервисные контракты нас немножко разочаровывают, но мы окончательного варианта еще не видели. Надеюсь, что в этих сервисных контрактах будут какие-то элементы концессии» (по «Интерфаксу»). Представитель «Лукойла» от комментариев отказался. Интерес к иранским проектам проявляют также «Роснефть» (не ответила на запрос «Ведомостей») и «Зарубежнефть» (ее представитель от комментариев отказался).

В конце ноября на конференции по новым нефтяным контрактам Тегеран предложил иностранным компаниям 52 новых газовых и нефтяных проекта стоимостью около $30 млрд. Тогда же были раскрыты предварительные условия контрактов, окончательные станут известны в марте. У иностранных инвесторов, выигравших тендер в Иране, появится обязательство выбрать иранского партнера, рассказывал министр нефти страны Бижан Намдар Зангене. В контрактах будут прописаны обязательства по локализации оборудования и трансферу технологий. До введения санкций в Иране работали компании по сервисному контракту. Возможны очень небольшие изменения в эти договоры, говорил ранее иранский министр.

Сервисные контракты действуют в Ираке. После начала добычи компании возмещают затраты за счет получаемой с проекта «компенсационной» нефти, а затем начинают получать прибыль за каждый добытый баррель. Из-за падения цен на нефть количество компенсационной нефти начало увеличиваться, и это не выгодно Ираку. С лета 2014 г. Brent подешевела в 2,7 раза до $40 за баррель. Власти Ирака попросили инвесторов снизить инвестиции в добычу. «Лукойл» перенес выход на полку добычи в 1,2 млн барр./сутки на «Западной Курне – 2» с 2017 на 2022 г.

Иран должен учесть неудачный опыт Ирака, говорил ранее вице-президент «Лукойла» Леонид Федун: «Ирак вынужден отдавать гигантское количество нефти, они [иранская сторона] уже говорят, что, возможно, это будет какое-то разделение продукции, чтобы страховать себя не только от высокой цены на нефть, но и от низкой цены на нефть» (цитата по «Интерфаксу»). Условия в Ираке не устраивают и сами компании – доходность значительно ниже требуемых в компаниях показателей.

В 2014 г. Иран добывал 3,6 млн барр./сутки (данные ВР). «Лукойл» несколько лет работал в Иране – вместе с норвежской Statoil разрабатывал проект «Анаран» (запасы 2 млрд барр.). В 2005 г. по итогам бурения разведочной скважины открыто крупное нефтяное месторождение Азар. Дальнейшим работам помешали санкции: в 2010 г. «Лукойл» вышел из проекта и признал $63 млн убытка от обесценения инвестиций в Иране. Компания хочет вернуться после снятия санкций, говорил Алекперов. В сентябре он встречался с замминистра нефти Ирана Амиром Хоссейном Заманинией. Темой встречи было «сотрудничество по увеличению производительности нефтедобычи, восстановление старых и разведка новых месторождений нефти в Иране», сообщало агентство Shana.

ПАО «НК «Лукойл»

Нефтяная компания
Ооновные акционеры – менеджмент (34,29%), Lukoil Investments Cyprus Ltd. (16,18%). Капитализация – $29,4 млрд. Выручка(US GAAP, 9 месяцев 2015 г.) – $74,7 млрд, Прибыль – $74,7 млрд.

Общая позиция компаний сейчас выжидательная, так как никто еще не видел типового контракта, говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Компании хотят договор, который будет максимально приближен к условиям соглашения о разделе продукции (СРП). «Он позволяет просчитывать риски, денежные потоки и видеть бизнес при разных вариантах цен на нефть. И главное – обеспечит стабильность налогового режима», – добавляет он.

По концессионному соглашению компания, как правило, берет на определенный срок нефтегазоносный район для работ на нем, уплачивает государству концессионную плату, а добываемые углеводороды считаются ее собственностью, объясняет управляющий партнер юридической компании Art de Lex Дмитрий Магоня. То же самое и с СРП, только добытые углеводороды делятся на основе согласованной пропорции. Сервисные контракты предполагают, что компания оказывает услуги по геологоразведке, добыче за фиксированное вознаграждение, но нефть принадлежит государству, нефтяная компания – простой подрядчик, продолжает он. «При концессии и СРП маржинальность бизнеса выше, но и риски (или часть их) берет на себя нефтяная компания. При сервисном контракте рисков почти нет, но и маржинальность существенно ниже», – заключает юрист.

Читать ещё
Preloader more